ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 - Послушайте, — сказал он, почесав бровь. — Вы зря достали оружие. Стрелять вы все равно ведь не станете. А я могу позвонить в полицию.

 - Стану, — усмехнулся Кит. — Я в таком положении, что стану.

 - Ну, это будет совсем уж глупость, — пожал плечами Мэйсон. — Вы же пришли сюда не для того, чтобы убить меня, не так ли?

 - Зачем ты приходил в снукер–бар на тридцать девятой?

 - Ах, вот оно в чем дело! — кивнул лаборант. — Я ходил туда по поручению Эрджили, передавал лекарства для дочери хозяев заведения. Она снуксил–зависима, если вы не знаете, и Эрджили пытался ей помочь. А Тони, Тони Уайт - это… Впрочем, не ваше дело. Считайте, что это врачебная тайна… Так что спрячьте свой пистолет и убирайтесь отсюда. Я не стану звонить в полицию.

 Он врал. Кит поставил бы сто против одного, что Мэйсон врет. Но добиться от него чего–нибудь, кажется, было невозможно. Если только прострелить ему ногу для оживления беседы. Но что тогда делать с остальными? Ведь они вызовут полицию. Если не сразу, то после того, как Кит уйдет.

 Он спустил револьвер со взвода, убрал его обратно в карман.

 Мэйсон стоял, сохраняя равнодушно–ироничную мину.

 - Вот что… — сказал Кит. — Вы ведь должны знать номер телефона Эрджили. Вы наверняка поддерживаете связь с ним.

 - Нет, — покачал головой Мэйсон. — Мобильный номер Эрджили мне не известен.

 Похоже, от этого парня он ничего не добьется. А значит, нужно идит ва–банк, играть в открытую.

 - Ну что ж, — вздохнул Кит, — скажите Эрджили, что завтра, в девять часов утра, я буду ждать его на автостоянке, на сорок восьмой улице, возле бывшего часового завода. Мне нужно передать ему кое–какие документы. Это очень, очень важно для него… И да, если он не придет на эту встречу, я все–таки вас убью.

 Если придет Эрджили, все будет просто супер.

 Если придут подельники Мэйсона, что скорей всего и случится, то…

 Но другого шанса просто нет.

 Мэйсон недоуменно дернул бровью.

 - Послушайте… э–э… Кит…

 Но Кит не стал слушать. Он хлопнул лаборанта по плечу и вышел на улицу.

 

Глава 13

 

 В этом городе не видно и не слышно детей. Молодежь за шестнадцать, которую выгнала на улицу игра гормонов или обстоятельств, встречается. А детей нет. Их можно встретить только в сопровождении родителей или в школьном автобусе. А так, чтобы просто увидеть на улице играющую стайку — такого не бывает уже лет десять, как минимум.

 А город без детских голосов кажется мертвым вдвойне.

 Город с улыбкой гуимплена на мокром от дождя лице…

 Ты болен, сука, ты скоро сдохнешь.

 Верни мне Эрджили, тварь!

 

 В маленькой забегаловке на пятьдесят первой, где всегда тусовались фарцовщики, Кит нашел Тито. Сухой, как старый жердь, черноволосый, неопределенной национальности и говоривший всегда с явным, кажется, слишком уж броским, деланным, акцентом, этот старый и опытный фарцовщик был известен по всему району номер восемь. Известен тем, что мог достать, купить или продать все, что угодно и всегда был при деньгах. Что интересно, Кит не слышал, чтобы он хоть раз подвергся нападению бандитов.

 Тито сидел за столиком с чашкой какой–то бурды, издающей неестественно сильный аромат кофе и курил настоящую сигарету с фильтром, выпуская ароматный дым из под висячих, седоватых уже, усов.

 - Не могу жити бьес кофа, — сказал он, увидев Кита, садящегося на старый и скрипучий плетеный стул напротив. — Моя жист кончилас, когда не стал кофа.

 - Разве его нельзя купить? — спросил Кит, искренне удивясь.

 - Ты думаешь, если бы его можно был купити, Тито не отдал бы любы денги, чтобы кажди ден брати наслаждене за чашка кофа?! Но даже Центру настоящи кофа нет. Нет! Да, чу бека у бека!..

 - Мне проще, — улыбнулся Кит не–показному горю фарцовщика. — Я его никогда не пробовал.

 Тито поцокал языком, как бы жалея несмышленого юнца.

 - Как твоя жист, скажи? — спросил он через минуту.

 - Прёт, — коротко ответил Кит, выкладывая на стол две коробочки и ампулу снука, добытую еще для мамы.

