ЛитМир - Электронная Библиотека

Это была крепкая дружба, основанная на доверии и взаимном уважении. И Микки сама не понимала, почему вдруг заколебалась, не зная, стоит ли рассказывать Нелли о своих снах, в особенности о последнем…

– Микки?

– Я думаю, с чего начать, – увильнула от прямого ответа Микки.

Нелли чуть заметно улыбнулась, тоже отпила глоток капучино и откусила маленький кусочек шоколадного бисквита.

– Да, подумай. У всех психотерапевтов есть одно общее качество.

– Знаю, знаю… вы все до отвращения терпеливы.

– Точно.

Микки повертела в руках кофейную чашку. Ей действительно было крайне необходимо разобраться с этими снами. Они становились слишком сверхъестественными, слишком завораживающими и соблазнительными.

Но она все сомневалась, и не потому, что боялась излагать вслух столь интимные подробности, но еще и потому, что какая-то часть ее сознания побаивалась подруги, которая была блестящим психотерапевтом, – побаивалась, что та найдет какие-то магические слова, которые излечат Микки от этих снов.

А она не была уверена, что хочет исцеляться от них.

– Эй, это же я, – тихо произнесла Нелли.

Микки натянуто улыбнулась, глубоко вздохнула и решилась.

– Хорошо. – Она нервно потерла накрашенный ноготь. – Последний сон начался так же, как все другие.

– Ты хочешь сказать – в кровати под балдахином?

– В огромной кровати, в гигантской спальне, – уточнила Микки, кивая. – Да. Это было то же самое место, только там не было темно, как обычно. На этот раз в комнату просачивался слабый свет, сквозь стекло во всю стену. Думаю, это было…

Микки попыталась вспомнить нужное слово.

– Как это… панорамное окно из вертикальных стеклянных панелей, вверху полукруглое. Понимаешь, о чем я?

Нелли кивнула.

– Сводчатое окно.

– Да, наверное. Ну, как бы это ни называлось, я его заметила потому, что на этот раз оно пропускало немного света.

Микки погрузилась в воспоминания, уставившись на пляшущий огонь камина.

– Свет был неяркий, розоватый, так что, наверное, наступал рассвет, – мечтательно произнесла она. – В общем, свет меня разбудил.

Она слегка замялась.

– Наверное, это кажется странным… проснуться во сне, чтобы попасть в новый сон. – Микки пожала плечами. – Но я именно проснулась. Я лежала на животе и чувствовала, что кто-то расчесывает мои волосы большой мягкой щеткой. Это было чудесно…

Микки хихикнула, посмотрев на подругу.

– Ну, ты лучше меня знаешь, что это значит – когда во сне кто-то расчесывает твои волосы.

– В этом я с тобой согласна, только расчесывание волос – не секс.

– Ладно, это я и сама знаю. Я еще не дошла до сексуальной части, я пока говорю о том, почему я чувствовала себя такой расслабленной и довольной.

– Извини, что перебила. Ты лучше считай, что меня здесь вообще нет.

– Это тоже один из ваших приемчиков?

– Ничего подобного. Это значит, что мне хочется услышать другую часть, о сексе.

Микки усмехнулась.

– В таком случае буду рада продолжить. Вот слушай… Я была так расслаблена, что как будто плыла куда-то. Это было очень странно – вроде бы моя душа стала настолько легкой, что отделилась от тела. А потом и вовсе начались чудеса.

– Чудеса? Как это?

– Ну, сначала возник порыв ветра. Он как будто подхватил меня и понес. Но это была не настоящая я. Только мой дух. Потом я будто опустилась куда-то. Я испугалась, открыла глаза и обнаружила себя посреди самого невероятного розового сада, какой только можно вообразить.

Из голоса Микки исчезли последние следы неуверенности, и она пустилась в подробности:

– У меня просто дух захватило. Мне хотелось пить этот воздух, как вино. Вокруг повсюду были розы. Причем все мои любимые: «дабл делайт», «крайслер империал», «кэри грант», «стерлинг сильвер»…

– А розы «микадо»?

Вопрос Нелли вернул Микки к реальности.

– Нет, своих тезок я не видела, ни одной. – Микки выпрямилась и недовольно посмотрела на подругу. – Но я не думаю, что все это происходит именно потому, что моей маме показалось очень умным назвать меня в честь ее любимых роз.

