ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я думала, что мне послышалось.

— Почему так тихо? — спросил Тай, наливая себе виски.

— Прискакали четверо мужчин и устроили перестрелку. После этого я закрыла заведение. Тай, они искали тебя. Он выпил виски одним глотком:

— Они преследуют меня два дня. У тебя есть что-нибудь поесть?

Рыжик открыла буфет и достала хлеб и сыр.

— Я знала, что ты приедешь сюда, но тебе нельзя здесь оставаться. — Она села на диван. — Тай, что ты сделал на этот раз? Я думала, что ты покончил со всем этим.

— Им нужен не я, они просто хотят помешать мне найти Крис, — сказал он с полным ртом.

— Крис! — Рыжик подняла голову. — Эту двуличную маленькую лгунью? Я поверила ей, а она уехала и оставила тебя гнить в тюрьме, когда ты был невиновен.

— Что бы она ни сделала, я отвечаю за то, чтобы вернуть ее отцу.

— Ценой собственной жизни?

Тай продолжал есть и ничего не отвечал ей.

— У тебя есть где-нибудь лишняя кровать? Я поместил Прескотта к Алисе, — сказал он спустя некоторое время.

— Ты можешь лечь в мою кровать, — сказала Рыжик. — Мой сон на сегодняшнюю ночь кончился. Кого ты хочешь? Похоже, в прошлый раз ты хорошо поладил с Леорой.

— Только спать, — сказал Тай, доливая виски в стакан. — Никаких женщин.

Он не заметил, что Рыжик стоит, в изумлении открывая и закрывая рот.

— Хорошо, — согласилась она спустя мгновение. — Только дай мне твою одежду, я постираю ее.

Она молча стояла, пока он раздевался, и наблюдала за ним, когда он ложился в кровать. Она села рядом и гладила его волосы, пока он засыпал, а когда заснул, она поцеловала его в лоб и на цыпочках вышла из комнаты.

— Тайнан! — крикнула Рыжик, вбегая в спальню. — Они пришли за тобой!

Тай сбросил одеяло и опустил ноги на пол:

— Где, черт возьми, мои брюки?

— Они мокрые. Ты спал только три часа, но тебе надо уходить отсюда. Внизу полдюжины мужчин, и они спрашивают о тебе.

Тайнан провел рукой по волосам:

— Целых три часа? Дайсан старается изо всех сил.

— Дайсан? — сказала Рыжик. — Тебе нужен Бейнард Дайсан?

— Мне сейчас нужна не материнская забота, а брюки. Достань мне что-нибудь из одежды.

— Мне следует позвать сюда шерифа, чтобы он запер тебя и уберег от тебя самого.

Прежде чем Тай успел что-либо сказать, в комнату ворвалась женщина.

— Он умер, — сказала она с отвращением в голосе. — Я говорила ему, что нас троих ему не выдержать. — Она замолчала, ее глаза широко раскрылись. — Ой, Тайнан, я не знала, что ты здесь!

— И скоро его здесь не будет, — проворчала Рыжик, выталкивая женщину за дверь и закрывая ее. — Ну, теперь все будут знать, что ты здесь, и… — Ее глаза просияли. — Сиди там. Не двигайся. У меня есть идея. — Она тут же вышла из комнаты, а Тайнан начал искать что-нибудь из одежды.

Несколько минут спустя Рыжик вернулась, неся ворох белой кожи и бахромы.

— Тот человек, который только что умер, участвовал в ковбойском шоу, а ему это больше не понадобится. — Она держала в руках самое безвкусное и сверкающее одеяние, которое кто-либо когда-нибудь видел: белая кожа с бисерной бахромой длиной в три фута, свисающей от плеча до талии. Кроме этого, там были обтягивающие брюки с серебряными медальонами вдоль каждой ноги и шляпа с ободом из фальшивых бриллиантов, каждый размером с пенс.

Тайнан едва взглянул на это снаряжение.

— Если сейчас ты не дашь мне какие-нибудь брюки, я…

— Вот! — сказала Рыжик, бросая ему кожаные брюки.

— Никогда в жизни! — возмутился Тай, даже не подумав их ловить. — Мне нужны…

— Тай, подожди минуту. Их здесь шестеро, а ты один, и они окружили дом. Рейчел сказала, что видела ружье на крыше, поэтому их может быть больше чем шестеро. Ты выйдешь отсюда, но у тебя не будет ни малейшего шанса выжить. Но они ждут тебя таким, каким они тебя знают. Они не ожидают толстого, старого и допившегося до чертиков торговца.

Тайнан сел на кровать:

— Я не надену это.

