ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Ты влез в игру, начатую не тобой; тебя не звали в нее играть; ты даже не знаешь ее правил. Ты бы хотел остановиться?.. Но выйти из этой игры нельзя, пока не кончится партия.

 Если сегодня они останутся живыми, а в том, что они останутся живыми, Кит почти не сомневается, нужно будет бежать из этого города. Бежать куда угодно, пока не поздно. Кит и так достаточно много сделал для него. Пусть другие попробуют сделать хотя бы столько же! И поэтому он сбежит, и совесть его будет чиста. Вот только отберет у этих ублюдков Джессику. И заберет маму из этой чертовой клиники…

 

 Кит проснулся от того, что Роб взял его за плечо.

 Он так долго ворочался на скрипучем диване, думал уже, что ему так и не удастся задремать. Однако же нет — уснул и спал, кажется, не меньше часа.

 - Отдохнул? — спросил Роб.

 Кит неопределенно пожал плечами. Кажется, отдохнул.

 - Если проснулся не в настроении, лучше спи еще, — серьезно произнес коп. — На такое дело нужно идти бодрым и с желанием.

 - Да нормально, — улыбнулся Кит. — Желание есть.

 - Ну, смотри… Парковая баранина на столе, так что давай, на кухню.

 - В общем так, — начал он, после того, как Кит уселся за стол и взялся за ломоть вареной собачатины. — Когда будем на месте, не делаешь никаких лишних телодвижений — дышишь, говоришь, ходишь и все остальное только по моей команде. Прежде всего переговариваем с прокаженным. Надеюсь, он сможет посоветовать дельного человека. Если нет… Тогда будем надеяться на лучшее. Потом идем к лаборатории и располагаемся на подходах. Пропускаем гостей метров на пять–шесть вперед, остаемся у них за спиной. Если идут двое, действую только я, ты — ждешь. Если трое, ты снимаешь крайнего со своей стороны и ждешь, пока я сделаю остальное. Если четверо, значит снимаешь крайнего со своей стороны и потом держишь под огнем того, что шел рядом — только его, и что бы там ни случилось. Нам нужен один живой. Стрельбу начинаешь только после моего первого выстрела. В том, что неожиданность сыграет в нашу пользу, никаких сомнений нет, так что на этом этапе особых трудностей не будет. Если же вдруг случится неприятность, например, я буду убит, твоя задача — уйти оттуда живым, сам понимаешь, потому что один ты ничего не сделаешь, без вариантов. Если я ранен и не могу сам передвигаться, не нужно играть в благородство и пытаться меня отбить или вытащить — твои действия те же, что и в первом случае. Без вариантов. Помни, что документы остаются здесь и за ними должен кто–то вернуться. Далее… Взяв «языка», надеваем противогазы и выдвигаемся к лаборатории. Язык подает своим сигнал и я его тут же кончаю. После того, как открылась дверь, ты бьешь в лоб открывшему, а я работаю внутрь. Дальше действуем уже по обстоятельствам. Мы успеем положить троих–четверых, пока до остальных дойдет, в чем дело. Главное, не лезь на рожон, не жмись ко мне и ищи укрытие. Стреляй в любого, кто окажется перед тобой, и неважно, вооружен он или безоружен. Запомни это! Там нет хороших ребят, там нет невольников, которых злые дядьки заставили работать на себя. Кто бы и что тебе ни говорил, не слушай ни секунды, стреляй, не колеблясь, и не бойся ошибиться. Если хоть на мгновение засомневаешься, тебе конец. Ты понял? Видишь перед собой живого — это неправильно, и ты должен исправить ошибку. Ты все понял?!

 Кит кивнул, задумчиво дожевывая кусок мяса. Перспектива стрелять без разбора во все, что движется, не очень его радовала.

 - Ты пойми, — словно прочитал его мысли Роб, — ты пойми, что речь идет о твоей жизни. Если ты остановишься хоть на секунду, начнешь задумываться, станешь слушать — тебе конец. Жалкий плачущий ботаник в запотевших от страха очках, который минуту назад валялся у тебя в ногах и благодарил за спасение из рабства, полоснет тебе по горлу осколком какой–нибудь колбы, или плеснет в морду кислоты, или вгонит в ногу дозу снука, пока ты будешь ронять скупую мужскую слезу над его несчастной судьбой. Это образно, конечно, но я хочу, чтобы ты понял главное: «Эсгауэр» — это твой единственный аргумент, твой ответ на все вопросы, твоя правда… И еще. Там могут оказаться и, я думаю, наверняка окажутся женщины. Я хочу, чтобы у тебя в мозгу в нужный момент не возникло никаких блоков, никаких так называемых моральных принципов, никаких тормозов. Там нет женщин и мужчин, там есть только враг, которого нужно уничтожить, поэтому ты ни на секунду не должен задумываться над тем, что стрелять в женщину — это как–то не того. За всю мою службу в полиции я не встречал противника более опасного, более коварного, чем женщина. Опасность такого противника удваивается теми блоками, которые вбиты тебе в башку, сидят у тебя в мозгах и мешают вовремя нажать на спуск. А кроме того, дурацкое мужское самомнение не позволяет тебе воспринимать женщину как достойного противника. И ты проигрываешь. Это ты тоже понял?

