ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты рано закончил.

Кэтлин наконец сумела заговорить с ним, после того как он освободил ее, прижав ребенка к плечу.

— Я на связи. Поступила женщина, у которой схватки начались на три месяца раньше. Если они не смогут остановить их, я должен буду присутствовать при родах. Я решил взять перерыв, чтобы получить возможность увидеть моих девочек.

Она почувствовала острую боль при мысли, что не будет спать с ним этой ночью, и даже небольшую ревность, что это Ризу он так любовно обнимает на своем широком плече. Ладно, он ведь с самого начала однозначно дал понять, что ему нужна именно Риза. Почему она должна ревновать? Разве она ждет, чтобы Дерек требовал от нее большего, чем она готова дать?

Возможно, она просто хотела, чтобы он требовал от нее то, что, она знала, могла ему дать.

— Во сколько ты заканчиваешь работу? — спросил он, бросив взгляд на часы.

Кэтлин посмотрела на Сару. Они даже не говорили о  графике работы. Все это больше походило на визит к подруге, чем на работу.

— Идите, — улыбаясь, сказала Сара. —  Ты слишком много времени провела сегодня на ногах, да и дети помогут мне здесь. Приходи утром к девяти. Подожди, сейчас принесу ключ.

Сара принесла запасной ключ от кассового аппарата, и Кэтлин положила его в сумочку.

Дерек забрал одеяло и пакет с пеленками из детского манежа и плотно завернул Ризу. Как только девочке закрыли лицо, она явно начала волноваться, и он хмыкнул.

— Мы должны идти, — сказал он Саре, сопровождая Кэтлин к двери. — Закрытое лицо приводит малышку в ярость.

Он быстро донес ребенка до автомобиля и устроил на место; Риза успокоилась, как только он откинул одеяло с лица. Тогда Дерек повернулся к Кэтлин и наклонился, чтобы поцеловать ее.

— Будь осторожна по дороге домой, — сказал он, затем снова поцеловал ее. — Я привезу все для ужина. Какая еда тебе нравится? Китайская? Мексиканская?

Она никогда не ела китайскую еду, но любила тако[1].

— Может, мексиканскую?

Он выпрямился.

— Я куплю все продукты и приеду прямо домой.

Потом закрыл дверь и пошел к внедорожнику, не оглядываясь.

Заводя машину, Кэтлин облизнула губы, смакуя вкус его поцелуя. Она ощущала непривычное стеснение внутри, грудь болела. Потом поглядела на Ризу.

— Разве ты не хочешь есть?

Крошечный кулачок рывками махал назад и вперед, потому что малышка пыталась поймать его ртом. Риза была абсолютно равнодушна к волнению своей матери.

Дерек приехал меньше чем через полчаса после них, но едва они приступили к пряной пище, как запищал его пейджер. Без колебания он подошел к телефону и позвонил в больницу.

— Хорошо. Я уже в пути.

Он только остановился, чтобы схватить куртку на выходе.

— Не жди меня, — бросил он через плечо; потом дверь захлопнулась. Кэтлин осталась сидеть за столом с жареными бобами, ставшими внезапно безвкусным комком во рту.

Медленно тянулись часы, пока Кэтлин ждала, когда Дерек вернется домой. Накормила Ризу и уложила ее спать; потом попыталась заинтересоваться телевизором. Потерпев неудачу, попробовала читать. Когда и это не удалось, разозлилась сама на себя. Она привыкла жить одна, и никогда раньше одиночество не угнетало ее. Она стала настолько зависимой от Дерека, что не может существовать без его присутствия?

Наконец, чувствуя отвращение к себе, она направилась в спальню. Тело было достаточно утомлено, чтобы уснуть, несмотря на беспокойные мысли. Когда первые голодные крики Ризы разбудили Кэтлин в половине второго ночи, другая сторона кровати была все еще пуста.

Но, войдя в детскую, она подскочила от неожиданности, потому что Дерек сидел в кресле-качалке с кричащим ребенком на руках, растирая крошечную спинку. В его глазах застыла такая ужасная пустота, что Кэтлин стало больно, но она почувствовала, что он получает небольшое утешение, держа Ризу.

— Ребенок умер, — сообщил Дерек невыразительным голосом. — Я сделал все, что мог, но он не выжил. У него не было шансов, даже если бы он родился вовремя; сердце безнадежно деформировано. Черт бы все побрал, я все же должен был попытаться.

Кэтлин коснулась его плеча.

— Я знаю, — прошептала она.

