ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ладно, я услышала это... этот... шум прямо за спиной. Сначала я подумала, что это связано со спектаклем, который как раз репетировали в парке.

– А, да... Представление в парке, которое будет идти в первую неделю ноября. Я почти забыла. А что они ставят в этом году?

– «Медею», – ответила Микки, криво улыбаясь.

– Значит, странный звук со сцены в парке не должен был показаться слишком уж удивительным.

– Верно, если не считать того, что я услышала рев... рычание, и хотя я не перечитывала эту пьесу после окончания школы, не думаю, что в «Медее» есть дикие звери.

– Ты слышала голос льва?

– Я не знаю... Немного похоже на льва... но это было что-то другое.

Микки снова замолчала. Она прекрасно знала, что услышанный ею рык не был похож на голос обычного обитателя зоопарка. В нем звучало одиночество... рвущее сердце, полное, абсолютное, ужасающее одиночество. И в нем было что-то человеческое. Но об этом Микки не собиралась говорить подруге. Она все-таки была не настолько сумасшедшей... по крайней мере, пока. И она продолжила рассказ:

– Да, я прекрасно знаю, что зоопарк находится на другом конце города, и даже если бы лев или еще кто-нибудь исходил там рыком, все равно я не смогла бы его услышать от Вудворд-парка. Но клянусь, я слышала именно рычание. Как ты можешь и сама догадаться, меня это удивило, и как только я дошла до тротуара, сразу обернулась. Парка было почти не видно, потому что воздух был полон то ли пара, то ли... Я не знаю, черт побери, что это было такое. Ну знаешь, как потоки горячего воздуха, что поднимаются от нагретого асфальта в середине лета. Я подумала, что у меня что-то случилось с глазами, поморгала, потерла их... А когда снова их открыла – парк исчез.

Нелли нахмурилась, сдвинув брови к самой переносице.

– Что ты имеешь в виду? Как это – исчез?

– Да так. – Микки передернула плечами. – Исчез. Растворился. Смылся куда-то. Не было его. А вместо него появился огромный лес.

– Ну... вообще-то в Вудворд-парке есть деревья, – сказала Нелли, как будто такого объяснения было вполне достаточно.

Микки громко фыркнула.

– Ох, умоляю!.. Я не говорю об этих симпатичных, аккуратно подстриженных деревцах, которые расставлены между искусственными водопадами и живыми изгородями из азалий. Это был самый настоящий лес! Там росли гигантские дубы, лес был дремучим и темным.

Микки вздрогнула.

– Если бы я туда вошла, я бы сразу заблудилась.

– А ты услышала тот рев еще раз?

Микки покачала головой.

– Нет, вокруг было очень тихо. Пугающе тихо, если хорошенько подумать.

– А еще какие-то чувственные иллюзии ты испытала во время этой галлюцинации?

– Ну, теперь ты говоришь совсем как мозгоправ.

– Просто ответь на этот чертов вопрос!

– Я ощущала запах роз.

Губы Микки изогнулись в улыбке.

– По крайней мере, ты последовательна.

Нелли усмехнулась. И тут же ее взгляд стал серьезным.

– И чем все закончилось?

Микки поморщилась.

– Да какой-то болван проехал мимо на пикапе... сигналил вовсю и орал что-то вроде: «У-у! Какая же ты красотка, рыжая!» Конечно, вся иллюзия сразу исчезла.

– Да, если это вообще была иллюзия, а не что-то посерьезнее, – пробормотала Нелли.

– Угу... – Микки согласно кивнула. – Так значит, у меня проблемы с репой?

– В таких случаях я предпочитаю использовать медицинские термины. Не думаю, что «репа» к ним принадлежит.

– Да как ни назови, все равно я теперь безмозглый овощ.

Нелли пожала плечами.

– Ты не овощ, ты тот еще фрукт.

Но миг спустя ее лицо стало серьезным.

– Ладно, хватит шутить, Микки. Мне надо знать, что ты чувствуешь. Тебе страшно?

Микки ответила не спеша, стараясь смотреть в глаза подруге.