 - Да, — неуверенно выдавил Кит.

 Роб долго и испытующе смотрел на него, вертя в руках вилку с нацепленным на нее куском мяса.

 - Ох, смотри, парень!.. — произнес он наконец. — Я ведь, если что, никогда не прощу себе, что потащил тебя в это дерьмо. Но Доналд уехал в деревню и, кажется, не собирается возвращаться. Джон и Майк вообще сгинули куда–то, и черт знает, что с ними… У меня просто не осталось ребят, которых я мог бы попросить о помощи. Обращаться в полицию — сам понимаешь, чем это обернется… Я, конечно, могу пойти на дело один, но это если точно знать, что девочки там нет, и можно не осторожничать.

 - Да нормально все будет, — успокоил его Кит. — Я все понял.

 - Угу, — бормотнул Роб, наливая чай. — Очень на это надеюсь.

 - Ты наставляешь меня так, — улыбнулся Кит, — будто мы идем брать целый подпольный завод по производству снука, с кучей охраны.

 - Мы не знаем, куда мы идем, — покачал головой Роб. — А как говорили воины древности: готовясь, расчитывай на худшее. Не думаю, что серьезной разработкой может заниматься пара студентов–химиков в замызганных халатах, в кабинете площадью два на два. Думаю, ты удивишься, когда увидишь истинные размеры лаборатории. Ведь ты не думаешь, что лаборанты каждый день приходят в кинотеатр как на работу, нет?

 А ведь об этом Кит просто не задумывался! Да и Уолтер говорил, что посетители лаборатории приходят в разное время и по два–три человека. Что ж, неужели там действительно целое предприятие с полным циклом жизнеобеспечения?!

 - Ты хочешь сказать, что они живут там? — недоверчиво спросил он.

 - Помнишь, ты говорил, что на плане подвала есть тупиковый ход, который завален?

 - Ты хочешь сказать…

 - Либо у них должен быть неисчерпаемый запас реактивов, питания, мыла, туалетной бумаги, наконец… Либо все это должно поставляться извне, но так, чтобы никто ничего не видел.

 - То есть в тупике или склады, или подземный ход?!

 - Ну что, ты допил чай? — поднялся Роб.

 Кит сидел ошеломленный. Он только теперь осознал возможный размах организации, которой заправлял Скарамо–Эрджили. И если еще два часа назад он был совершенно уверен в их с Робом силах, то теперь ему казалось, что они просто собрались добровольно залезть в пасть льву.

 - Эй! — окликнул его Роб. — Ты, смотрю, призадумался… До тебя только сейчас дошло, во что ты вляпался?

 - Я думал…

 - Тебя никто не в праве заставить туда идти, если ты не хочешь. Ты и так старался сделать, что можешь. И сделал достаточно, чтобы не чувствовать угрызений совести.

 - Делай, что должен, и будь, что будет, — ответил Кит.

 - Угу… Знакомые слова. — кивнул Роб. — Был у меня, давно, напарник, так вот он часто эти слова повторял… Да ладно, ты особо–то не пугайся, я не думаю, что у них там целая армия все это дело охраняет. Ну человек пяток охраны есть, может быть, а больше им держать не резон. Они ведь уверены в своей недосягаемости и думают, что никому о них не известно. Остальные — химики–ботаники и они сразу полезут под столы, как только заслышат пальбу.

 - Но это не отменяет моих предыдущих наставлений! — жестко добавил он. — Стреляешь во все, что шевелится! Да, и кричи погромче: командуй, угрожай — дави на психику, в общем. Мы должны устроить там настоящую бойню, от этого никуда не деться. Если ты хоть на долю процента не уверен, что справишься с ролью убийцы, нам лучше никуда не ходить. Потому что нас всего двое.

46
{"b":"140485","o":1}