ЛитМир - Электронная Библиотека

 – Вот как? – удивилась Венера. – Наложить чары на гениталии короля Олимпа – это намного труднее, чем...

 – Послушай, ты можешь не думать постоянно о чьих-нибудь гениталиях? Я говорю о троянцах и греках! Это будет нетрудно, если мы трое объединим свои силы. Давайте сотрем у смертных воспоминания о том, что именно произошло после того, как был убит берсеркер.

 – Но сможем ли мы это сделать? – не поверила Гера, хотя и взбодрилась сразу же.

 – А почему бы и нет? – насмешливо бросила Венера.

И одобрительно посмотрела на Афину.

 – Знаешь, секс безусловно отлично повлиял на тебя. Конечно, мне неприятно это повторять, но я ведь давным-давно говорила тебе об этом!

 – Конечно, мне неприятно это признавать, но, похоже, ты была права.

Венера расплылась в победной улыбке, но Афина тут же добавила:

 – На этот раз права, только на этот раз!

Сероглазая богиня оглядела поле сражений. И конечно же, ее взгляд остановился на высоком воине, которого она так нежно любила. Не повышая голоса, почти шепотом Афина произнесла:

 – Одиссей, иди ко мне!

И даже с такого расстояния она увидела, как Одиссей сразу оглянулся, улыбнулся и пошел в ее сторону.

 – А зачем ты его зовешь? Мы же собрались стереть у всех воспоминания! – сказала Гера.

 – Только не у него, – возразила Афина. – Меня совершенно не заботят все остальные, но Одиссей будет помнить все, до мельчайших подробностей.

 – Наверное, это правильно, – согласилась Венера, – Она ведь его любит. И если мы вмешаемся в его воспоминания, мы можем бесчестно поступить с тем, что они разделили между собой.

Афина наконец-то улыбнулась при виде искренности Венеры.

 – Спасибо, богиня любви.

 – Никаких проблем, богиня войны! – Венера легко отсалютовала подруге.

 – Но если мы сотрем воспоминания, что мы вложим на их место? Что они должны якобы помнить?

 – Давай возложим это на Посейдона, – предложила Афина, – Он все равно уже здесь, и у него свои дела с троянцами.

 – Нет, всем известно, что он не мог дотянуться до стен Трои, пока мы не сунулись в это дело, – напомнила богиням Гера. – Он заключил сделку с царем Лаомедонтом. Если бы можно было нарушить этот договор, Посейдон давным-давно бы это сделал. К тому же мы ведь не хотим гневить бога всех морей? Сами знаете, что бывает в таких случаях... все моря из берегов выходят!

И тут Венера захихикала.

 – Знаю! Это будет великолепно! Помните ту лошадь, которую выдумал какой-то глупый сочинитель, вместе с историей про пятку Ахиллеса?

 – Конечно, мы ее помним, – Гера передернула плечами, – Это из того же ряда, что и дурацкий слух о том, будто именно мы развязали троянскую войну. Немыслимо!

 – Ну и ладно, воспользуемся этими дурацкими слухами к своей выгоде! – предложила Венера, – Давайте-ка сотворим деревянного коня прямо там, в городе, и вложим в головы смертных воспоминание о нем!

 – Блестяще! – выдохнула королева Олимпа.

 – Мне это нравится, – решила Афина.

 – Что еще за троянский конь? – спросил подошедший Одиссей.

Афина нежно улыбнулась ему.

 – И пусть Одиссей все знает.

Гера и Венера пожали плечами.

 – Ну, как бы то ни было... пусть, – сказала Венера.

Королева Олимпа кивнула.

 – Что за троянский конь? – повторил свой вопрос Одиссей.

 – Я тебе объясню попозже, – сказала Афина, – А прямо сейчас тебе лучше отойти в сторонку.

И три богини взялись за руки и пошли через изрытое копытами и ногами поле сражений. Приблизившись к остаткам стен Трои, они засияли объединенной силой.

И их голоса зазвенели над Троей, омывая смертных, как очищающий дождь.

 – Наша задача выполнена, – сказала Афина, – Троянская война кончилась.

 – Но память о нас троих должна угаснуть сегодня с закатом солнца, – продолжила Венера.

 – А с рассветом придут новые воспоминания и начнется новая эра, – закончила королева Олимпа.

Богини вскинули руки и одновременно послали свою силу к Трое. Огромный деревянный конь внезапно появился рядом со стеной, и в то же мгновение солнце опустилось в кроваво-красное море.

 – Ну, вот и все, – сказала Венера, потирая руки, как после хорошо сделанной работы.

 – Мне надо вернуться к Зевсу, пока он не проснулся, – заявила Гера, – Знаете, меня все это как-то взбодрило. Похоже, я готова к новым сладостным утехам.

Она подняла руки, посылая подругам благословение.

 – Богини, я получила немалое удовольствие!

 – Моя королева... – одновременно произнесли Венера и Афина, уважительно кланяясь.

Гера исчезла.

 – Я должна объяснить все Одиссею, – сказала Афина, а ее взгляд уже искал возлюбленного.

 – Иди, и да пребудет с тобой благословение воплощенной Любви, Афина! – сказала Венера.

 – Спасибо, подруга, – ответила Афина и поспешила прочь.

Венера радостно вздохнула, думая о своем мужественном супруге Вулкане, с которым она проводила недостаточно времени с тех пор, как началась история с прекращением войны. И в ее уме уже начали зреть планы романтического свидания с мужем, этой же ночью...

 – Гера была права... меня это тоже весьма взбодрило, – пробормотала богиня любви, – В конце концов, воплощенной Любви очень даже нравится, когда наступает счастливый конец.

Венера вскинула нежную руку и, легонько щелкнув пальцами, исчезла, оставив после себя лишь облачко бриллиантовой пыли, которая тут же превратилась в стайку светлячков, заполнивших оливковую рощу, как маленькие маячки надежды.

Исторические примечания

 Агамемнон вернулся в Грецию, к Клитемнестре, своей супруге. Он привез с собой Кассандру, самонадеянно предполагая, что Клитемнестра склонится перед его волей и как бы не заметит, что он выставляет напоказ новую любовницу. Однако вместо того любовь Клитемнестры превратилась в ненависть, и Клитемнестра убила Агамемнона, когда тот купался в ванне, связав его шелковыми лентами. А потом она убила и Кассандру.

Брисеида, которую звали также и Гипподамией, вернулась к отцу, царю города Писы, что в Элиде. Она стала править вместе с ним. Слухи твердили, что дочь и отец были любовниками. Он делал все, что только мог, чтобы не позволить дочери выйти замуж, и вызывал всех ее поклонников на конные состязания. Если они проигрывали, царь убивал их. Пелоп был двадцатым претендентом, и с помощью Брисеиды, а кое-кто утверждает, что Брисеиде помогала сама Гера, которая считала, что она в долгу перед этой смертной женщиной, он победил ее отца, а попутно и убил его.

Они поженились и правили Писой, и у них было много детей, но еще у Пелопа был сын от первого брака. И Пелоп сильно его любил. Брисеида, преисполнившись ревности, натравила на сына Пелопа двух своих сыновей. Пелоп покинул Брисеиду, а потом проклял и ее сыновей. В отчаянии Брисеида покончила с собой.

Одиссею понадобилось десять лет, чтобы вернуться домой, в Итаку. И во время всего этого долгого путешествия с ним была Афина, а слухи утверждают, что она осталась с ним рядом и потом, но это уже – совершенно отдельная история.

75
{"b":"140467","o":1}