ЛитМир - Электронная Библиотека

Я не сдержалась и все же дала волю мимике — подняла брови — эта новость не то, чтобы меня разозлила, нет, она, скорее, внесла дополнительные нотки раздражения в мысли и в чувства. Почему? Все просто. Потому, что еще полгода назад Коул, этот черноглазый шатен, признавался в любви мне и яростно пытался добиться ответного признания. У него самый пик карьеры, зачем ему какая-то свадьба? Поклонницы — нельзя забывать о них — они не простят ему такого шага.

А, может быть, это очередная пиар-акция? Да, сейчас многие, чтобы поднять свой рейтинг, готовы признаться в порочных связях с инопланетянами, не то, что объявить о свадьбе.

Но как бы не было, я обязательно пошлю ему на свадьбу самый лучший подарок. Странно — я сама предложила ему забыть обо мне, но вот у эсфета свадьба, и мне немного не нравится это. Женщинам нужно, чтобы кто-то обожал их постоянно — двадцать четыре часа в сутки или еще больше — если это, конечно, физически возможно. Кто-то вновь нашел вторую половинку — мой вчерашний обожатель, а я до сих пор нахожусь в вечном поиске, переросшим в такое же вечное затишье.

Но, с другой стороны, зачем мне нужен кто-то особенный? Создавать семью в ближайшие лет десять я вовсе не собираюсь. У меня много других, действительно грандиозных планов!

Я перевернулась на спину, раскинув ноги и руки — огромный диван позволял это, и улыбнулась в зеркальный потолок. Больше всего на свете я мечтаю о совершенстве к индустрии, которая сама избрала меня — ведь я никогда не собиралась становиться актрисой.

И, раз я актриса — я обязательно получу и сыграю такую роль, которая принесет мне не только море удовольствия, но и "Оскар" и "Золотую Пальмовую Ветвь". Пока еще я не думаю, что доросла до них, но я стараюсь и постоянно занимаюсь актерским искусством, постановкой речи и дыхания и прочими нужными вещами.

Косметолог вернулась минута в минуту, когда нужно было снимать маску, и все-таки препроводила меня в особенную комнату отдыха, переоборудованную под кабинет салона. Я попрощалась с телевизором и покорно пошла на дальнейшие процедуры. Что и сказать, кожа, естественно, стала лучше.

Платье и украшения, как всегда, я выбирала с личным стилистом. Это мой первый вечер за год отсутствия в родной стране, и нужно выглядеть соответственно. К тому же вечерний наряд находимо выбрать только в салонах марки "Акварель Элли" — хозяйка брэнда заплатила Агентству немало альреолов за то, чтобы актеры выходили в свет именно в ее нарядах. Впрочем, они были весьма неплохими — не слишком оригинальными, зато комфортными и яркими. Со временем они смогут стать очень известными, надо дать только время раскрутиться. Деньги у имоди есть, и большие.

Выбирала одежду я весьма просто — модели во главе с директором, невысокой, худой, но с массивными костями, и отчаянно молодящейся женщиной, изящным полукругом, одинаково выставив вперед ножки, предстали передо мной, скромно сидящей все в том же белоснежном халатике, во всей красе.

— Кэрти, тебе нужно что-то яркое, дорогая, — вещал мой личный стилист, очень женственный и невысокой крашенный блондин Эммил. Он один, не считая менеджера, звал меня не величественным "гдин-эль", а говорил просто: "кэрти". Так зовут всех нормальных незамужних девушек моего возраста в Гисталии. И мне это очень нравится, потом что так я тоже ощущаю себя обычной. Ударьте того, кто говорит, что актеры высокомерны настолько, что лишь верят, будто бы могут дотянуться до неба и сцапать с него все звезды. Каждому хочется быть таким, как все — насыщение славой обычно проходит быстрей, чем бы этого хотелось. — Тебе нужно что-то грандиозно блестящее! Малиновый, цикламен, алый, шокирующий розовый! Яркость — твой сегодняшний девиз! Ты звезда и должна сверкать не хуже звезды. Ох, тавтология, но мысль моя верна. Верна, дорогуша! Яркий цвет.

— Яркий так яркий, эсфэт, — покорно согласилась я. Почти все модели и были яркими. — Ты так воодушевлен, словно собираешь меня на "Оскар".

— Однажды я это сделаю, кэрти, — воскликнул тоненьким для мужчины голосом мой стилист. — Однажды мир увидит тебя, элегантную до невозможности и прекрасную до обмороков!

