ЛитМир - Электронная Библиотека

— Своей жене ты тоже так часто говоришь комплементы? — спросила я, выключая авто-компьютер. Теперь за окном виднелись неоновые вывески, бетон, разноцветный пластик и отражающие солнце стекла. Рэйдж авеню — место впечатляющих небоскребов, а из окна нового авто видны только их первые этажи — чтобы увидеть полностью эти громадины — пришлось бы вылезти на улицу и запрокинуть голову кверху.

А еще на улице было много спешащих куда-то людей: высоких и низких, маленьких и больших, светлых и темных. Меня пугает людской поток — он как неуправляемая жесткая стихия, может, подобно цунами, унести тебя далеко-далеко и…

О, Господи, опять эта новая роль в триллере виновата — мою героиню едва не убивают в давке — на открытии торгового центра, когда люди слышат сообщение о том, что в здании бомба.

Сегодня мы быстро доехали до центра города. Кстати, я не часто приезжаю в поместье, если нахожусь в Санта-Плазе, предпочитая отель — на следующий день быстрее можно добраться до центра.

— Если я буду хвалить ее так же часто, как тебя, она подумает, что я в чем-то провинился перед тобой. — Хмыкнул менеджер. — У вас, женщин, довольно странная психология.

— Да? — Я достала зеркальце, чтобы проверить, как держится новая помада — оказалось, очень хорошо, да и цвет ее был неброский.

— Да. Кстати, Сайлин хочет, чтобы ты приехала к нам на День Рождения Патрика.

Патрик — третий сын Сэпа. Если бы Сайлин — супруга моего менеджера не была бы такой благочестивой, я бы подумала, что Патрик, да и все остальные ее дети могут похвастаться родством ДНК с соседом. Сэп не красавчик, угрюмый брюнет с короткой стрижкой, невысокой и крепкий — если бы не занятия в тренажерном зале, он бы давно оброс пивным животиком. Сайлин — рыжеволосая и женственно округлая. Дети же их все как один голубоглазы, белокуры и стройны, как тростинки. Нет, не могла же Сайлин уже столько лет встречаться с одним и тем же любовником и рожать детей исключительно от него? Это даже звучит смешно.

— Патрику будет десять — круглая дата. Мы специально перенесли его День рождения на то время, когда тебе будет удобно на часик к нему заехать.

— Это на какое? — С подозрением спросила я.

— На две недели, — беспечно отвечал менеджер.

— Ты хочешь справить десятилетие сына не две недели позже?

— Ну да. В этот день у тебя как раз будет пара часиков отдыха — начнутся съемки в картине Сторкота, но в субботу как раз будут ждать прибытия твоего партнера. — Когда этот железный с виду человек говорил о семье, его голос теплел. — Как раз суббота — очень удобно, смогут прие…

— Сэп! Когда у Патрика День Рождение?

— Послезавтра.

— Я приеду к нему послезавтра. — Мне всегда нравились детишки менеджера — забавные и милые. Если я когда-нибудь заведу себе малыша (пусть это будет еще не скоро), я хочу, чтобы они были похожи на детей Сайлин.

— Ты не можешь приехать к нему послезавтра, потому что послезавтра ты будешь на фотосессии журнала "My model love", — менеджер знал мое расписание наизусть, что меня всегда поражало, — а потом… о, ну не смотри ты на меня так!

— Мы выкроем время и приедем к твоему сынишке. Я заметила, дети, как и собаки — у чужих они всегда смотрятся милыми и красивыми. Их хочется гладить и тискать. — Поделилась я своими наблюдениями с менеджером.

— Ты что, решила обзавестись ребенком? — Отчего-то испугался Сэп. — Ты что, смеешься?

— Над кем?

— Над собой! — Отвечал мужчина. — Карьера — на первом месте у нас карьера, и только потом дети, собаки, жены… в твоем случае, муж.

— Я знаю. — Говорят, у меня спокойная и умиротворяющая улыбка — менеджер почти сразу же успокоился.

"Ave, Maria, Ave, Maria " [2], - раздалась из моей сумочки дивная музыка, и я не без труда вытащила из нее темно-фиолетовый смартфон, украшенный миниатюрными розовыми бриллиантиками. Не то, чтобы я их очень люблю, схожу с ума и считаю своим друзьями — мне нужно поддерживать свой имидж и обычный телефон в моих руках не "прокатит".

— Кто там? — Проявил нездоровое любопытство моя личная нянька и заглянул в широкий экран.

— Я не экстрасенс, и не пока что не вижу. Может быть, кто-то из дома.

Если раздается эта мелодия, значит, звонит кто-то из близких или важных людей — "Ave, Maria" как звонок стоит на особенной симкарте, номер которой известен далеко не каждому. Вторая сим-карта, находящаяся в этом же смартфоне, нужна для того, чтобы на нее трезвонили знакомые, журналисты или коллеги — то есть не самые важные личности. И звонок здесь был совершенно другой — обычно я ставила дурашливые рингтоны или известные песенки, по каким-либо причинам запавшие мне душу.

Коснувшись пальцами экрана, я преподнесла смартфон к уху, стараясь, чтобы он не касался щек — мне безосновательно казалось, что я могу размазать макияж, вене, незаметный миру, камерам и посторонним глазам тональный крем и пудру.

— Да, — произнесла я. А Сэп заговорщицки шепнул, что мы скоро приедем.

