ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы давно работаете в этой больнице? — спросила она, пытаясь изменить предмет разговора.

— Чуть больше года. Мне здесь нравится. Эти крошечные младенцы нуждаются во всей помощи, которую могут получить, и, конечно, я босиком прошла бы по горячим углям, чтобы иметь возможность работать с доктором Талиферро. Больницы и клиники всей страны боролись, чтобы заполучить его.

— Почему? Разве он не слишком молод, чтобы иметь такую репутацию? — Она не знала, сколько ему лет, но предположила, что не больше тридцати пяти, возможно, еще меньше.

—  Он моложе большинства врачей, но закончил колледж, когда ему было девятнадцать. И был лучшим на своем курсе в медицинском; проходил ординатуру в одном из лучших в стране травматологических центров, затем изучал неонатологию у Джорджа Оливера, который также является одним из лучших специалистов. Думаю, ему тридцать два.

Было странно узнавать таким способом о своем будущем муже от незнакомого человека и еще более странно обнаружить, что его считают медицинским светилом, одним из тех редких докторов, чье имя в списке сотрудников моментально вызывает доверие к больнице. Чтобы скрыть выражение лица, Кэтлин посмотрела на Ризу и мягко погладила щечку ребенка.

— Он просидел всю ночь, держа Ризу, — услышала она собственный странный голос.

Медсестра улыбнулась.

— Он такой. И сейчас все еще находится здесь, хотя должен идти домой спать. Но это доктор Талиферро: сначала позаботится о младенцах, потом о себе.

Когда Кэтлин вернулась в свою палату, то продолжала думать о том, что медсестра рассказала ей, и о том, что Дерек говорил ей. Он сказал, что хочет Ризу. Это достаточная причина, чтобы жениться на женщине, которую не любит, когда мог бы жениться на любой женщине, которую захочет, и иметь собственных детей? Конечно, он еще сказал, что в конечном счете ожидает иметь полноценные супружеские отношения, а это означает, что он собирается спать с ней, и, наверное, он также собирается иметь от нее детей. Но почему он настолько уверен, что никогда не влюбится в кого-то и не захочет жениться?

— Проблемы?

Она вздрогнула, услышав глубокий спокойный голос, и посмотрела вверх, где обнаружила Дерека, стоящего в дверях и наблюдающего за ней. Она была настолько поглощена мыслями, что не услышала его шагов.

— Нет, никаких проблем. Я просто… размышляю.

— Имеешь в виду — беспокоишься. Забудь обо всех размышлениях, — сказал он, понимая ее волнение, — просто доверься мне и позволь позаботиться обо всем. Я все устроил, и мы поженимся, как только ты выйдешь из больницы.

— Так скоро? — задохнулась она.

— А чего ждать? Тебе нужно место, где жить, так что ты можешь переехать ко мне.

— Но анализы крови…

— Здешняя лаборатория справится с этим. Когда тебя выпишут, мы получим разрешение на брак и пойдем прямо к судье, который является моим старым другом. Моя квартира здесь рядом, так что тебе будет удобно приходить в больницу и кормить Ризу, пока ее не выпишут. А мы используем это время, чтобы подготовить детскую.

Кэтлин почувствовала себя беспомощной. Он позаботился обо всем, как и обещал.

Глава 5

Кэтлин чувствовала себя так, словно была подхвачена торнадо, и это торнадо носило имя Дерек. Все пошло именно так, как он решил. Он даже купил для нее свадебное платье из прекрасного сине-зеленого шелка, который оттенял ее изумрудные глаза, и еще потрясающее черное пальто из искусственного меха, обувь, нижнее белье и даже косметику. Парикмахер прибыл в больницу тем же утром и уложил ее волосы в шикарную высокую прическу. Да, у Дерека все было под контролем. Это почти пугало.

Он твердо держал ее за талию теплой рукой, пока они получали разрешение, а затем проходили в кабинет судьи, чтобы оформить брак. Там Кэтлин поджидала еще одна неожиданность: комната была переполнена людьми, и все из присутствующих казались до смешного восхищенными, что Дерек женится на женщине, которую не любит.