Нелли примиряюще взмахнула рукой.

– Но согласись, Микки, – она отчетливо произнесла прозвище подруги, как бы желая стереть имя Микадо, витавшее в воздухе вокруг них, – это ведь очень странно – что розы появляются в каждом сне.

– Да что тут странного? Я доброволец общества «Розовые сады Талсы». Я и сама выращиваю розы. И почему бы розам, которые так много значат в моей жизни, не появиться в моих снах?

– Ты права. Розы – действительно важная часть твоей жизни, как были важной частью жизни твоей матери…

– А до нее – ее матери, и до нее – ее… – перебила подругу Микки.

Нелли улыбнулась и кивнула.

– Знаешь, я думаю, это чудесное увлечение, и я просто завидую твоему дару выращивать такие прекрасные цветы.

– Извини. Мне не о чем волноваться. Наверное, я просто не выспалась.

Лицо Нелли омрачила легкая тревога.

– Ты не говорила, что плохо спишь.

– Ох, да ерунда все это, – отмахнулась Микки. – Я просто вчера слишком заработалась и сидела в офисе допоздна.

«Пожалуйста, не расспрашивай меня об этом», – мысленно попросила Микки, глядя на подругу и поспешно хватаясь за чашку с капучино. Ей не хотелось, чтобы Нелли знала: ее усталость совсем не связана с переработкой или недосыпанием. Ей хотелось только одного: поскорее ускользнуть в мир снов и спать, спать, и, хотя она не чувствовала себя отдохнувшей после пребывания в мире фантазий, ее тянуло туда ночь за ночью.

– Микки?

– На чем я остановилась? – с трудом вернулась к реальности Микки.

– На прекрасном розовом саде.

– Да, верно.

– И на том, что начались чудеса.

– Да… – Микки снова уставилась на камин. – Какое-то время я просто гуляла между розовыми кустами, касалась цветов и восхищалась их красотой. Стояло раннее утро, воздух был свежим и прохладным, а на розах сверкала роса. Все выглядело как после купания. Кусты на террасах образовывали нечто вроде лабиринта. Я все бродила и бродила там, наслаждаясь красотой.

Тут улыбка Микки дрогнула, и она немного помолчала, прежде чем перейти к следующей части сна. Она почувствовала, как на щеках проступает румянец, резко отвела взгляд от камина и посмотрела в глаза удивленной подруге.

– Только не говори мне, что ты смущаешься! – сказала Нелли.

Микки криво усмехнулась.

– Есть немного…

– А ты вспомни, чем мы с тобой однажды занимались в гостинице. В одной комнате. Наплюй на все и расскажи подробно. К тому же если это не поможет, не забывай…

Нелли откусила еще кусок бисквита и проговорила с набитым ртом:

– Я же профессионал.

– Вот об этом напоминать не надо, – проворчала Микки. И, глубоко вздохнув, продолжила: – Ладно, значит, я гуляла среди роз, а потом вдруг почувствовала его. Я его не видела, но знала, что он рядом.

Микки облизнула губы. И ее рука бессознательно поднялась к горлу. Кончики пальцев медленно скользили по чувствительной коже у основания шеи, пока Микки говорила:

– Я пошла быстрее, потому что сначала мне показалось, что я должна убежать от него, но скоро все изменилось. Я слышала, что он рядом; он как будто захватывал меня… Он совсем не старался не шуметь, не пытался спрятаться. Меня словно преследовало яростное, сильное животное.

Микки умолкла, чтобы отдышаться. Все тело пылало. Она чувствовала, что между грудями выступили капли горячего пота и медленно поползли вниз.

– Ты боялась? – спросила Нелли.

– Нет, – ответила Микки таким тихим шепотом, что ее подруге пришлось наклониться, чтобы расслышать. – Как ни странно. Я совсем не боялась. Меня это возбуждало. Волновало. Я хотела, чтобы он меня поймал. И если я бежала, то лишь для того, чтобы раззадорить его… мне очень хотелось его раззадорить.

– Вау… – выдохнула Нелли. – Сексуально…

– Я же говорила… а дальше пошло еще лучше.

– Неплохо, – кивнула Нелли, снова вгрызаясь в бисквит.

2
{"b":"140466","o":1}