ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Сэр Андрас.

Кики чихнула.

— Подожди немного.

Изабель открыла вонючий кувшин.

— Пора начинать, — прошептана она, быстро плеснула щедрую порцию густого желтоватого снадобья на льняной лоскут и принялась энергично им размахивать. Кики усилила эффект, громко кашляя.

Наклонившись, Кики встряхнула волосами, превратив их в бесформенную массу, и сильно потерла давно уже пришедший в норму нос. Потом схватила с кровати одеяло, набросила его на плечи и, громко шаркая ногами, пошла к двери.

— Погоди! — прошипела Изабель и положила перепачканный зельем лоскут на шею девушке. Кики чуть не задохнулась, и теперь ей уже не надо было нарочно изображать чихание.

Когда девушка приоткрыла дверь, из носа у нее просто хлестал водопад. Она выглядела всклокоченной и бледной, а пахло от нее, как от горшка с застоявшейся мочой. В коридоре стояли сэр Андрас и настоятель Уильям; они о чем-то совещались вполголоса. При звуке открывающейся двери они замолчали и разом повернулись к девушке. Кики с удовольствием отметила, как мигом изменилось лицо сэра Андраса и с каким отвращением посмотрел на нее настоятель. Осмелев, Кики сделала полшага вперед, в коридор. Мужчины поспешно отступили.

— Сэр Андрас! Аббат Уильям! — гнусаво проговорила Кики, — Как я рада видеть вас обоих! Не хотите ли войти?

— Нет! — слишком быстро ответил рыцарь — Нам совсем не хочется утомлять тебя.

— Это было бы слишком уж неприлично, если бы сэр Андрас вошел в твою спальню, даже и в моем сопровождении, — сказал священник, томно помахивая пальцами перед носом, как будто рассчитывал таким образом уберечься от заразы.

— Ох, — с грустью сказала Кики. Ей пришлось сделать паузу, чтобы вытереть нос тыльной стороной ладони. — Вы уверены? В конце концов, мы с сэром Андрасом обручены.

— Это будет законно, только если твой отец прибудет сюда и благословит ваш союз, — возразил аббат Уильям. — Как раз это мы с сэром Андрасом и обсуждали только что.

— Но я уверена, что мой отец… а-а-апчхи! Одобрит это, — сообщила Кики, довольная, что заставила мужчин отступить еще на шаг назад.

— Я тоже в этом не сомневаюсь, — поспешил сказать сэр Андрас. — А теперь ты должна отдохнуть и восстановить силы.

— Да, — подтвердил аббат Уильям, брезгливо поморщившись от запаха припарки. — А твоя служанка Изабель доставит тебе все, чего пожелаешь. — Мужчины уже пятились подальше от двери. — Желаем тебе спокойной ночи и быстрого выздоровления.

— Помолитесь за меня! — крикнула Кики им вслед.

Она не расслышала их ответ — так быстро они отступили.

Едва захлопнув дверь, Кики поспешила снять с шеи вонючую тряпку. Смеясь, девушка протянула лоскут старой служанке.

— Нет, ты подумай, они даже не захотели зайти ко мне!

— Да уж, не слишком-то много они проявили внимания, — кивнула Изабель, и ее хриплый смех присоединился к веселому хохоту девушки.

— Зато они сказали, что ты можешь принести мне все, чего я пожелаю — Кики схватила пустой кубок и театральным тоном воскликнула: — А я желаю побольше вот этого чудесного вина! Оно излечивает. И еще мне нужна хорошая компания. Как ты думаешь, остальные женщины окажутся достаточно храбрыми, чтобы не побояться заразы и навестить меня?

— Уж конечно. Тем более что принцессы имеют право на нескольких сиделок. — Изабель изобразила придворный реверанс, снова развеселив Кики. — И я спешу повиноваться тебе, моя леди.

Прихватив опустевший кувшин, Изабель поспешила к двери, и можно было подумать, что она стала вдруг в три раза моложе.