Сначала в трубке молчали. Потом пошкрябались. Затем произнесли явно измененным электронным низким голосом, который, как мне всегда казалось, должен был принадлежать известному Терминатору.

— Привет, моя милая. Я по тебе скучал.

— Привет, — тихо ответила я, страдальчески сводя брови к переносице.

— Я так по тебе скучал. — С явным придыханием произнес звонивший. — Я так хочу тебя увидеть. Я так сильно скучал.

— Правда? — с некоторой опаской спросила, я и свободной рукой затрясла отвернувшегося Сэпа по плечу. Он мгновенно повернулся ко мне. Я провела рукой по своей шее и покрутила пальцем у виска, беззвучно говоря менеджеру одними губами: "Это он! Это он!". Менеджер повернулся, увидел мои бешеные жестикуляции и тут же меня понял. Он постучал пальцами по губам, что-то обдумывая, покачал головой. а потом вырвал у меня из рук (я совсем не сопротивлялась этому — слушать бредни о том, как этот сумасшедший сходит по тебе с ума, мне не нравилось) и заорал в трубку:

— Ах ты, ублюдок! Хватит сюда звонить! Какого проклятого хрена тебе надо, %запрещено цензурой%?! Как ты достал этот номер?

— Я люблю Линду, — грустно и очень громко, так что даже я услышала, сообщил электронный голос. — Мне скучно без нее. Я найду тебя, драгоценная. Обещаю, мы воссоединимся, зайчик.

— Сам с собой воссоединись, зайчик хренов, — холодно отвечала я, но звонивший не слышал меня — Сэп вырубил телефон.

— Опять, — покачал он головой.

— Опять, — вздохнула я, покусывая ноготь.

— Что случилось? — Повернулся к нам сопровождающий охранник, каменной и неприступной глыбой восседавший на переднем сидении. — Телефонный терроризм?

— Вроде того. Это не в твоей специализации… пока. — Похлопал менеджер парня по могучему плечу. Этот охранник был новеньким, и я впервые его видела.

— Нужно подкрепление? — С тревогой спросил парень, мигом доставая из наплечной кобуры внушительных размеров пистолет.

— Если только телефонное. Естественно, нет! — Рявкнул Сэп. — И убери пушку, идиот! Линда, не переживай. — Обратился он уже ко мне. — Ты же знаешь, что у каждой звезды есть подобного рода фанаты. Сумасшедшие фанаты.

— Я не переживаю, — хладнокровно отвечала я. — Рядом со мной трое сильных и здоровых мужчин, двое из которых вооружены. Почему я должна переживать?

— Да, действительно.

Этот парень надоедал мне почти два года, правда, с перерывами. Он неведомыми путями узнавал мои телефонные номера или электронные адреса, постоянно писал и звонил мне, основной мыслью, которую он так тщательно пытался донести до меня, была мысль о том, как безумно он любит Линду Солигду, и что считает ее, то есть меня, не только своей истинной любовью на всю жизнь, но также музой, духовной женой и прочее, прочее, прочее. Иногда парня заносило, и в его речах стали присутствовать завуалированные сексуальные предложения или желания.

Когда он только начал звонить мне, я, глупая дура, была рада — ух ты, я звезда, да, и у меня есть настоящие поклонники — поклонники-мужчины, а не пятнадцатилетние девочки-школьницы! Потом его внимание начало мне надоедать все больше и больше. А парень становился все назойливее и назойливее — пару раз даже он умудрялся подбрасывать мне подарки со своей подписью и длинными письмами в придачу. Стал звонить по ночам и болтать что-то о несчастно любви, вперемешку со страшными россказнями. В одном из таких писем он откровенно заявил, что украдет меня и "сделает самой счастливой женщиной собственными руками". Мне не хотелось стравиться счастливой не с помощью его рук, ног или каких-либо других частей тела, да и тон письма, несколько агрессивный, испугал меня. Сэп пытался установить, кто это развлекается подобным образом, но не смог сделать этого даже с помощью хитрой аппаратуры. Зато усилил мен охрану, посовещавшись с директором. И вообще не разрешал мне подходить к телефону. Узнав об этом, Зайчик (мы прозвали назойливого поклонника так, потому как его любимым обращением ко мне было именно это, да и сам он частенько подписывался именно таким образом), обиделся и, как-то умудрившись взломать ноутбук Сэпа, оставил ему довольно объемное, наполненное мстительным злорадством сообщение, о том, что он, добьется своей цели, и никто не может стать на пути "соединения двух любящих сердец". Менеджер, разозлившись, нанял одного из лучших хакеров Санта-Плазы, и он смог каким-то чудом отследить адрес взломщика, а также надежно защитить компьютеры едва ли не всего офиса Агентство, включая и мой любимый ноутбук. Узнав адрес Зайчика, мстительный Сэп, а также натренированные пан из охраны приехали, чтобы наказать любителя звонков, но в квартире не нашли ничего, грязи, пыли и моих фотографий — в том числе тех, которые были сделаны самим Зайчиком при помощи профессионального фотоаппарата — он лежал там же. Фамилию, имя, отпечатки пальцев — ни охрана, ни знакомые менеджера в полиции не смогли найти и опознать. Сам Зайчик исчез более, чем на полгода, и вот опять появился! Что же не жилось ему спокойно?

8
{"b":"140494","o":1}