— Моих что ли? — спросил я, внимательно оглядывая моделей. Мне безумно нравилось темно-зеленое макси — наряд закрыт и удлинен, не нужно беспокоиться о том, что может произойти нелепый конфуз.

Мужчина проигнорировал мой вопрос. Потеребив жилет — а Эммил постоянно носил жилеты в этом сезоне, он сделал губки трубочкой и посмотрел на меня.

— Что ты решил? — Я села за столик, сложив ногу на ногу, и глотнула из фарфоровой чашечки чай с молоком.

— Неплохо — я ожидал худшего.

— Это последняя коллекций "Акварели Элли", — тут же произнесла хозяйка чуть взволнованно — она стояла тут же. — Ее название "Северная Корона". В честь созвездия. Как правильно заметил лот-эль Эммил, мы хотели показать образ яркой девушки, чье сияние исходит и из ее глаз, и из одеяния — для этого мы даже разработали особенные цветные линзы, тон в тон подходящие вечернему платью. Они переливаются тремя…

— Зеленый чай с жасмином и молоком лучше. — Задумчиво сказала я, вертя чашку. Просто зеленый мне не нравился.

— Что, простите? — удивленно посмотрела на меня хозяйка брэнда — ее имя я непреднамеренно забыла сразу же, как мне его назвали. Мне стыдно, что я забываю имена людей, но я ничего не могу с собой поделать. Я порой и свое собственное, настоящее, забываю.

— Вы любит зеленый чай с жасмином? — Спросил я женщину. Та растерялась. Иногда люди теряются от моих вопросов. От меня больше и даже охотнее ждут того, что я буду, словно пантера, прыгать вокруг, капризничать, орать и посылать всех и вся в самые разные круги ада. Вообщем, вести себя, как заносчивая и гордая кино-поп-стар. Обычно я спокойная с посторонними людьми, и даже вежлива, но частенько это принимают за ужасную высокомерность. "Линда Солигда: милая кинодевочка или высокомерная стерва?" — так называлась первая статья в моей карьере, когда меня на самом деле смешали с грязью, не забыв упомянуть, то мои глаза, якобы настолько заносчивы, что даже и не смотрят на собеседника в упор.

— Я мало чай, я больше люблю кофе, — ответила мне имоди. — Простите, я не знаю, — зачем-то добавила она.

— Тогда попробуйте. — Предложила я дружелюбно. — Садитесь. Ивэн! Пожалуйста, еще чашку чая!

— Да, гдин-эль Линда, — тут же оказалась около столика домоправительница. Через минуту хозяйка "Акварели Элли" уже могла попробовать чай.

— Ну, как вам? — С интересом посмотрела я на нее.

— Вкусно, гди…

— Эммил, что ты решил выбрать? — У меня часто так бывает. Я думаю, что человек будет молчать и начинаю говорить на другую тему.

— Дорогая, — зачем-то дергал в это время одну из моделей за подол стилист, — сначала я хотела это ярко-красное…

— Мне не нравится, — отвергла я тут же супер-мини платье с меховым воротником.

— Я так и знал, что ты это скажешь, милочка, поэтому мы оденем вот это малиновое чудо. Шелковый атлас, закрытые плечики, открытая спинка, длина чуть ниже колена — пик популярности, между прочим у такого фасончика. Вышивка натуральными камнями и паетками мне тоже нравится. И сумочка-жемчужина подходит. И все в едином цвете — фуксии. Я думаю, тебе понравится!

— Вам очень пойдет! — Встряла директор.

Я присмотрелась к ярко-розовому платью, в которое была облечена очень высокая модель с длинными черными волосами, и согласно кивнула.

— Имоди говорила что-то насчет линз. — Припомнила я. — Я хочу попробовать их. Ты считаешь это разумным?

— О, так можно, дорогая, — от переизбытка чувств захлопал стилист в ладони, по-женски маленькие, с ровными ногтями, покрытыми блестящим лаком. — Линзы — так модно в этом сезоне! Безумно стильно!

— Спасибо вам за прелестную коллекцию. — Улыбнулась я вежливо хозяйке. — Девушки достойны и одежда — тоже.

— Это вам спасибо! Я и мои помощницы трудились над этой коллекцией четыре месяца и вложили в нее всю свою душу. — Тут же пролепетала она. — Мы рады, что вы будите носить платье от "Акварели".

4
{"b":"140494","o":1}