ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого неловкого момента она сказала:

— Ты должен доесть.

— Я закончил.

— Не правда.

Она кивнула на тарелку.

— Доедай.

— Я не голоден.

— Я не спрашиваю, голоден ты или нет. И не думай, что я не смогу ткнуть тебя лицом в тарелку, если потребуется.

Небольшая пауза, а потом он… Господи… Он улыбнулся ей. Окруженные эспаньолкой уголки его губ поползли вверх, а глаза прищурились.

Дыхание Джейн застряло где-то в горле. Он был такой красивый, подумала она, в тусклом свете лампы, падающем на его твердую челюсть и блестящие черные волосы. Даже несмотря на то, что его длинные клыки все еще казались ей немного странными, он выглядел гораздо более… человеком. Доступным. Желанным…

О нет. Только не это. Нет.

Джейн проигнорировала факт своих заалевших щек.

— И не надо сверкать здесь своими зубами. Ты думаешь, я пошутила насчет еды?

— Нет, просто со мной никто и никогда так не разговаривал.

— Ну, а я разговариваю. У тебя с этим проблемы? Ты можешь отпустить меня. А теперь ешь или я буду кормить тебя как ребенка, и не думаю, что твое эго это переживет.

На его лице по-прежнему сверкала улыбка, он вернул тарелку на колени и начал медленно и сосредоточенно есть. Когда он закончил, она подошла и взяла стакан с водой, который он уже осушил.

Она прошла в ванную комнату, наполнила стакан и принесла ему.

— Пей еще.

Он выпил весь стакан. Когда он ставил его обратно на тумбочку, она наблюдала за его ртом. Ученый внутри нее был им очарован.

Через какое-то время он приподнял верхнюю губу, обнажив передние зубы. Его клыки блестели в свете лампы. Острые и белые.

— Они удлиняются, не так ли? — спросила она и приблизилась к нему. — Когда вы питаетесь, они становятся длиннее.

— Да, — он закрыл рот. — Или при всплеске агрессии.

— И они втягиваются, когда все проходит. Открой рот еще раз.

Когда он выполнил ее просьбу, и она прижала палец к твердому кончику одного из клыков, его тело дернулось.

— Извини.

Она нахмурилась и отдернула руку.

— Болят после интубации?

— Нет.

Его веки опустились, она решила, это потому что он устал…

Боже, — что это за запах? Она глубоко вдохнула и узнала сочетание запаха темных специй, какими пахло полотенце в ванной.

Первая же возникшая мысль была о сексе. Таком, когда забываешь о всех запретах. Который ты потом еще долго вспоминаешь.

Прекрати.

— Каждые восемь недель или около того, — сказал он.

— Извини? А, это, как часто ты…

— Питаюсь. Зависит от стресса. И уровня активности тоже.

Окей, это совершенно убило все мысли о сексе. Как в устрашающей серии Брэма Стокера70, она представила, как он отслеживает и охотится на людей, оставляет их лежать в переулках с изжеванными глотками.

Очевидно, ее отвращение было явным, потому что его голос стал жестким.

— Для нас это естественно. Не отвратительно.

— Вы убиваете их? Людей, на которых охотитесь? — она вся подобралась в ожидании ответа.

— Людей? Вампиров. Мы питаемся от своего противоположного пола. Нашей расы, не вашей. Так что обходится без убийств.

Ее брови взметнулись вверх.

— О.

— Так что все эти сказки о Дракуле — скука смертная.

В ее голове роилась куча вопросов.

— Каково это? Как это на вкус?

Его глаза сузились, взгляд опустился от лица к ее шее. Джейн быстро поднесла руку к горлу.

— Не волнуйся, — сказал он грубо. — Я уже поел. К тому же, человеческая кровь мне не подходит. Слишком слаба, чтобы представлять интерес.

Окей. Отлично. Хорошо.

Хотя, какого черта? Она была не достаточно хороша для него с точки зрения эволюции?

Ого, да она явно сходила с ума, а тема обсуждения еще больше этому способствовала.

— А, слушай… Я хочу проверить повязки. Проверю, можем ли мы снять их все уже сейчас.

— Пожалуйста.

