ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Желудок громко заворчал, сначала напугав Кики, а потом развеселив. Нет, куда больше похоже на то, что ее огорченные внутренности напоминают — в спешке Кики забыла позавтракать. Ладно, придется постараться раздобыть что-нибудь съестное в самолете. Кики громко рассмеялась. Вот это действительно страшно — еда на борту…

Кики постоянно напоминала себе об этом, пока желудок продолжал бурчать во время полета над Америкой. Остановка в Балтиморе оказалась очень короткой, и Кики пришлось поспешно подниматься на борт военного чартера, который на деле оказался огромным коммерческим «Боингом-747», битком набитым военнослужащими самых разных званий. Кики уткнулась в книгу и отчаянно старалась не обращать внимания на то, что неслась с сумасшедшей скоростью высоко над землей.

Командир экипажа сообщил по внутренней связи, что они приземлятся на военно-воздушной базе в Италии через двадцать минут. А также важным голосом доложил, что погода прекрасная, семьдесят пять градусов по Фаренгейту, небо чистое, а местное время — почти десять утра, хотя внутренние часы Кики утверждали, что сейчас никак не меньше двух часов. Она пригладила растрепанные волосы и потерла покрасневшие глаза, отчаянно желая расслабиться настолько, чтобы заснуть во время самого длинного перелета.

Остался всего один, последний, отрезок пути, твердила она себе. Кики достала из сумки папку с приказами и расписанием маршрута. Ну да, она все запомнила правильно. В Италии — остановка на час с небольшим. К сожалению, у нее не будет времени хоть что-то увидеть в этой стране, но она вполне успеет поесть и сменить гражданскую одежду на военную форму — пустынный камуфляж, в котором ей следовало сесть на борт С-130.

От мысли о военном грузовике она содрогнулась и почти забыла, что ее самолет готовился к приземлению, то есть ко второму наиболее опасному моменту пути… хотя нет… взлет был еще опаснее. Кики уже дважды летала на С-130; оба раза путешествия были чрезвычайно неприятными. С-130 был огромным транспортным судном с гигантскими, больше человеческого роста, пропеллерами, и в нем не было настоящих пассажирских сидений", лишь длинные грубые скамьи. Потому самолет и назывался С-130, «С» означало cargo, «груз». И предназначался он именно для перевозки грузов, но никак не людей.

Кики подумала, что, наверное, в десять утра на воздушной базе невозможно найти бутылочку хорошего шампанского, — во всяком случае, в окрестностях взлетной полосы. Но решила все же попытаться — как только переоденется. Еда может и подождать. А вот шампанское — необходимый атрибут полета…

— Сержант! Просыпайся, пора на борт!

Здоровенная рука старшего сержанта тряхнула ее за плечо.

Кики растерянно огляделась, пытаясь вспомнить, где находится.

— Идем, идем! Все уже на борту, — продолжил старший сержант, — Мы должны взлететь с минуты на минуту.

Кики с трудом поднялась на ноги, чтобы поспешить за старшим сержантом. Она взъерошила волосы, пытаясь окончательно проснуться. Девушка поверить не могла, что умудрилась так крепко заснуть. Во рту было противно, в голове туманно, однако она быстро взяла себя в руки и вспомнила последние полтора часа. Она сменила джинсы и свитер на пустынный камуфляж, потом отправилась на поиски выпивки. Нет, она не нашла шампанского, ей удалось отыскать лишь холодный сэндвич с говядиной и теплое пиво. Наверное, пить это пиво не следовало, оно явно не подходило к ее организму, в отличие от шампанского.

Но все мысли о еде и выпивке разом вылетели из головы Кики, когда они со старшим сержантом подошли к С-130. Гигантский самолет возвышался над полем, как фантастическое насекомое-мутант. Он был покрашен в обычный для военной техники зеленый цвет и походил на страшного жука. Открытый задний люк таращился на Кики, и она увидела внутри чудовища множество огромных, обернутых пластиком тюков. Кики поморщилась от отвращения. Это выглядело так, словно гигантское насекомое готовилось отложить яйца. Громко звякнул гидравлический подъемник, и люк начал закрываться.

Старший сержант махнул рукой, приказывая следовать за ним.

— Не бойся, пусть себе закрывается. Поднимемся через переднюю дверь.

