ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Он не собирался так просто отдать свою жизнь, если сегодня или завтра ее попытаются взять, те или эти. Ясно, что не жилец он теперь, все равно, но если получится протянуть на день–два больше — это уже хорошо. Ему бы только успеть найти Эрджили.

 Вот только Кит не представлял сейчас, где и как будет его искать. Оставалась надежда на то, что от Джессики он выйдет живым и с нужной информацией. Он не знал еще, как будет эту информацию у девчонки добывать, но был уверен, что других путей просто не остается. И если девчонка надумает взбрыкнуть…

 Ладно, там видно будет.

 

 В подъезд он вошел свободно, поскольку цифровой замок на двери в очередной раз был сломан гуимами.

 Она открыла не сразу, только после третьего или четвертого звонка. В халате на голое тело (на голое, на голое — Кит сразу отметил соски, проступающие под легкой тканью), с мокрыми после душа волосами, пахнущая лавандой.

 - Я не ждала тебя так рано, — объяснила она и добавила шутливо: — И курица — тоже.

 - Ну, значит, я подожду вас, — ответил он в тон.

 Пока она в другой комнате переодевалась и сушила волосы, Кит снял ветровку, осмотрелся.

 Похоже, она действительно не ждала; по крайней мере, никаких приготовлений к его приходу видно не было — обстановка естественна, с легким одиноким беспорядком, без настораживающих посторонних запахов и незаметного глазу, но действующего на внутреннее чувство опасности, расположения предметов.

 Он вдоль стены подошел к окну, задернул шторы, выглянул в щель между ними. Четырнадцатая не была пустынна, но ничего особенного Кит не увидел. Пробежался глазами по крышам и окнам стоящих напротив домов, в совершенно глупой надежде обнаружить засевшего в укрытии снайпера — Роба.

 Действительно, глупо…

 Прокрался в прихожую и посмотрел список вызовов телефона. Последний исходящий был сделан больше двух часов назад. Значит, она долго не открывала только потому, что была не одета, а не потому, что спешно докладывала своим о приходе жертвы.

 Открыл ее сумочку, брошенную на полку тут же, заглянул. Ничего подозрительного: ни пистолета, ни диктофона, ни удостоверения агента спецслужб — обычный для женской сумочки хлам. Правда, не для сумочки обитательницы восьмого района.

 Ну что ж, значит, у него есть небольшое преимущество.

 Нет! Очень большое! Ведь она даже не подозревает, что он готов ко всему. Она думает, что его привела сюда похоть, надежда на секс и потому будет сейчас охмурять. И возможно даже, попытается затащить его в постель — в то место, где так хорошо развязываются языки, без всяких экзекуций и хитрых ходов.

 Она вошла в комнату в брюках до колен, в обтяжку, в легкой блузке с хорошим декольте, с уложенными волосами.

 - Налей себе выпить, — кивнула на бар. — А я займусь курицей.

 - Подожди. Может, не стоит возиться? Что–нибудь попроще, а?

 Она пожала плечами.

 - Ну, собачатины у меня нет.

 Коза!

 - Есть соевая колбаса, огурцы, яйца, брусничный джем…

 - Отлично! Ты поджаришь яичницу с колбасой.

 - Хм! — она пожала плечами, поморщилась, но не стала возражать.

 Он следом за ней прошел в кухню, уселся на табурет, наблюдал как она режет сероватую колбасу, разбивает на сковородку яйца, солит, перчит. Любовался ее тонкими голенями, аккуратной попкой, и тем, как она сосродоточенно и проворно сворачивает яичницу в рулет.

 - Джессика… — произнес Кит.

 - А? — она отставила сковородку, включила чайник.

 - А как тебя зовут на самом деле? — спросил он.

 Она повернулась, посмотрела на него странно, спросила:

 - То есть?

 - Ну–у, — он вальяжно забросил ногу на ногу, подпер подбородок кулаком, смерил ее ироничным взглядом, — Джессика — это же… как там его… агентурный псевдоним?

 Какие мысли пронеслись в ее симпатичной головке за те несколько секунд, пока она недоуменно смотрела на него?

 «Мечта разведки» сказал про нее Эрджили… Ну, в общем–то, она ничем не выдала своего замешательства.

 - Ты о чем? — спросила с легким удивлением, поправляя челку.

 - Если бы ты не приходила к Хилманам, я бы еще сомневался, — сказал Кит, как бы рассуждая сам с собой. — Даже не смотря на твой утренний телефонный разговор и мой паспорт.

