ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну вот! – Она огорченно взмахнула руками, стараясь справиться с головокружением и неприятным ощущением в желудке. – Вот и до такого мне тоже не додуматься... до маленьких служанок, похожих на нимф, которые зажигали бы факелы в саду...

– Ты не выдумала все то, что видишь, и ты не сходишь с ума, Микадо Эмпауз.

Микки охнула и подпрыгнула на месте, так испугал ее сильный, гортанный женский голос. С перепугу у нее даже голова перестала кружиться. Она стремительно повернулась к женщине, столь внезапно возникшей позади нее. Без сомнения, она и была верховной владычицей этого странного мира. И, не в силах произнести ни звука, она просто уставилась на эту женщину, словно полное испуга и благоговения дитя.

Незнакомка была высокой и широкоплечей, с прекрасным телом и властным умным лицом. Губы у нее были полными, алыми, а серые глаза как будто видели все насквозь. На ней было платье из нескольких слоев тонкого черного шелка – ткань словно стекала вниз, подчеркивая безупречные линии фигуры; на талии вместо пояса красовалась цепь из серебряных роз, соединенных между собой рубиновыми стеблями. Сквозь легкое одеяние Микки различила очертания длинных стройных ног – идеально прекрасных, обутых в золотые сандалии. А к этим ногам привалились две собаки – такие огромные, каких Микки никогда и не видела. Черные твари таращились на Микки немигающими глазами, светящимися неестественным красным светом, и Микки поспешно отвела от них взгляд, посмотрев сначала на пылающий факел, который женщина держала в руке, потом на сияющую голову незнакомки... В ее темных, затейливо уложенных волосах светился целый рой огоньков. Они подмигивали, как крошечные звезды, в ночной тьме прически.

Наконец женщина снова заговорила, и от силы ее голоса по коже Микки пробежал холодок.

– Я – богиня Геката, и я приветствую тебя в Царстве роз.

Глава девятая

– Геката?

У Микки онемели губы. Было нечто невыразимое словами в этой женщине, от одного ее вида у Микки подкашивались ноги... Она попятилась назад, пока не уперлась в мраморные перила балкона.

– Геката из «Медеи»? – выдохнула она чуть слышным шепотом.

– Я действительно богиня Геката, повелительница Медеи. – Геката говорила резко, властно. – И если ты упадешь в обморок, как обычная слабая женщина, я буду весьма недовольна тобой, Микадо.

– Я вообще-то никогда раньше не падала в обморок, – ляпнула Микки первое, что пришло в голову.

– Вот и не начинай теперь, – сказала богиня.

Микки смогла в ответ лишь судорожно кивнуть.

Геката молча рассматривала ее. Властное лицо богини было непроницаемым, и у Микки возникло совершенно детское желание закрыться руками, но она заставила себя стоять неподвижно, хотя богиня и смотрела на нее так пристально, что Микки казалось: она физически ощущает этот взгляд.

– Я не просто богиня Медеи, – внезапно нарушила молчание Геката. – Я богиня чудовищ, магических сил и темной луны. Я властвую над ночной тьмой, снами и границей познанного и неведомого.

Богиня говорила размеренно и мощно, и Микки чувствовала, как сила ее слов скользит по коже, будто голодная ищущая змея. Потом голос Гекаты угрожающе понизился, и Микки пришлось сделать над собой немалое усилие, чтобы не съежиться от ужаса.

– Я знала твою мать, Микадо, а до того – ее мать, а прежде – ее... много поколений. Я всегда наблюдала за женщинами вашей семьи. Я продолжала следить за ними и продолжала верить в них, даже после того, как эти женщины почти забыли меня.

В полном и окончательном изумлении Микки вскрикнула:

– Моя мама! Моя бабушка! Но почему... Я ничего не понимаю!

Выражение лица богини едва заметно смягчилось.

– Разве ты никогда не задумывалась о том, откуда у тебя взялся особый дар, Микадо?

– Дар?..

– Да! Думай! – рявкнула богиня.

Собаки, сидевшие у ее ног, обеспокоенно рыкнули.

– Не стой тут с дурацким видом, как будто ты мужчина и способна соображать только той частью тела, что висит между ног! Осознай свой дар, Микки Эмпауз!

