ЛитМир - Электронная Библиотека

Что делать? Как спастись? Как убежать отсюда и избавиться от взрывного устройства? Что и как — были самыми частыми словами, что я почти что беззвучно шептала, стягивая с себя ставшее ненавистным подвенечное платье, фоту, глупую модную почти что непрозрачную вуаль.

Во что же я попала? Почему меня никто не спасает? Всем известно, что жизнь — то же кино, а в кино главную героиню всегда спасает главный герой, умный, красивый, обаятельный и обязательно с классной улыбкой. Почему же я не могу дождаться даже самого завалящего героя? Я даже на Эмилла согласна, черт возьми! Сэп, почему ты до сих пор меня не нашел? Это же твои прямые обязанности, следить за мной! Директор, а ты почему бездействуешь? Я принесла твоему Агентству кучу денег, ищи меня, задействуй все связи!

Жаль, что у меня нет настоящего молодого человека — может быть, он бы нашел меня? В фильмах герои всегда находят своих любимых женщин, кем бы они не были. Однако, у меня никого нет — только актер-коллега по фильму, с которым мы притворялись парочкой. Не думаю, что он рванет спасать меня. Он вообще в Америке.

Впервые за несколько лет я задумалась об этом, хотя раньше наличие бойфренда казалось мне пустяком и прихотью — карьера всегда стояла у меня на первом месте, только потом все эти личные отношения.

Почему у меня с детства все ни как у людей? Я, закусив губу, потрепала счастливый браслет на запястье. Немедленно помогай мне. Ну, пожалуйста, а? Эй, глупый мальчишка-сосед с дурацким именем Хлой, что на старогисталийском значит "одуванчик", ты же обещал, что это браслет всегда будет мне помогать, ну и что же он теперь оставил меня в беде?

Я, тихо зарыдав, со всего размаха бросилась на нарядную кровать — я так всегда с самого детства поступаю, когда хочу поплакать. На правой ноге, выше колена что-то легонько кольнуло меня в кожу. Я птицей слетала на пол, сразу же раздумав реветь — я задела эту взрывчатку-пластырь, придавив ногу к матрасу!

Слезы мигом исчезли, злость на всех уступила место привычному уже страху за свое биологическое существование, а сама я, кажется, побелел — еще бы, вдруг с этой прилепленной бомбой-пластерем нужно обращаться осторожно? Вдруг я только что сама себя не подорвала?

Подрагивающей рукой я осторожно коснулась того места, где была прилеплена злосчастная миниатюрная взрывчатка. Вроде бы ничего не помялось и не повредилось. Слава Богу.

Теперь уже очень аккуратно я легла в кровать под пологом, перевернувшись на левый бок — вдруг я случайно поврежу это проклятое устройство-бомбу, придавлю, к примеру, а оно взорвется?

Укрывшись с не меньшей осторожностью теплым одеялом едва ли не с головой, я сжала край подушки и попыталась заснуть. Увы, этого не получалось.

Я неизвестно где, без телефона и без Интернета, с одним лишь ненужным КПК. Никто не знает, где я и что со мной. Связь с внешним миром потеряна. Ниточка, соединяющая меня и Санта-Плазу — телефон в храме, но он прослушивается, и из самого белохрама не убежишь, поскольку его охраняют снаружи люди таинственного будущего мужа Алисы. Теперь уже и моего. Можно, конечно, вырваться и рассказать этим людям правду, но где гарантия, что они смогут помочь мне, а Алиса не узнает об этом и не выполнит своего кровавого обещания? Я не слишком много думала о смерти, мне казалось, она далека от меня, как мыс Челюскина от мыса Доброй Надежды. А теперь, когда я впервые в жизни столкнулась с реальной опасностью, а вдруг поняла, что безмерно хочу жить — так же, как и раньше. Честное слово, я буду радоваться каждому дню своей жизни намного-намного сильнее, чем раньше! Я буду делать кучу всяких добрых дел. Я буду чаще навещать маму и папу. Я буду стремиться выполнить все обещания, что я когда-то давала.

Белохрам, отпусти меня на волю, и обещаю, как только я добьюсь всего того в карьере, о чем я мечтаю, я вернусь сюда, пройду все эти глупые обряды посвящения в невесту и стану хорошей и заботливой женой, в лучший традициях Гисталии! Но сейчас я совсем не готова умирать, тем более, попав в такую глупую ситуацию.