 - Кит! — Джесс села на табурет напротив, забыв про яичницу, тревожно глядя на него. — Ты о чем говоришь?!

 Это прозвучало так естественно, так неподдельно тревожно и непонимающе, что он готов был поверить, будто ошибается на ее счет. Актриса!

 - Куда вы дели Эрджили? — это он произнес уже жестко, на полном серьезе.

 Она непонимающе покачала головой…

 Сидит на табурете хрупкая, красивая, — ну очень красивая, на его вкус, — девочка, полуоткрыв ротик, уставя на него непонимающие зеленые глаза, вопросительно подняв бровки… Вся такая… Ее бы взять сейчас на руки и унести в спальню…

 А она — агент корпорации, мечта разведки.

 Сучка!

 - Джесс, мне очень жаль, что все так вышло, — сказал он, действительно чертовски жалея. — Я ничего не имею против тебя, я даже… Я бы… Но есть еще мама, маленькая Джессика Хилман, другие, ни в чем не повинные, люди… Поэтому я буду задавать тебе неприятные вопросы, а ты будешь на них отвечать. Честно отвечать и полно. Иначе… Я бы не хотел думать о том, что будет в противном случае.

 Она снова помотала головой, будто отгоняя назойливое видение. Потом вдруг взвизгнула, вскочила, схватилась за сковородку, на которой, злобно шкворчал яичный рулет.

 - Так, — сказала через минуту. — Это несъедобно. Сделаем еще одну попытку.

 Достала остатки колбасы, принялась кромсать. И никакого видимого волнения — только недоумевающая задумчивость. Молодец!

 - Когда я ночевал у тебя, я слышал твой разговор по телефону, незадолго до того, как ты меня разбудила.

 Кажется, он уже просто шел на принцип: выбить ее из колеи, заставить занервничать, сорваться, потерять ту маску, которую она на себя напялила.

 - А… — она разбила в колбасу новую порцию яиц, убавила огонь.

 - Тебе не кажется, что ты должна мне кое–что объяснить?

 - Мне кажется, я тебе ничего не должна, — усмехнулась она, старательно сворачивая рулет. — Блин, пора менять сковородку…

 - Фрэнк Тичер… Ну, в общем, хозяин этой квартиры, он тебе кто?

 - Фрэнк Читтер. Отец. Он умер год назад.

 - Кхм… — Кит не знал, что сказать. — Извини, я…

 - Да ты спрашивай, спрашивай, — небрежно бросила она, снимая сковородку с огня.

 Но Эрджили не мог ошибаться!

 - А Вулф — это фамилия по мужу?

 - Да, — неохотно произнесла она и усмехнулась. — Мы прожили вместе всего–то два дня. А фамилия осталась на всю жизнь. Давно хочу вернуть родную, но все никак не соберусь. Да и привыкла уже как–то.

 - Где Эрджили?

 - Я не знаю, — она разделила рулет, разложила куски по тарелкам, поставила на стол, села напротив. — Ешь.

 - Я правда не знаю! — добавила она в ответ на долгий взгляд Кита. — Он просто не вышел на связь и все.

 - На связь?

 - Ну да. Мы с ним должны были встретиться сегодня утром, но он не пришел. Наверное, что–то почувствовал. Он очень осторожен. Сегодня в центре, когда мы встретились, я приходила на встречу с ним. Возможно, он послал кого–то понаблюдать за мной. Как думаешь, кого?.. А я думаю, что — тебя.

 - Ты хотела, чтобы я навел вас на него, да?

 - Так ты и навел. Если бы не ты, мы бы никогда о нем не узнали.

 - Ты надеялась, что я приведу вас к нему! Даже зеленый паспорт мне сделала!

 - Я сделала его тебе просто для того, чтобы у тебя не было лишних проблем. Марк пробил тебя по картотеке, сказал, что у тебя красная карта, рассказал, за что.

 - Ну да, ну да, — усмехнулся Кит. — А лихо я купил тебя на встречу с Эрджили, на сорок восьмой, согласись? Мне нужно было знать, кто твои подельнички. Роб там, наверное, все ноги отсидел на автостоянке, карауля нас.

 - Кит, я не понимаю… Зачем тебе это? Ведь у тебя мама… прости, но у тебя ведь мама снукер. Как ты можешь после такого работать на этих ублюдков! И с такой гордостью рассказываешь об этом.

34
{"b":"140485","o":1}