ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы эльфы! – известил меня Мармиэль, насмешливо улыбаясь.

– А я – человек! – тихо сказал я, поднимаясь.

Побеги отлетели прочь, не в силах удержать мое тело. Улыбка Мармиэля сразу потускнела. Он в шоке смотрел на меня.

– А сейчас будет единственный в своем роде аттракцион, – объявил я, закатывая рукав на правой руке. – Один раз, и только у нас! Эльф, бегающий не только по стенам, но и по потолку. Но далеко не убежит. Я тебя сейчас, хмырь ушастый, научу родину любить!

– Как ты это сделал? – побледнел Мармиэль, пятясь от меня к стене своего жилища.

– В число моих талантов входит не только это, – зловеще оповестил я эльфа, – и ты в этом сейчас убедишься.

– Влад! Остановись! – повис у меня на руке Семен. – Это наш единственный шанс вернуться домой.

«А ведь Сема в чем-то прав», – мелькнуло у меня в голове, заставив сдержать мой коронный хук справа.

– Тогда пусть разговаривает со мной нормально! – буркнул я, остывая.

– Будет! – пообещал Семен.

Мармиэль подошел к моему креслу и стал недоверчиво рассматривать отростки, которые не оправдали его ожиданий.

– Это невозможно! – выпрямился он. – Ты их просто порвал!

– Когда я зол, то на многое способен, – мило улыбнулся я в ответ.

Я не обманывал этого ушастого. Когда я начинаю злиться, то сам не могу понять, откуда что берется. Однажды я зашвырнул в кабинку туалета трех парней из вневедомственной охраны офиса, когда те начали откровенно мне хамить. Ах да, я забыл сказать, что кабинка была рассчитана на одного человека. Стены оказались крепкими, и дверь, что удивительно, тоже. Когда кабинку открыли, то глазам сердобольных предстало унылое зрелище. С тех пор я пользовался у охраны очень большим уважением и предупредительностью.

Пожалуй, и в глазах этого Мармиэля появилось что-то похожее на уважение и интерес.

– Ну раз уж ты здесь, то можно сделать исключение из правил, – решил сам для себя этот тип, – но все же не пойму, почему ты не хочешь жить среди своих сородичей?

Сородичей? Он что, издевается? Все мои сородичи остались там, откуда мы с Семой сюда свалились. Ну как ему это объяснить, да и поймет ли он? Мне, честно говоря, совсем не улыбалось остаться одному в незнакомом для меня мире.

– Понимаешь, – начал я, тщательно подбирая слова, – у нас там нет не только магии, но и эльфов…

– Этого не может быть! – категорически прервал меня Мармиэль. – Мы – самая приспособленная к жизни раса. Везде, где существует жизнь, есть эльфы.

Мармиэль многозначительно посмотрел на Сему, показывая мне, как я был неправ, давая заведомо ложную информацию.

– Но там Семен ничем от людей не отличался! – снова начал заводиться я.

Семен успокаивающе положил мне руку на плечо и кивнул Мармиэлю, подтверждая мои слова.

– Хорошо, пусть будет так, – решил Мармиэль, хотя недоверие в его глазах не растаяло. – Продолжай!

– Он мой друг, – проинформировал я эльфа. – И единственный человек, которого я тут знаю и которому я доверяю.

– Не человек, а эльф, – педантично поправил меня Мармиэль.

– Да кем бы он ни был! Я не хотел бы с ним разлучаться.

– И я не хотел бы, – подал голос Семен, – по тем же причинам.

– Нет дружбы крепче, чем дружба эльфа! – высокопарно изрек Мармиэль. – Эти чувства делают тебе честь, Семьен. Я возьму на себя смелость порекомендовать Совету разрешить этому человеку, в качестве большого исключения, провести некоторое время тут.

– Время, необходимое для получения ответа, – уточнил Семен.

– Ну да, – кивнул Мармиэль.

– Это, кстати, сколько может занять примерно? – поинтересовался я.

– Я думаю, что не очень много, – небрежно ответил Мармиэль, – лет сто – сто пятьдесят.

– Сколько?! – Я ошеломленно плюхнулся в кресло.

– Я уже не раз замечал, что со слухом у людей есть проблемы, – сухо заметил Мармиэль.

– Нет, ушастый, я тебе сейчас точно дам в ухо, – огрызнулся я, – тогда и у тебя возникнут те же проблемы со слухом.

– Влад, успокойся! – потребовал Семен и, уже обращаясь к Мармиэлю, добавил: – Мой товарищ хочет сказать, что это слишком большой отрезок времени.