 - Ой–е, — кивнул фарцовщик, доставая кошелек. — Стандарт.

 Он вложил в протянутую руку Кита тридцать баксов.

 - Скажи, Тито, — Кит положил на стол мобильник Хилмана. — Можно достать зарядник к этой штуке?

 Тот взял трубку, осмотрел, поцокал языком, пошевелил бровями.

 - Трудно, — сказал наконец. — А что достати трудно, то буде дорого стоит, сам понимаешь. Баксов семсот буде стоит.

 - Ох ты! — присвистнул Кит.

 - Угу, — авторитетно кивнул фарцовщик. — Но ты можешь продат ето телефон Тито. Тито даст ти три сто баксов.

 - Нет–нет! — спохватился он тут же. — Не три сто, нет. Три сто и дваццат! Хотя… ето много, ибо что телефон с жестка прошивка и очен стар.

 Кит хорошо знал фарцовщика и его манеру: дать заведомо низкую цену, а потом, будто спохватившись и облагодетельствуя, накинуть десятку. В итоге, если продавец плохо знает рынок и Тито, он отдает товар задешево и радуется, что остался в выигрыше.

 Раз Тито назвал цену в триста двадцать, значит, вполне реально сторговаться за триста пятьдесят.

 - Нет, Тито, извини, — Кит потянул телефон обратно. — Мне говорили, он стоит четыре сотни.

 - Кто говорил?! Я тому нюх топтал, кто ти тако говорил! Три сто и сорок — ето сама болша цена, и то еще по факт.

 - Нет, извини, Тито, — Кит продолжал неторопясь тянуть телефон по столу в свою сторону. — Не хочу продешевить. И деньги нужны, но и телефон нужен.

 - Э–э–э, — с досадой протянул фарцовщик, — ты почему такой, а?! Как–будто Тито хочет что ты продьешевил! Но Тито тоже нужно имети чашку вот ета бурда… Ладно, три сто и сорок, налом.

 Кит подтолкнул мобильник в сторону фарцовщика. Трубка, скользя, сделала несколько оборотов вокруг своей оси, легла под смуглую лапу Тито.

 - Ты номера си взял?

 - Угу, — кивнул Кит.

 По дороге он зашел в какой–то подъезд, выписал из телефонной книжки все номера, обнулил счетчики и память. Едва успел до того, как трубка издала прощальный писк и ушла в анабиоз.

 Кит принял от фарцовщика триста сорок баксов, сложил, сунул в самый надежный, потайной, карман.

 - Скажи, Тито, ты знаешь Кокса? — спросил он.

 Тито посерьезнел, бросил на собеседника быстрый и скользкий взгляд.

 - Слышал, — ответил немного подумав. — Но сам не знамо.

 - Чем он занимается?

 - Зачем таки вопросы спрашиваешь, дъяле? — недовольно произнеес Тито. — Я чужи дела не спрашивал, что мне. Менше знаешь, крепче спишь.

 - А Тони Скарамо?

 Фарцовщик подумал, пожал плечами.

 - Не знамо такой.

 Но черные глаза его, в которых затуманилось какое–то неприятное воспоминание, подсказали Киту, что Тито не договаривает.

 - Ты слушай, парен, Тито ти добро слово говорит, — добавил фарцовщик. — Тито не знает, куда ты тамо полез и что искаешь, но ты ети имена забывай скорей и никому болше не спрашивай о нех. Аскурэ. Никогда.

 - Угу, — кивнул Кит. — Слушай, мне нужны патроны под револьвер, тридцать восьмого.

 - Эх, парен!.. — покачал головой Тито. — Во что же ты клеился?.. Заходи тут рядом, тридцаты дом, на квартиру шест, спрашивай Боба, скажи, что от Тито приходишь. Он ти продаст по дваццат. Толко ти! И не болше, что полста штуки. Сичас я ему буду звонити. Он мне должный.

 - Я понял. Спасибо, Тито!

 По двадцать — это было очень серьезно, это было почти даром!

 - На тим свет благодарити будешь, — пробормотал фарцовщик. — Чме поли, мезалла!

 - Все равно, спасибо, Тито! — Кит встал, хлопнул фарцовщика по плечу, пошел к выходу.

 - С богом, парен! — напутствовал его тот, доставая свой сотовый.

 

 У Боба, в маленькой вонючей квартирке на пятьдесят первой улице, от пола до потолка забитой всяким хламом, Кит прикупил десяток патронов. Два загнал в барабан на место использованных, восемь сложил в карман. Спасибо Тито! По нормальному–то, по деловому, ему меньше чем за тридцатник патроны не взять бы.

33
{"b":"140485","o":1}