Там были его мать и отчим; изумленная Кэтлин задавалась вопросом, что его мать думает обо всем этом. Но Марси — та настаивала, чтобы Кэтлин именно так называла ее — сияла от восторга, когда обнимала Кэтлин. Были еще две семейные пары, два подростка и три ребенка помладше. Одна из пар состояла из высокого черноволосого с небольшой проседью сурового вида мужчины и стройной, как тростинка, женщины с почти серебристо-белыми волосами и сверкающими зелеными глазами. Дерек представил их как Роума и Сару Мэтьюз, своих очень хороших друзей, но что-то в его голосе намекало на более глубокие отношения. Лицо Сары было удивительно нежным, когда она обняла сначала его, потом Кэтлин.

Другой парой оказались Макс и Клэр Конрой, и Кэтлин снова почувствовала, что для Дерека они значат кое-что особенное. Макс выглядел как аристократ и был невероятно красив, с золотистыми волосами и бирюзовыми глазами, в то время как Клэр была более тихой и меньше ростом, но ее мягкие карие глаза ничего не пропускали. Трое младших ребят были детьми Конроев, в то время как два подростка — Роума и Сары.

Все восторгались тем, что Дерек женится, и Марси не могла дождаться, когда попадет в больницу, чтобы посетить свою новорожденную внучку. Она строго отругала Дерека за то, что он немедленно не сообщил ей обо всем, но прервалась на середине тирады, когда он наклонился и поцеловал ее в щеку, улыбаясь самым невинным образом.

— Я знаю. У тебя были серьезные причины, — вздохнула она.

— Да, мама.

— Наверное, я, в конце концов, привыкну.

Он усмехнулся.

— Да, мама.

У всех женщин к корсажу были прикреплены букетики цветов, и Сара привела в порядок орхидеи в руке Кэтлин. Невеста держала хрупкие цветы в дрожащих пальцах, когда они с Дереком стояли перед судьей, негромкий голос которого заполнил тихое помещение, пока он произносил традиционные слова о любви и уажении. Она чувствовала жар тела Дерека рядом с собой, подобно теплой стене, к которой она могла прислониться, если устанет. Они произнесли надлежащие ответы, и Дерек надвинул ей на палец золотой обруч с изумрудом, окруженным маленькими блестящими бриллиантами. Кэтлин с удивлением посмотрела на кольцо, потом подняла глаза, когда судья объявил их мужем и женой, и Дерек наклонился, чтобы поцеловать ее.

Она ожидала короткого теплого поцелуя, вроде тех, которые он дарил раньше. И совершенно не была готова к тому, как он смял ее губы своим ртом, и к явной страсти, с которой его язык исследовал ее рот. Она задрожала, руки поднялись, чтобы уцепиться за его плечи в попытке удержаться на ногах. Твердые руки на мгновение прижали ее к себе, потом Дерек медленно отпустил ее и поднял голову. Чисто мужское удовлетворение мерцало в глазах, и она поняла, что он почувствовал ее изумленный ответ.

Все окружили их, смеясь и пожимая ему руку, было много поцелуев и объятий. Даже судья обнял и поцеловал их.

Получасом позже Дерек объявил о прекращении праздника.

— Настоящее празднование состоится позже, — пообещал он. — Прямо сейчас я отвезу Кэтлин домой, чтобы она смогла отдохнуть. Мы должны вернуться в больницу через несколько часов, чтобы покормить Ризу, так что она не должна много времени проводить на ногах.

— Я в порядке, — Кэтлин почувствовала себя обязанной возразить, хотя, по правде говоря, оценила шанс отдохнуть.

Дерек бросил на нее строгий взгляд, и она ощутила необъяснимую вину. Сара засмеялась.

— Лучше всего сделать так, как он говорит, — произнесла она с мягкой усмешкой. — Ты не сможешь пойти ему наперекор.

Пять минут спустя Кэтлин сидела во внедорожнике, пока он умело прокладывал путь через Даллас.

— Мне понравились твои друзья, — сказала она наконец, просто чтобы нарушить тишину. Она не могла осознать, что сделала это: и в самом деле вышла за него замуж! — Чем они занимаются?

— Роум — президент и главный управляющий корпорации «Спенсер Найл». Сара владеет магазином «Инструменты и краски». Это магазин для ремесел. Теперь двумя магазинами, так как она только что открыла еще один. Макс, так же как и Роум, был вице-президентом в «Спенсер Найл», но приблизительно пять лет назад начал собственный консультационный бизнес. У Клэр собственный книжный магазин.

9
{"b":"140460","o":1}