Тут же вспомнились все близкие и родные, немногочисленные, но от этого не менее любимые. Поклонники, с которыми я недавно виделась. Новое вечернее платье от "Гуччи", которое дожидалось меня в моем уютном особняке — его я хотела одеть на выпускной кузена, который никогда и никому не говорил, кем является его старшая двоюродная сестра. Я разработала целый план — приеду к Редди на шикарном авто, перед самым началом церемонии вручения дипломов, подарю ему подарок, скажу пару напутственных слов и, быть может, помогу завоевать внимание девушки, которой он давно и безуспешно добивается.

Предательские слезы тут же покатились по щеке. А мозг услужливо показывал картинками всех родственников и друзей, которых, скорее всего, я уже не увижу.

Я не заметила, как заснула, а проснулась ранним утром, разбуженная лучами солнца, проникающими в окно. Светает в горах тоже рано.

Я, в первые секунды не понявшая, что со мной случилось и в каком месте я нахожусь, вскочила на ноги и огляделась. Потом взгляд скользнул по валяющемуся на полу чужому свадебному платью, в котором я провела весь вечер, и тут же моя память все вспомнила.

Нужно что-то делать, сдаваться мне не хочется. Буду старательно изображать невесту — мне остается только надеется на обещание Алисы. Деньги мне не нужны, мне нужна свобода.

С такими мыслями я подошла к окну и с удивлением отметила того, чего вчера из-за душевных переживаний и не заметила — красивый, нет, великолепный вид из окна. Храм находился на вершине невысокой горы, а окна моей спальни выходили на городок, располагающийся у самого подножья горы, в сочно-зеленой долине, залитой солнечным светом. Правильной прямоугольной формы городок, чьи улочки и площади расположились параллельно друг другу. Сверху это было вино просто отлично и казалось, что долина — это зеленый лист бархатной бумаги, которую неведомый небесный архитектор расчертил на прямоугольники, квадраты и ромбы огромными линейкой и штангенциркулем. Правильный город был разделен на две неравные части светло-голубой рекой, берущей начало в горах и протекающей по долине.

С высоты этот милый населенный пункт был похож на мой родной, такой, каких по всей стране множество в каждом из двадцати трех стрэтов… Только моя малая родина располагалась намного севернее, и никаких гор около нее и в помине не было, а река текла совсем маленькая, тоненькая, изредка только разливающаяся во время половодья. Еще около того города находилось большое круглое озеро, в котором я однажды чуть не утонула — и связано это было все с тем же мальчиком, подаривший счастливый браслетик.

Я открыла окно — в комнату тут же ворвался легкий ветерок и принялся играть с легкими прозрачными занавесками. Горный воздух не похож на городской запыленный…

— Извините, — раздалось сзади меня. Я изумленно повернулась — голос был тихий и явно принадлежал молодой девушке, а ведь я думала, что все служительницы в белохраме — пожилые женщины, — глин-эль Алиса?

— Что? — Я по привычке улыбнулась, увидев юную гостю — худенькая невысокая девушка со светлыми густыми волосами до плеч показалась мне милой. Одета в голубое длинное одеяние из легкой ткани. Интересно, она тоже живет в белохраме? Или подрабатывает здесь?

— Имоди Майна послала меня к вам разбудить и принести завтрак, если хотите. Но если вы желаете, вы можете позавтракать вместе со всеми в общей трапезной, — отвечала девочка.

— Тут можно отдельно ото всех, а можно со всеми вместе? — Поинтересовалась я.

— Да, гдин-эль Алиса. — Таким же тихим голосом сказала вновь пришедшая.

Алиса? Нет, я не Алиса, меня зовут Линда. Хотя при рождении родители нарекли меня Айной. У меня и второе имя есть — Мессалина, в честь прабабушки. Правда, им я никогда не пользуюсь, но тогда, когда мне искали псевдоним, меня хотели назвать не Линдой, а именной Мессалиной.

— Четыре имени, с ума сойти, — сама себе сказала я.

— Что? — не поняла девушка.

27
{"b":"140494","o":1}