ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жена проклятого князя
Мой Охотник
Привычки лидера. Самые важные навыки за несколько минут в день
Как быть несчастным: 40 стратегий, которые вы уже используете
Черная кошка для генерала
Приём «Эффективное прощение»
Летос
Маленькая книга о черных дырах
Лето на десерт и не только

Натали расхохоталась и поняла, что в самом деле немного успокоилась.

– По-моему, с этой стороны нам обоим ничто не грозит… Почему ты сам десять лет тушил пожары?

– А, ты навела обо мне справки! – Он медленно коснулся пальцами ее волос и отметил, какие они мягкие и шелковистые…

– Совершенно верно. – Она покосилась на него. – Ну так что?

– Значит, мы с тобой квиты. Я – дымоглотатель в третьем поколении. Семейная традиция.

– Угу… – Что-что, а семейные традиции она понимала. – Но ты все бросил.

– Нет, просто переключился. А это совсем другое дело.

Натали тоже так думала, но вряд ли он ответил искренне.

– Зачем ты держишь у себя на столе кукольную голову? – спросила она, не сводя с него взгляда. – Тот еще сувенир!

– Это сувенир с моего последнего пожара. С последнего пожара, который я тушил. – Рай помрачнел. Он до сих пор помнил жар, удушливый дым и крики. – Я вынес девочку из дома. Поджигатель запер жену и ребенка в спальне, пришлось выбивать дверь… По-моему, он решил убить жену и дочку из принципа: ах, не хочешь жить со мной, так не будешь жить и без меня. У него был пистолет. Незаряженный, правда, но жена, скорее всего, этого не знала.

– Ужасно!

Натали представила себя на месте жертвы. Могла бы она рискнуть? Да, пожалуй, могла. Лучше уж получить пулю и умереть быстро, чем задыхаться в дыму и гореть в огне!

– Ведь они его самые близкие люди…

– Не все спокойно реагируют на развод. – Рай пожал плечами. Его собственный развод прошел безболезненно, почти разочаровав его. – Потом выяснилось, что он тоже был в спальне, пока пожар еще не разгорелся. Потом под дверь начал проникать дым. Дом был каркасный, старый. Загорелся, как спичка. Мать прикрыла собой ребенка… Я не мог вынести их обеих сразу, поэтому взял девочку.

Глаза у него потемнели; они как будто смотрели на что-то, видное только ему.

– Я сразу понял, что мать уже не спасти… Хотя медики, возможно… Я спускался по лестнице с девочкой, когда провалился пол.

– Ты спас ребенка, – негромко заметила Натали.

– Ребенка спасла мать. – Он никогда не забудет этого, никогда не сможет забыть самоотверженности матери в самой безнадежной ситуации… – А поджигатель, сукин сын, выпрыгнул из окна второго этажа. Ну да, он обгорел, наглотался дыма и сломал ногу. И все-таки остался жив!

Натали поняла: ему не все равно. Просто раньше она в нем ничего подобного не замечала. Точнее, не хотела замечать. Его рассказ все изменил. Изменил ее отношение к нему.

– Значит, ты решил бороться с поджигателями, а не с пожарами?

– Более-менее… – Он едва начал говорить, как протяжно завыла сирена тревоги, и Рай резко вскинул голову, как волк, почуявший добычу.

Депо тут же ожило: послышался топот бегущих ног, кто-то отдавал приказы.

– Пошли отсюда! – крикнул Рай. – Нечего болтаться у них под ногами!

Он распахнул дверцу, легко подхватил Натали и вместе с ней спрыгнул на землю.

– Химический завод! – крикнул один из пожарных, на бегу застегивая на себе защитную куртку.

Натали показалось, что прошло всего несколько секунд, а пожарные расчеты уже выезжали из высоких арочных ворот.

– Как быстро, – сказала она, прижав руку к груди, чтобы унять сердцебиение. В ушах еще звенел сигнал тревоги. – Как они быстро собрались!

– Ага.

– Потрясающе! – Она прижала руку к бешено бьющемуся сердцу. – Я и не знала… Ты скучаешь по прежней службе? – Она подняла голову, посмотрела на него – и остолбенела.

Он по-прежнему крепко прижимал ее к себе; его темные глаза пытливо смотрели на нее.