Глава двадцать восьмая

Несколько часов спустя женщины удобно расположились на полу спальни среди разбросанных одеял и соломенных тюфяков. Изабель вернулась в комнату девушки в сопровождении еще трех «сиделок». По дороге в кухню старой служанке пришлось ненадолго прервать шахматную партию, в которую углубились сэр Андрас и настоятель. Она объяснила мужчинам, что принцессе стало хуже и одна Изабель не справится и что присматривать за девушкой придется, судя по всему, всю ночь. Мужчины с готовностью согласились, чтобы к принцессе Ундине отправился весь монастырский женский состав. Изабель, пересказывая разговор, весьма похоже изображала притворно сострадательный голос настоятеля, когда он отдавал распоряжение женщинам провести ночь в комнате принцессы. Изабель предложила мужчинам проведывать девушку в течение ночи. Но настоятель пояснил, что будет гораздо полезнее, если все это время они будут молиться за принцессу Ундину. Хотя сэр Андрас, похоже, искренне переживал за девушку, он все же поспешил согласиться с настоятелем, что принцессе гораздо полезнее отдохнуть без гостей и что она сама вряд ли захочет, чтобы к ней кто-то заглядывал.

И разумеется, отпала необходимость сторожить у двери и под окном принцессы. Даже если бы принцесса поправилась настолько, чтобы ускользнуть из монастыря — в чем Изабель сильно усомнилась, — все же ей это не удалось бы, потому что в спальне на всю ночь останутся четыре пожилые женщины.

Девушку охватило прекрасное чувство свободы, она выпила потрясающего вина, принесенного старой женщиной. Вся компания смеялась и разговаривала, не обращая внимания на позднее время. Изабель посвятила подруг в тайну Кики, и женщины не могли удержаться от вопросов о родном времени девушки, об обычаях и верованиях ее мира. Их лица разгорелись от волнения не меньше, чем от вина.

— Мне лично очень понравилось разучивать танец крошечных цыплят, — сообщила Гвенит, обмахивая ладонью разгоряченное лицо.

— Танец маленьких утят, — хихикнув, поправила ее Кики.

— Танец маленьких утят, — повторила Гвенит. Глаза старухи сверкали.

Кики усмехнулась, глядя на нее.

— Дайте мне чуть-чуть передохнуть, и я вас научу еще одному танцу, — Она вопросительно вскинула брови, — А как вам песня, под которую его танцуют?

Все четыре женщины восторженно заохали. Кики подумала, что это похоже на ночную пирушку ее родного времени. И год, стоявший на дворе, не имел никакого значения; женская дружба объединила их на празднике жизни, и эта дружба была вечной. Пока женщины оживленно обсуждали, что бы им хотелось узнать еще. Кики негромко напевала, пытаясь припомнить все слова классической песни Ареты Франклин «Respect». Когда они с лучшей подругой Сэнди были капитанами команд болельщиков, они придумали подчеркнуто сексуальный танец, который под эту песню исполняли на общем собрании колледжа перед началом атлетических соревнований — для поднятия духа команд; Кики была уверена, что вспомнит все движения. Девушка окинула взглядом свою нынешнюю команду. Им наверняка понравится…

— Нет, Бронвин, ты должна прищелкивать пальцами обеих рук одновременно, в такт со словами, и… ну да, перед тем как вы вскидываете головы и поете «совсем немного, совсем немного», — снова принялась объяснять Кики старой женщине.

— Ундина, и после этого мы начинаем вилять задницами? — спросила Гвенит.

Но Изабель ответила раньше:

— Да. Мы виляем задницами и одновременно задираем головы.

Кики с трудом подавила улыбку. Старые леди с жаром бросились разучивать движения танца и слова «Respect». И она была вынуждена признать, что у четырех немолодых женщин обнаружились приличные голоса и прирожденное чувство ритма.

— Внимание! — сказала Кики, и женщины затихли. — Думаю, мы готовы попробовать еще раз, все с самого начала?

В свете горевших свечей четыре седые головы как будто засияли нимбами, когда энергично кивнули в ответ на предложение девушки.

— Бронвин, ты не сможешь танцевать, держа в руке кубок! — напомнила подруге Изабель.

Бронвин улыбнулась, продемонстрировав дырку на месте двух утраченных зубов, и подмигнула Кики, прежде чем осушить до дна свой кубок и отбросить его в сторону.

— Подпевка, занимаем свои места! — начальственным тоном произнесла Кики, и женщины поспешно выстроились в ряд за ее спиной, — Готовы?

— Готовы, Ундина! — дружно ответили четыре голоса.

69
{"b":"140464","o":1}