ЛитМир - Электронная Библиотека

— Моя мама и Вив. — Он взглянул на Тесс. — А как ты догадалась, что это не я сам?

— Господи, да разве ты способен приготовить что-нибудь? Хотя бы для себя? Ты, конечно, сделал для нее пасту?

— Ну да, а что еще я мог сделать? Это единственное блюдо, которое я в состоянии приготовить. — Он снова взглянул на нее. — Что за чертовщина на тебе надета?

— Тебе нравится? — Тесс пожала плечами. — Я в этом сплю, — сказала она, глядя на ночную рубашку из белого шелка и подходящий по цвету пеньюар, отделанный кружевом.

— Накинь что-нибудь сверху.

— Знаешь, если я возбуждаю тебя своим видом и тебе это не нравится, не лучше ли тебе больше никогда не вламываться ко мне посреди ночи?

— Разве я собираюсь предъявлять счет за искушение? — мрачно проговорил Рамзи. — Тесс, у тебя есть что-нибудь выпить?

— У меня есть много чего, — сказала она. — Но ты ничего не получишь. Ты же за рулем? Кроме того, я жду гостей… попозже.

— Кого это? — Он удивленно посмотрел на нее.

— Одного из твоих двоюродных братьев.

— Тогда помоги мне, если это Люк, я…

— Что? — спросила она. — Запретишь мне видеться с ним? Люк выглядит получше, чем ты, и не оброс жирком от сидения за письменным столом. Я даже начинаю думать, что и с мозгами у него получше.

— Вот и выходи за него, — буркнул Рамзи, опустив глаза. — Желаю удачи… — Он запнулся. — Знаешь, мне нравится эта девушка.

— Какая? — невинно спросила Тесс и села наискосок от него.

Она держала в руке стакан виски и прихлебывала, поглядывая на Рамзи.

— Ты знаешь какая, — сказал он. — Джоселин. Протеже мисс Эди.

— Ах вот как! Забавно. Так тебе нравится она или ее дом? Конечно, на жителей Уильямсберга произвело бы впечатление, если бы ты жил в доме, который смотрится, как будто построил его один из отцов-основателей.[3]Они стали бы твоими клиентами… А значит, у тебя прибавилось бы денег.

— Иногда ты становишься такой забавной. — Он рассмеялся. — Ты меня рассмешила. — Он встал и направился к шкафу у дальней стены комнаты. — Не останавливай меня, я всего лишь налью немного тоника. У тебя есть лед?

— Ты знаешь, где кухня.

— А ты, конечно, знаешь, как помочь мужчине почувствовать себя желанным гостем.

— Если я его пригласила, то знаю, — бросила она вслед Рамзи, когда он исчез в кухне.

Мгновением позже он появился вновь с бокалом, полным льда.

— Ненавижу твою кухню, — пробормотал Рамзи. — Она даже хуже, чем у Сары. Хуже, чем у Джос.

— Тогда купи мне новую, — проговорила Тесс, тряхнув головой, чтобы убрать длинные пряди, упавшие на лоб.

— И что? Списать это на расходы? Если бы ты была моей любовницей, может быть… — Никогда прежде он не видел Тесс в таком виде, и, пожалуй, она выглядела еще лучше, чем обычно — если это вообще возможно. Ее миндалевидные глаза в приглушенном свете кухни казались совсем темными, а полные губы маняще пунцовыми.

— Если ты и дальше собираешься так пялиться на меня, я тебя выгоню, — сердито проговорила Тесс. — Действительно, почему бы тебе не поехать домой прямо сейчас?

Рамзи снова уселся в кресло и отвернулся от нее.

— Я давно ее знаю.

— Что?

— Я давно ее знаю. Я говорю о Джоселин. Я никому об этом не рассказывал, но дед давал мне читать письма, которыми он и мисс Эди обменивались в течение нескольких лет.

— Ты не нашел в них упоминаний об одном из тех южных скандалов, секретов и всякой чепухе с участием твоей матери и прочих? — спросила Тесс.

— Моя мать приехала из Орегона, ты же знаешь, он расположен на северо-западе, — сказал Рамзи. — Нет, там не было ничего о вражде в поколении моих родителей. Но что-то случилось с моим дедом и бабушкой. А ты, как всегда, все путаешь.

— Ты еще ответишь мне за это замечание. Так в чем проблема? И помни, часы тикают. Значит, ты прочел какие-то старые письма, и что?

