ЛитМир - Электронная Библиотека

Джей открыла дверцу холодильника и с отвращением смотрела на запасы замороженных блюд для микроволновки, когда зажужжал домофон. Решив забыть об обеде, а именно это она слишком часто делала в последнее время, женщина нажала на кнопку.

– Да, Деннис?

– Вас хотят увидеть мистер Пэйн и мистер Маккой, мисс Гренджер, – спокойно ответил Деннис. – Из ФБР.

– Что? – спросила пораженная Джей, уверенная, что неправильно поняла.

Деннис повторил сообщение, но слова остались теми же.

Она была совершенно ошеломлена.

– Пропустите их, – попросила она, потому что не знала, что еще делать.

ФБР? С чего бы это? Если хлопанье дверью собственной квартиры каким-то образом не нарушает федеральный закон, то худшее, в чем она может быть обвинена, – срывание ярлыков с матраса и подушек. Ну что ж, почему бы и нет? Совершенно поганый конец совершенно поганого дня.

Дверной звонок зазвонил мгновение спустя, и она поспешила открыть дверь, лицо все еще отражало замешательство. На лестничной площадке стояли двое довольно невзрачных, скромно одетых мужчин, которые предъявили ей значки и документы, подтверждая свой статус.

– Я Фрэнк Пэйн, – сказал мужчина постарше, – а это Гилберт Маккой. Мы хотели бы поговорить с вами, если не возражаете.

Джей махнула рукой, приглашая их зайти.

– Я в полной растерянности, – призналась она. – Пожалуйста, присаживайтесь. Кофе?

Понимающий взгляд сделал лицо Фрэнка Пэйна почти приятным.

– Спасибо, – ответил он с искренней признательностью. – Сегодня был долгий день.

Джей прошла на кухню и торопливо включила кофейник, потом для полной уверенности прожевала еще две антацидовые таблетки. Наконец глубоко вздохнула и вышла в комнату, где мужчины удобно устроились на мягком роскошном серо-голубом диване.

– И что я натворила? – спросила она, полушутя.

Оба мужчины улыбнулись.

– Ничего, – заверил Маккой успокаивающе.

– Мы только  хотим поговорить с вами о прежних знакомых.

Девушка опустилась в подходящее к дивану серо-голубое кресло, вздохнув с облегчением. Жжение в животе слегка утихло.

– О каких прежних знакомых?

Может быть, они пришли из-за Фаррелла Уордлоу; возможно в мире существует справедливость.

Фрэнк Пэйн достал из внутреннего кармана пальто маленькую записную книжку и открыл ее, очевидно, сверяясь с записями.

– Вы – Джанет Джин Гренджер, были замужем за Стивом Кроссфилдом?

– Да.

Так это имеет какое-то отношение к Стиву. Ей следовало бы догадаться. Однако она была поражена, как будто каким-то образом вызвала этих мужчин, подумав о Стиве чуть ранее, хотя почти никогда не вспоминала его. Сейчас он настолько далек от ее жизни, что даже мысленно она не могла представить, как он выглядит. И во что же он влип в бесконечной жажде азарта?

– У вашего бывшего мужа есть какие-нибудь родственники? Или кто-то близкий?

Джей медленно покачала головой.

– Стив сирота. Он рос в нескольких приемных семьях и, насколько я знаю, никогда не контактировал ни с одним из приёмных родителей. Что касается каких-то близких друзей…– она пожала плечами, – после нашего развода пять лет назад я не видела его и не получала от него никаких известий, так что понятия не имею, кто его друзья.

Пэйн нахмурился, потирая переносицу.

– Вы не помните имя дантиста, которого он посещал, пока вы были женаты, или, возможно, его врача?

Джей покачала головой, глядя на него.

– Нет. Стив был отвратительно здоров.

Двое мужчин посмотрели друг на друга, нахмурившись. Маккой спокойно произнес:

– Проклятье, дело все больше усложняется. Мы попадаем в один тупик за другим.

Лицо Пэйна пересекли глубокие морщины усталости и чего-то еще. Он снова взглянул на Джей, в его глазах читалось беспокойство.

– Как вы думаете, кофе уже готов, мисс Гренджер?

– Должно быть. Сейчас вернусь.