Он показал на узкую щель под левым крылом самолета. Оттуда выпала лесенка, и нужно было одолеть всего несколько ступенек, чтобы очутиться внутри грузовика. Кики прошла широким полукругом, опасливо обходя неподвижные, зловещего вида пропеллеры, — один их вид пугал ее до смерти.

Старший сержант заметил ее испуг и рассмеялся.

— Черт, они тебя не укусят, пока не двигаются!

— Но они ведь уже готовы к запуску, разве не так? — возразила Кики.

— Это верно, сержант. Так что лучше поскорее подняться на борт. — Он поддержал ее под локоть, помогая вскарабкаться по ступенькам. — Головой не ударься!

— О-ох! — Поздно предупредил, подумала Кики, хватаясь за лоб, которым она врезалась в низко нависшую над входом полку для снаряжения.

Потирая голову, она повернула направо и вошла в грузопассажирский отсек самолета. Глаза слезились от боли, и она уже чувствовала, как под пальцами набухает шишка. Кики искренне жалела сейчас, что не умеет как следует ругаться; момент был весьма подходящим для того, чтобы не выбирать слова.

— Ну что за чертовски глупое место для… — Кики замолчала и отчаянно покраснела.

На нее оглянулись шестеро мужчин в камуфляжной форме песочного цвета. Нашивки и «крылышки» на их форме говорили о том, что это пилоты-офицеры.

— Привет, спящая красавица! — воскликнул молодой лейтенант с сияющим, как на рекламном плакате, лицом. — Рады, что ты наконец-то проснулась и присоединилась к нам!

Кики почувствовала, что краснеет еще сильнее. Лицо у нее было чумазым. Волосы после сна растрепались, к тому же в песочном камуфляже она выглядела лет на двенадцать. Нечего и говорить, что это был не лучший ее час. Глаза красные, изо рта несет, как из птичьей клетки. И при этом она должна сесть рядом с компанией боевых летчиков… после того, как набила себе шишку при посадке в грузовик… А еще этот самолет собирался взлететь!

Она как будто провалилась в ад.

— Не обращай на него внимания, сержант… — заговорил полковник с тонкими седыми прядями в густых волосах; седина, придавала ему весьма импозантный вид. Он на долю секунды умолк, читая имя на жетоне Кики, — Сержант Канади. Он просто расстроен, что во сне выглядит не таким симпатичным, как ты.

— Точно, — подтвердил худощавый капитан, — Он просто слюни распустил.

Пилоты взорвались хохотом, а Кики поспешила убраться в глубину грузовика и пристроиться на первом попавшемся месте. Она поставила сумку на пол и тщательно пристегнулась; ремень был такого же красного цвета, как откидные скамьи и грубая сетка, служившая спинкой. Всякий раз, когда Кики приходилось летать на С-130, она гадала: почему скамьи и сетки выкрашены в яркий красный цвет, притом что все остальное в самолете либо темно-зеленое, либо металлически-серое? От этого контраста, а еще от вида ничем не прикрытого внутреннего оборудования самолета — всех этих проводов, трубок и прочего — девушка чувствовала себя очень неуютно. Гражданские воздушные суда хотя бы прячут свою начинку за гладкими белыми стенками. А тут — все кишки наружу…

Вокруг, на одинаковом расстоянии друг от друга, красовались на прикрепленных к полу поддонах тюки с грузом, которые Кики уже видела снаружи. Они заполняли все внутреннее пространство самолета. Кики осторожно посмотрела на пилотов и с облегчением обнаружила, что ее могут видеть лишь трое из шестерых. Тюки закрывали ее от остальных. Как обычно, в С-130 никто не заботился об удобстве людей. Похоже, Кики заняла последнее из свободных мест — остальные скамьи были либо уже заняты, либо подняты и закреплены. Молодой капитан оказался совсем недалеко от Кики, справа. Он надел наушники и откинул голову на какую-то подушечку, но тем не менее коротко кивнул девушке в знак приветствия. Слева были три поднятых сиденья, а дальше расположился полковник — по всей видимости, командир группы. Онс кем-то разговаривал, но собеседника полковника Кики не видела — его загораживал громадный пластиковый тюк.

9
{"b":"140464","o":1}