– Да… иногда.

– Что ж… мне пора.

– Да… Тебе пора.

Он не выпустил ее, а наоборот, крепче прижал к себе. Может быть, в нем сработал условный рефлекс, а может быть, кровь ударила ему в голову от ее пьянящего, дурманящего аромата. Ему непреодолимо хотелось поцеловать ее – всего один раз! – и убедиться, что на вкус она так же хороша, как и на вид.

– Ты сошел с ума, – с трудом выговорила Натали. Она прекрасно понимала, что сейчас будет, и не находила в себе сил противиться. – Так нельзя…

– О чем ты? – едва ли не с насмешкой спросил он.

И прильнул губами к ее губам.

Натали не отстранилась, но вначале не ответила ему. Ей показалось, что ее парализовало, что она оглохла, онемела и ослепла. Потом вдруг все чувства вернулись, захлестнули ее с головой. Губы у него оказались твердыми, сильными, как и руки, как и он весь.

Прижимаясь к нему всем телом, Натали ужасалась и радовалась одновременно. Впервые за долгие годы она почувствовала себя женщиной. В глубине ее естества проснулись желания, о существовании которых она и не догадывалась. Она обвила его шею руками; портфель с глухим стуком упал на пол.

Рай совершенно забыл о том, что хотел лишь попробовать ее на вкус. Поцеловав Натали однажды, любой нормальный мужчина ощутит ненасытный голод. Ему захочется дойти до самого конца. Какая она податливая и вместе с тем сильная! Ее сладость манит и мучает…

Им в спину ударил порыв ветра из открытых дверей, и обоих обдало жаром. Их окружили обычные уличные шумы: крики, гудки клаксонов, шелест шин. Рай едва расслышал тихий стон, сорвавшийся с ее губ.

Он чуть отстранился, чтобы видеть ее лицо, разглядел свое отражение в ее затуманившихся зеленых глазах – и снова жадно прильнул к ее рту.

Нет, одного раза явно недостаточно!

Натали не могла дышать. Да ей больше и не хотелось дышать. Его губы словно разговаривали с ней на незнакомом, но очень красивом языке. Впервые в жизни она целиком отдалась на волю чувств…

Он снова отпрянул, ошеломленный собственной слабостью. Ей удалось сломить его волю! Сознание поражения и бесило, и подхлестывало его. Натали стояла на месте и удивленно смотрела на него.

– Извини, – буркнул Рай, засовывая руки в карманы.

– «Извини»? – Натали пришла в себя и глубоко вздохнула. Интересно, отчего у нее так кружится голова? – «Извини»?!

– Ну да, извини. – Рай сам не знал, на кого злится больше, на нее или на себя самого. Черт побери, у него подгибаются колени! – Совсем из ряда вон…

– Вот именно – из ряда вон.

Натали отбросила со лба прядь волос; она чувствовала, что пылает от ярости. Рай грубо взломал ее систему защиты, лишил ее самообладания – и ему еще хватает наглости извиняться? Она гордо вскинула подбородок, расправила плечи.

– В умении подобрать нужное слово вам не откажешь, инспектор! Вы лапаете всех подозреваемых?

Он прищурился; в его глазах загорелись огоньки.

– Ты ведь не сопротивлялась… и раньше такого со мной не было. Ты первая!

– Как мне крупно повезло! – Поняв, что вот-вот расплачется, и злясь на себя за слабость, Натали схватила портфель. – Что ж, полагаю, наша встреча окончена.

– Погоди! – Райан решил, что действовать нужно по справедливости. Видя, что она решительно направляется к выходу, он выругался и бросился за ней. – Я сказал, погоди! – Он рывком развернул ее лицом к себе.

Натали стиснула зубы и прошипела:

– Наверное, мне положено влепить тебе пощечину, но я не люблю действовать банально… хотя очень хочется!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

11
{"b":"140450","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книжный вор
21 урок для XXI века
1000 поговорок и пословиц про всё на свете
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Джон Грей (обзор)
Ешь что дают?
Я это совсем не продумала! Как перестать беспокоиться и начать наслаждаться взрослой жизнью
Стихия запретных желаний
Королева объявляет отбор
Психолог в кармане, или 101 практика на все случаи жизни