— Мисс Эди обожала эпистолярный жанр. Насколько мне известно, она вела переписку с людьми по всему миру, и мой дед был одним из ее корреспондентов. Он посещал ее несколько раз, и, я думаю, бабушка слегка ревновала. Она говорила, что он использовал любое оправдание, чтобы полететь во Флориду и провести несколько дней с мисс Эди.

— И? — быстро произнесла Тесс. — Ты бы не мог сократить это вступление? Я уже говорила, что жду гостей.

— Сейчас десять часов вечера, все закрыто, и, кроме того, ты в ночной рубашке. Какие могут быть гости?.. — Он запнулся и вытаращил глаза. — О!

— Знаешь, тебе следовало бы пообщаться со своей сестрой, она бы рассказала тебе, как делаются дети. Или по крайней мере — как люди практикуются в этом.

— Я пытаюсь рассказать тебе кое-что важное. Кое-что, что я никогда никому не говорил, а ты смеешься надо мной.

— Разве я просила тебя приходить сюда ночью и рассказывать мне о неудачном свидании с маленькой мисс Совершенство?

— Ты уже познакомилась с ней?

— Нет, но я видела ее и Люк рассказывал мне о ней.

— Так ты его ждешь?

— Нет, футбольную команду местного университета.

— Знаешь, Тесс, поучись у Джоселин, как должна вести себя леди.

— Будь я леди, я не пустила бы тебя сюда ночью, чтобы выслушивать твои причитания по поводу новой подружки.

— В этом-то и проблема! Она не моя подружка. И если я не сумею как-то исправить то, что натворил сегодня, то никогда ею и не станет.

Тесс долила виски в свой стакан и снова уселась напротив Рамзи.

— Как я понимаю, мне не отделаться от тебя, пока ты не наплачешься вдоволь и не получишь пива на выход.

— Пиво? Это хорошая идея. У тебя есть?

— Люк держит упаковку в моем холодильнике.

Рамзи воздел руки, благодаря Всевышнего, затем поднялся и пошел на кухню. Он копался там слишком долго. Тесс поинтересовалась:

— Что ты ищешь в моем холодильнике? Там для тебя ничего нет.

— Там есть яйца.

— Сара дала. Они с голубой скорлупой, — с удивлением добавила она.

— Амероуканас.

— Что?

— Амероуканас — это порода кур, которых выращивает семья Сары, они откладывают голубые и зеленые яйца, — терпеливо объяснил Рамзи, взяв из холодильника миску с яйцами и пачку масла. На них была фирменная этикетка «Ферма Шоу», как и на батоне хлеба. — Хочешь тост и яичницу?

— Я думала, ты можешь готовить только макароны.

— Вряд ли стоит рассматривать яичницу как серьезное блюдо.

— Если бы я умела готовить яичницу, я пошла бы на телевидение в программу «Ешь с нами, ешь как мы».

Рамзи достал из буфета сковороду. На прошлое Рождество он купил Тесс полный набор кастрюль и сковородок. Спустя месяц она еще не распаковала их, и он их вытащил, вымыл и убрал в буфет. В то время как другие мужчины в офисе дарили Тесс достаточно дорогие, но бесполезные подарки в благодарность за то, что она делала для них, Рамзи предпочитал практичные вещи, в которых она действительно нуждалась. Но он был единственным, кто бывал у нее дома и знал, чего у нее нет. По большей части его подарки предназначались для кухни, он дарил Тесс ножи, блюда, стеклянную посуду. Люк говорил, что Рамзи делает это специально, чтобы иметь повод приходить к Тесс и распаковывать свои подарки. Но это была неправда. Рамзи хотел, чтобы она жила в комфорте, чтобы не вздумала покинуть их маленький Эдилин. С тех пор как она появилась, его жизнь потекла гладко, а самое главное — Тесс была другом, с которым он мог поделиться своими проблемами. Действительно другом, а не родственником. А еще Тесс умела хранить секреты. Он мог рассказывать ей самые что ни на есть интимные подробности из своей жизни и был уверен, что она никогда не расскажет это кому-нибудь еще.

— Ну, — сказал он, — так ты хочешь яичницу или нет?

— Если я съем что-нибудь, это поможет мне побыстрее избавиться от тебя?

— Конечно, — ухмыльнулся он. — Что подумает твой поклонник, увидев меня здесь?

— Что ты зашел по работе, — ответила она, усаживаясь за маленький столик у стены.

вернуться

3

Отцы-основатели — группа политических деятелей времен Американской революции 1776 года, возглавивших борьбу против британской короны и сыгравших решающую роль в образовании США.

18
{"b":"140496","o":1}