– Ну да, – согласился эльф. – А что вы хотите? Я как маг могу уже сейчас обозначить несколько проблем, с которыми нам придется столкнуться. Их же надо всесторонне рассмотреть, обосновать. А поиск вашего мира? Расчет его координат? Да и метод переброски тоже требует тщательнейшего определения.

– Но я же столько не проживу! – взвыл я.

– Это уже твои проблемы, – хладнокровно парировал этот тип. – А если будешь таким невежливым и дальше, то проживешь еще меньше.

Семен вцепился мне в плечо, давая понять, что сейчас не место и не время сокращать поголовье эльфов в данном, отдельно взятом регионе.

– А на сокращение сроков можно надеяться? – жалобно спросил он.

Мармиэль в задумчивости почесал макушку.

– Можно, – наконец разрешил он. – Но гарантировать я вам ничего не могу.

Глава 7

Пока Мармиэль находился в тягостном недоумении, как это простой смертный умудрился порвать его магические путы, я сам раздумывал над нашей нелегкой долей.

Перспектива проторчать в этом эльфятнике всю оставшуюся жизнь меня, честно говоря, не вдохновляла. Спору нет, возможно, мне тут будет спокойно и даже безопасно. Опять же комфорт тут предпочтительнее, чем в необорудованном элементарными удобствами лесу. Но какое-то чувство неудовлетворенности поселилось внутри меня. Хотелось все же посмотреть на окружающий нас иной мир, раз уж выпала такая возможность. Эти соображения я и изложил Семе.

Вообще-то определенные опасения относительно друга у меня были. Обэльфяченный Семен мог просто проникнуться пагубной философией этого народа, состоящей в том, что сто – сто пятьдесят лет – это пустяки, дело житейское. Не спорю, может, для них это и пустяки, при их-то бессмертии. А для меня? Семен мог не захотеть покидать гостеприимный для него лес и обиталище эльфов.

Сема меня приятно разочаровал. Его деятельная натура встала на мою сторону в этом вопросе, и мы вместе уломали новоприобретенную эльфийскую суть.

Мармиэль удивленно воззрился на нас:

– Отправиться во внешний мир? Насколько я понял, у вас, в том мире, не вспарывают животы мечами и не стреляют из лука в людей. Об элементарной магии у вас тоже понятия не имеют. Каким образом вы предполагаете выжить?

– Пусть магии у нас и не имеется, – задумчиво ответил я, – да и мечами со стрелами не особо балуются, но у нас тоже – не сахар. Знаешь ли ты, мой остроухий друг, что такое автомат Калашникова в режиме очередей? А пистолет Стечкина в ближнем бою не даст ни единого шанса даже мастеру владения мечом, если этот мастер находится на расстоянии, превышающем длину этого самого меча. Да и об отряде воинов можно будет не беспокоиться, если они в плотном строю. Пары осколочных гранат вполне хватит для того, чтобы обратить отряд воинов в отряд трупов. Так что не стоит нас пугать суровостью внешнего мира. Вот если вы дадите нам оружие и возможность потренироваться во владении им, мы будем вам очень благодарны.

Мармиэль, выслушав мою тираду, вопросительно посмотрел на Семена. Тот, хоть и не очень уверенно, кивнул.

– Но первым делом, – поспешил я закрепить успех, – было бы очень неплохо поставить нас на довольствие. Шутка ли сказать, со вчерашнего обеда ни крошки во рту не было. Это ж какое нарушение баланса калорий!

«Баланс калорий» надежно вогнал Мармиэля в ступор. Ясно же, что они, село темное, понятия о таких вещах не имеют. Эльф уставился на меня и, шевеля губами, переваривал новые для него слова. Семен укоризненно (в который раз уже?) взглянул на меня. Да, сам понимаю, что переборщил.

– Эй! – помахал я ладонью перед лицом заклинившего эльфа. – Кушать нам тут дадут? Или вы все поститесь?

По глазам Мармиэля было видно, как сознание медленно возвращается из заоблачных высот в его остроухую голову.

– Нет, – изрек он даже с некоторым восхищением, – таких наглых людей мне встречать еще не приходилось! Даже людские предводители обращаются ко мне с подобающим уважением и вежливостью. С какой стати ты решил, что мы будем вам помогать? Мы что-то вам должны? Ну ладно Семьен – наш брат, а мы ценим каждого из нас, даже и не из нашего клана. Но при чем здесь ты? Какая нам будет польза от такого нахального смертного?

8
{"b":"140445","o":1}