Пациент откинулся на подушках, мускулы его рук перекатывались под гладкой кожей. Когда покрывало соскользнуло с его тела, она на секунду остановилась. Казалось, выздоравливая, он становился еще больше. Больше и… сексуальнее.

Ее ум пытался уклониться от того, куда ее могла привести эта мысль, и она сосредоточилась на медицинских вопросах, ухватившись за них, как за спасательный круг. Твердыми, профессиональными движениями, она полностью освободила его грудь от бинтов и отклеила лейкопластырь от марлевой повязки. Она подняла ее и покачала головой. Поразительно. На его коже сейчас остался лишь шрам, который был там и прежде, след от операции побледнел, и экстраполяция показала бы, что внутренние повреждения также отлично зажили.

— Это нормально? — спросила она, — Такой темп излечения?

— Для Братства — да.

О, Боже. Если бы она могла изучить, каким образом регенерируют его клетки, она бы разгадала секреты процесса старения в организме человека.

— Забудь об этом, — он сжал челюсти, перебрасывая ноги на край кровати. — Мы не позволим использовать себя в качестве лабораторных крыс для вашей расы. А теперь, если ты не возражаешь, я собираюсь принять душ и выкурить сигарету.

Она открыла рот, но он прервал ее.

— Мы не болеем раком, поэтому избавь меня от очередной лекции, окей?

— Вы не болеете раком? Как это…

— Позже. Мне нужна горячая вода и никотин.

Она нахмурилась.

— Я не хочу, чтобы при мне курили.

— Именно поэтому я собираюсь сделать это в ванной. Там есть вытяжка.

Когда он встал, простыня соскользнула с его тела, она быстро отвела взгляд. Не то чтобы голый мужчина был для нее чем-то новым, но почему-то ей казалось, что его случай был другим.

Нда, понятно. Он был шесть футов, шесть дюймов роста с чрезвычайно мускулистым телом.

Она направилась обратно к своему креслу и села, затем услышала какой-то беспорядочный шум, позже последовал глухой звук. Она посмотрела на пациента с тревогой. Он настолько нетвердо держался на ногах, что потерял равновесие и упал на стену.

— Нужна помощь? — Пожалуйста, скажи «нет». Пожалуйста, скажи…

— Нет.

Слава тебе, Господи.

Он взял зажигалку и что-то вроде самокрутки из тумбочки и, пошатываясь, пересек комнату. Она наблюдала за ним из своего угла, готовясь в любой момент оказать необходимую помощь.

И да, хорошо, возможно, она смотрела на него не только потому, что не желала, чтобы он рухнул лицом на ковер: его спина была великолепна, твердые мускулы обтягивали плечи, красивыми лучами расходясь от позвоночника. И его задница была…

Джейн прикрыла глаза и не убирала руку, пока за ним не закрылась дверь. Много лет проработав в медицине и хирургии, она четко следовала части клятвы Гиппократа: «Не Соблазни Пациента Своего».

Особенно, если речь шла о похитившем тебя пациенте. Боже. Неужели это действительно происходит с ней?

Через несколько минут из туалета раздался журчащий звук воды, но она не слышала, чтобы включился душ. Наверное, сначала он решил покурить.

Дверь открылась и, пошатываясь, пациент вышел; он не мог поймать равновесие, будто находился в эпицентре шторма. Он схватился за дверной косяк рукой в перчатке, плечи напряглись.

— Черт… Меня тошнит.

Джейн включила режим «врач» и бросилась к нему, отбросив в сторону тот факт, что он был обнажен и вдвое крупнее ее, и что несколько минут назад она пожирала его задницу глазами так, будто ее выставили на распродажу. Она обхватила его рукой вокруг твердой талии и крепко прижалась к его телу. Он опирался на нее, его вес был огромен, от полученной нагрузки она едва не свалилась на кровать.

Когда он с проклятием растянулся на кровати, она потянулась через него за простыней, попутно заметив шрам у него между ног. Он мог исцеляться без следов, тогда почему этот шрам остался на его теле?

Он резко выдернул покрывало у нее из рук, обернув его вокруг себя черным облаком. Затем закрыл глаза руками так, что она могла видеть лишь его эспаньолку и подбородок.

вернуться

70

Брэм Стокер — ирландский писатель. Автор романа «Дракула».

38
{"b":"140439","o":1}