Не зная почему, Джей ощущала потрясение, когда вошла на кухню и начала расставлять чашки, сливки и сахар на подносе. Кофе закипел, она перенесла его на поднос и застыла, глядя на поднимающийся пар. У Стива, очевидно, серьезные неприятности, действительно серьезные, и она сожалела об этом, не будучи в состоянии как-то помочь. Впрочем, это было неизбежно. Он всегда гонялся за приключениями, но, к сожалению, приключения часто шли рука об руку с проблемами. Это был просто вопрос времени, когда беда настигнет его.

Она принесла поднос в гостиную и поставила на низкий столик перед диваном, лоб пересекли морщины, взгляд стал хмурым.

– Что сделал Стив?

– Ничего противозаконного, насколько нам известно, – торопливо ответил Пэйн. – Он просто попал в... сложную ситуацию.

Стив не сделал ничего противозаконного, но ФБР интересуется им? Джей нахмурилась, разливая кофе в три чашки.

– Какую сложную ситуацию?

Пэйн посмотрел на нее с беспокойством, и внезапно она заметила, что у него очень хорошие глаза – ясные и странно сочувствующие. Нежные глаза. Никогда бы не подумала, что агент ФБР может обладать такими глазами. Он откашлялся.

– Очень сложную. Мы даже не знаем, почему он там оказался. Поэтому нам необходимо, крайне необходимо найти кого-то, кто сможет его опознать.

Джей побелела, осознав это тихое зловещее высказывание, запылавшее в голове. Стив мертв. И хотя любовь, которую она чувствовала к нему, давно прошла, она ощутила пронзительную печаль по прошлому. Он был такой забавный, всегда смеялся, карие глаза горели дьявольским весельем. Узнать, что его смех умолк навсегда, – как будто потерять часть своего детства.

– Он мертв, – сказала она, тупо уставившись на чашку в руке, которая начала дрожать, расплескивая кофе в разные стороны.

Пэйн быстро потянулся, взял у нее чашку и поставил на поднос.

– Мы не знаем, – ответил он, на лице отразилось еще большее беспокойство. – Произошел взрыв, один из двух мужчин выжил. Мы думаем, что это Кроссфилд, но не уверены. Он в критическом состоянии, это все, что нам известно. Я больше ничего не могу вам объяснить.

Это был долгий ужасный день, и он не собирался становиться лучше. Джей сильно сжала виски, пытаясь уловить смысл сказанного.

– При нем были какие-нибудь документы?

– Нет, – ответил Пэйн.

– Тогда почему вы думаете, что это Стив?

– Мы знаем, что он был там. Найдены обрывки его водительских прав.

– Почему вы не можете просто посмотреть на него и сказать, кто он такой? – закричала она. – Почему вы не можете идентифицировать другого мужчину и узнать, кто он, методом исключения?

Маккой отвел взгляд. Ласковые глаза Пэйна потемнели.

– От него практически ничего не осталось, что можно было бы опознать. Ничего.

Она больше ничего не хотела слышать, не хотела знать никаких деталей, хотя могла предположить ужасную бойню. Она внезапно оледенела, как будто кровь в ней перестала струиться.

– Стив? – слабо спросила она.

– Мужчина, который выжил, находится в критическом состоянии, но доктора дают прогноз, как они называют, «осторожно оптимистичный». У него есть шанс. Два дня назад они не были уверены, что он переживет ночь.

– Почему настолько важно узнать прямо сейчас, кто он? Если выживет, вы сможете спросить его. Если умрет…

Джей резко замолчала. Она не могла произнести эти слова, но подумала о них. Если он умрет, не имеет значения. Если никого не останется в живых, они закроют дело.

– Я ничего не могу рассказать вам, за исключением того, что мы должны узнать, кто этот мужчина. Мы должны знать, кто умер, чтобы предпринять кое-какие шаги. Мисс Гренджер, могу лишь сказать, что конкретно наше агентство не вовлечено в ситуацию. Мы просто сотрудничаем с другими, потому что дело касается национальной безопасности.

Внезапно Джей поняла, что им от нее нужно. Они были бы рады, если бы она помогла им найти любые стоматологические или медицинские карты Стива, но это не упростит их цель. Они хотят, чтобы она пошла с ними и лично опознала раненого мужчину как Стива.

2
{"b":"140475","o":1}