Дерек взглянул на разъяренную малышку, затем поймал запястье Кэтлин и притянул ее к себе на колени. Прислонив жену к своей груди, он расстегнул ночную рубашку и обнажил грудь, затем позволил забрать Ризу и подвести рот ребенка к соску. Возмущенные вопли немедленно затихли. Дерек посмотрел на энергично сосущего грудь младенца, прижал и мать, и ребенка поближе к своему телу, затем откинул голову назад и закрыл глаза.

Кэтлин позволила голове опереться на его плечо, веки закрылись, пока она впитывала его тепло и близость. Он нуждается в ней. Впервые нуждается в ней. Она знала, что любое теплое тело сделало бы это для него, но именно сейчас теплое тело было ее телом, и она будет здесь, пока ее прикосновения дарят ему утешение. Или, возможно, это Риза дарит ему утешение. Риза, которую он не мог выпустить из рук. Малышка превратилась в здорового расцветающего ребенка, каждый день набирая вес. Дерек видел смерть и теперь должен увидеть жизнь, драгоценную жизнь младенца, которому помог прийти в мир.

Кэтлин закусила губу. Почему он не пришел в их постель? К ней? Почему он не нуждается в ней?

Глава 8

Четыре недели спустя Кэтлин, чувствуя, как загадочная улыбка изгибает губы, отперла входную дверь и отнесла Ризу к ее кроватке. Малышка чмокала и махала кулачками, и во весь рот улыбнулась, когда Кэтлин пощекотала ее подбородок. Даже Риза была счастлива, но Кэтлин понимала, что дочь улыбается миру вообще, в то время как у нее очень личная причина.

Чуть раньше этим днем акушерка заверила ее в абсолютном здоровье, и с тех пор она не переставала улыбаться. Эти последние четыре недели было почти невозможно вынести, настолько Кэтлин волновалась, с нетерпением ожидая дня, когда станет Дереку настоящей женой. Он здоровый и зрелый мужчина, свидетельство этого она видела каждый день, потому что он ничуть ее не стеснялся. Нельзя сказать, что она привыкла к виду его обнаженного тела: сердце все еще подскакивало, пульс все еще ускорялся, ее по-прежнему бросала в жар и возбуждала эта мускулистая мужественность. Кэтлин была просто… очарована.

Она не испытывала радости от супружеских отношений с Лэрри. Кэтлин всегда чувствовала себя используемой и даже разбитой его быстрым грубым обхождением; ему было просто удобно использовать ее для удовлетворения своих потребностей. Инстинктивно Кэтлин предвидела, что близость с Дереком будет совсем иной, и хотела испытать это, хотела доставить ему физическое наслаждение: глубоко личный подарок от нее мужчине, который полностью изменил ее жизнь. Дерек самый сильный, самый любящий и щедрый мужчина, которого только можно себе представить, но именно потому, что он настолько силен, иногда казалось, будто ему ничего не нужно от нее, и обрести способность дать ему кое-что взамен превратилось для нее в навязчивую идею. Наконец она могла отдать ему свое тело и подарить сексуальное удовольствие.

Дерек знал о визите к врачу, он сам напомнил ей об этом утром. Когда он придет домой, то спросит ее, что сказал доктор. И тогда его золотистые глаза приобретут ту жаркую глубину, которую она замечала в них иногда, и, когда они лягут спать, он обнимет ее своими крепкими руками, в которых она чувствовала себя в абсолютной безопасности и спокойствии, и на самом деле, а не только на бумаге, сделает ее своей женой…

Крошечные кулачки Ризы били по рукам Кэтлин, выдергивая ее из захватывающих фантазий.

— Если я сейчас искупаю тебя и накормлю, ты будешь хорошей девочкой и поспишь подольше сегодня вечером? — прошептала она дочери, улыбаясь.

Как Риза выросла! Дочь весила теперь четыре килограмма и обзавелась ямочками и складочками по всей длине извивающегося маленького тела. С тех пор как она начала улыбаться, Мисси и Джед постоянно находились в состоянии войны, чтобы увидеть, кто сможет заставить ее озариться этой восхитительной беззубой усмешкой, но чаще всех она улыбалась Дереку.

вернуться

1

Тако (исп. taco) — блюдо мексиканской кухни. Представляет собой сандвич из тортильи (тонкая лепёшка из кукурузной или пшеничной муки), свернутой в трубочку или конвертиком и наполненной самой разнообразной начинкой: жареным мясом, кусочками острых колбасок чорисо, луком, зеленым салатом, фасолью и даже листьями кактуса. В качестве приправы служат сыр, гуакамоле (пюре из авокадо с помидорами, луком и перцем) и острые соусы на основе перца чили.

Зима, дарующая счастье (ЛП) - i_001.jpg
15
{"b":"140460","o":1}