– Должна признать, я волнуюсь. Пытаюсь понять, что происходит у меня в голове, но не боюсь. – Она глубоко вздохнула, прежде чем закончить ответ. – Если честно, мне, конечно, не хочется выглядеть сумасшедшей или какой-то там извращенкой, но все эти сны стали невероятно сексуальными. Черт, даже от того странного видения у меня сердце заколотилось, и возникло ощущение, будто меня целует кто-то, кто хорошо знает, как это делается. Мне неприятно в этом признаваться, но я чувствую скорее сексуальное возбуждение, чем страх.

Она прикусила нижнюю губу.

– Наверное, это ужасно, да?

– Нет, – поспешила заверить ее Нелли. – Я рада, что ты не испытываешь тревоги или страха. Вообще-то...

Она открыла сумочку и достала губную помаду.

– Мое профессиональное мнение – хотя формально ты его и не спрашивала, – что твое воображение просто выводит наружу то, что ты прячешь от себя.

– Ты всегда это говоришь пациентам?

– Ты не мой пациент. И, подружка, ты не сумасшедшая.

– Я просто творческая личность и сексуально озабочена?

– В целом согласна. Но если хочешь – могу дать тебе направление к хорошему неврологу.

– Невролог! – От ужаса у Микки дрогнул голос. – Ты думаешь, у меня опухоль в мозгу или что-то в этом роде?

– Ох, не будь дурочкой. Существует множество неврологических расстройств, которые вызывают симптомы, похожие на те, что ты описываешь.

Нелли встала, взяла с соседнего кресла свой портфель.

– Если все это ухудшится и начнет всерьез тебя беспокоить, ты, может быть, захочешь пройти обследование или еще чего-нибудь.

– «Чего-нибудь» – это еще один медицинский термин?

– Такой же, как «овощ» или «репа».

Нелли наклонилась и быстро обняла подругу.

– Не беспокойся из-за этого. Просто живи нормальной жизнью, как всегда, потому что ты совершенно нормальна. Ох, и не забудь, я устраиваю тебе встречу с тем профессором, что будет читать у нас лекции на телевидении.

Микки застонала.

– Теперь мне действительно хочется узнать, считаешь ли ты меня чокнутой!

– Прекрати! Тебе будет полезно встретиться с ним. Только не веди себя так, будто ненавидишь всех мужчин. Это может испортить первое впечатление.

– Я совсем не испытываю ненависти ко всем мужчинам. Я даже люблю мужчин. Теоретически. Просто за последние тридцать пять лет я слишком часто в них разочаровывалась.

– Ну, это нельзя назвать очень уж положительным отношением.

– Отлично. Я постараюсь быть паинькой.

– Я совсем не это имела в виду... просто не будь слишком циничной и не тревожься. Ты в полном порядке.

Нелли еще раз обняла подругу и быстро направилась к выходу.

Микки нахмурилась и посмотрела на часы. Ей тоже не стоило засиживаться. Допивая кофе, она пробормотала себе под нос:

– Не тревожиться? Ну конечно! Я же видела «Феномен». Джон Траволта верил, что его посетили инопланетяне – пока не умер от совершенно земной опухоли в мозгу. Инопланетяне... сексуальный, похожий на зверя возлюбленный, что является во сне... какая разница? Думаю, нам обоим достались странные пути.

Глава третья

– Служба медицинских сестер. Чем могу быть вам полезна? – произнесла Микки в телефонную трубку и посмотрела на настенные часы.

Первый час. Интересно, этот день когда-нибудь кончится?

– Могу я поговорить с Микки Эмпауз? – спросил мужчина.

– Я вас слушаю. – Микки постаралась говорить как можно спокойнее.

Наверное, это очередной представитель какой-нибудь фармацевтической фирмы, желающий убедить ее, что ему просто необходимо встретиться с ее боссом. Поскольку Микки была помощником-референтом директора Службы медицинских сестер госпиталя Святого Иоанна, ей приходилось защищать свою начальницу от разного рода продавцов и прочих расхитителей времени. И это самая неприятная часть ее работы. Интересно, эти парни когда-нибудь отказываются от попыток проникнуть куда-либо?

– Микки, это Арнольд Ашер. Я звоню, чтобы подтвердить: мы встречаемся сегодня вечером.

– О! А... ох... – забормотала Микки.

– Вы как будто удивлены. Я что, ошибся датой?

Даже по телефону Микки слышала, как он застучал пальцем по электронному органайзеру.

4
{"b":"140466","o":1}