Микки повиновалась приказу богини и ответила, причем голос уже почти не дрожал:

– Моя кровь помогает розам расти. Я смешиваю кровь с водой, и в ночь новолуния... – Микки немного помолчала; она сообразила, что подразумевает титул «Богиня темной луны». – В ночь новолуния я подкармливаю розы своей кровью...

– И твои розы всегда прекрасно растут, – закончила за нее богиня.

– Всегда, – прошептала Микки.

– Это одна часть твоего дара. Другая связана с тем, что женщины твоей семьи сохраняли всегда, из поколения в поколение, – сказала Геката.

Микки нахмурилась, задумавшись. Потом ее лицо прояснилось.

– Фамилия! Все женщины нашего рода всегда сохраняли свою фамилию, Эмпауз. Мы никогда ее не меняли. Это традиция, и мы действительно ей следовали из поколения в поколение. Даже тогда, когда казалось неслыханным, чтобы женщина оставила свою фамилию, а не взяла имя мужа, как положено... женщины Эмпауз твердо держались своей традиции. Это всегда заносилось в брачный договор как обязательное условие – женщины семьи Эмпауз фамилию не меняют. Моя мама рассказывала разные истории о невестах Эмпауз, разрывавших помолвки, когда мужчины отказывались соглашаться с этим...

Микки резко закрыла рот, испугавшись, что впала в истерическую болтовню.

Геката коротко кивнула, соглашаясь.

– Это потому, что в женщинах вашей семьи – драгоценная кровь Эмпузы, моей самой любимой жрицы. – На мгновение грозное лицо богини показалось почти добрым. – Ожидание было долгим, но я рада, что ты наконец вновь разожгла в своем сердце божественный огонь, умастилась священным маслом и воззвала к моему имени. И ты видишь, я вознаградила тебя за веру. Ты пробудила моего Стража, и ты вернулась в Царство роз.

– Но это случайность! – Микки хотелось разрыдаться. – Я все это ненамеренно сделала!

– Подумай хорошенько. Разве такое возможно – случайно наложить на себя священное масло и воззвать ко мне?

Мраморные перила балкона сквозь тонкую ткань ночной рубашки обжигали спину Микки, как обледеневшее железо. Огромные собаки насторожили уши, глядя на Микки, словно тоже были удивлены ее ответом. Микки почти истерически подумала, а не прикажет ли богиня своим псам сожрать ее, когда поймет, что происшедшее – всего лишь безумная путаница?

Она глубоко вздохнула и посмотрела в холодные серые глаза богини.

– Ты говоришь, я намазалась священным маслом... ну, я полагаю, это всего лишь духи.

Геката вскинула брови.

– Духи? И правда. Но как ты умудрилась раздобыть такие духи, которые пахнут точь-в-точь как ритуальное масло моей Верховной жрицы?

– Мне их подарила одна старая женщина, с которой я встретилась накануне днем...

Микки немного помолчала. Было ли это действительно накануне, или прошло несколько дней, или несколько лет? Нет, об этом она сейчас не могла думать; да это и не имело значения. Важно было только одно: чтобы Геката поняла – Микки не принадлежит к этому миру. А может, и вообще ничто не имело значения, потому что Микки ошибалась и это место не было ее новой реальностью, а она просто окончательно сошла с ума и на самом деле лежит сейчас где-нибудь в розовых садах Талсы, свернувшись, как эмбрион, и пускает слюни.

– Я уже говорила тебе, Микадо, что ты не бредишь и не галлюцинируешь. И не сошла с ума, – твердо произнесла Геката.

– Ты что, читаешь мои мысли?

– Мне всегда ведомы самые тайные страхи и самые страстные желания моей Эмпузы. Итак, жрица, продолжи объяснять своей богине эту случайность.

Своей богине... Волна невообразимого холода пронеслась по телу Микки, когда Геката произнесла эти простые слова. Как будто нечто давно забытое шевельнулось в ней, взволновалось, ощутив шанс новой жизни...

«Твое сердце помнит, Эмпауз, как и твоя кровь». Богиня ничего не сказала, но в сознании Микки как будто пронеслось эхо ее голоса.

Она слышит голоса? Микки встряхнула головой, снова испугавшись. И быстро заговорила, надеясь, что собственный голос, перечисляющий события, которые произошли в «настоящем мире», укрепит ее пошатнувшееся ощущение реальности.

18
{"b":"140466","o":1}