— Ты скорее умрешь, чем наденешь это? — удивленно воскликнула Рыжик.

— Одетый в свои сапоги и брюки. Что, если меня похоронят в этом?

Рыжик закатила глаза к потолку:

— Из всех глупостей, которые я когда-либо слышала, эта самая худшая. Послушай, Тай, золотко, как ты собираешься спасти эту девушку, если будешь мертв? А ты таковым будешь, если выйдешь отсюда в своей собственной одежде. В этом же ты сможешь выйти через переднюю дверь. Все будут настолько ослеплены блеском бриллиантов и серебра, что даже не посмотрят на твое лицо. А ты еще не видел всего: здесь есть белые сапоги, серебряные револьверы с белыми рукоятками и даже серебряные пули.

Тай сидел на кровати, сжав зубы.

— Ты дождешься, что тебя убьют здесь, и я прослежу за тем, чтобы тебя в этом похоронили, — сказала Рыжик. Тай покачал головой:

— Надеюсь, Матисон оценит то, через что мне пришлось пройти, чтобы вернуть ему дочь.

— Давай пошевеливайся. Нам еще надо заняться тобой, чтобы этот туалет был тебе впору. Час спустя Тайнан стоял, окруженный хихикающими женщинами. Эшер сидел на стуле, держа на коленях Алису, и курил толстую сигару.

— Он вам очень идет, Тайнан, — сказал Эшер. — Действительно, очень идет.

Рыжик удержала руку Тайнана, потянувшуюся к револьверу, а сама продолжила осматривать его волосы, которые были густо присыпаны тальком. Женщины напихали подушки в щегольский костюм мертвого шоумена, чтобы это объемистое одеяние не болталось на Тае. Теперь у него был большой живот, который нависал над ремнем с серебряной пряжкой, и они пристроили брюки так, что они низко свисали, а ширинка болталась почти у колен.

— Так жалко скрывать это. — Леора провела рукой по его ягодицам.

— Итак, — сказала Рыжик, — ты выглядишь подходяще, но тебе нужно прийти в соответствующее настроение. Этот человек вошел сюда, беспрерывно паля из пистолетов. Тебе следует выйти так же.

— Мне нравится видеть тебя палящим из всех пистолетов, — сказала Леора Тайнану на ухо.

— У него сейчас нет на это времени, — сказала Рыжик. — Вы готовы, мистер Прескотт?

— В любое время.

— Тогда вы можете помочь ему выйти, потому что, Тай, ты слишком пьян, чтобы выйти самостоятельно. Ты согласен?

Тай молча кивнул.

— Лошадь готова? — спросила Рыжик.

— Какая лошадь? — удивился Тайнан.

— Вы узнаете ее, как только увидите, засмеялся Эшер. — Поверьте мне, сразу узнаете. Рыжик крепко сжала руку Тайнана:

— Золотко, я хочу увидеть тебя снова, а это единственный способ сделать это. Теперь поцелуй меня и иди.

Тай обнял ее, поцеловал в щеку и вышел из комнаты, стуча по деревянному полу длинными, богато украшенными шпорами. На верху лестницы он остановился, достал оба пистолета и выстрелил в потолок. В следующую минуту он уже спускался по лестнице, а женщины повисли на его руках.

— Я хитрее змеи и в два раза быстрее, — заорал он, качнулся вперед, затем схватил одну из женщин и поцеловал ее, одновременно стреляя в потолок и в сторону стола, за которым сидело несколько мужчин. Он пробил два стакана с пивом и чуть не попал в громадного ковбоя.

Ковбой вскочил и направился к Тайнану, но Эшер загородил ему дорогу.

— Он напился, — сказал Эшер. — Это случайность.

— Тебе лучше вывести его отсюда, — прорычал мужчина, продолжая стоять и сжимать рукой револьвер.

— Я сильный, как медведь, и зоркий, как ястреб! — закричал Тай.

— Давай, ястреб, пойдем-ка отсюда, — сказал Эшер, подталкивая Тая к двери.

— Я могу перескакать, перестрелять, пере… Эшер увидел, что Тай снова нацелил свой пистолет на стол, за которым сидели ковбои — возможно, люди Дайсана, — ударил по руке Тая снизу так, что пуля попала в картину, висевшую над стойкой, и проделала дыру в пышных ягодицах голой женщины, нарисованной на холсте.

— Я высок, как ель, и уродлив, как мул, но девочки любят меня больше всех, потому что я такой же большой и тяжелый, как корабельное бревно, — кричал Тай, пока Эшер выталкивал его из салуна.

41
{"b":"140487","o":1}