ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пойдемте, может, мы с Сарой сумеем вернуться к вашим проблемам позже.

— Естественно, — не задумываясь, ответила Тесс.

— Придется.

— Только без меня, — сказала Сара. — Если вы снова начнете собачиться, я вынуждена буду позвонить своим кузинам. Они не простят мне, если пропустят такое зрелище.

Джос отступила в сторону, давая Тесс понять, что ее приглашают войти в дом. Вот было бы здорово, если бы и в другом флигеле жила девушка, похожая на Сару. За этой мыслью последовала другая: может быть, Тесс действительно лучше найти другое жилье? Мужскую раздевалку, например. Тесс, наверное, это бы понравилось!

Джос поразилась тому, что увидела на кухне. Весь стол и все полки были завалены сотнями пакетов и пакетиков, банками и контейнерами с продуктами. Там были всяческие запеканки, цыплята во всевозможных видах, ветчина, корзины, полные всякой выпечки, а еще овощи и фрукты из здешних садов.

— Я не смогу съесть все это, — в благоговейном ужасе прошептала Джоселин.

Тесс стояла, прислонившись к стене, и смотрела, как Джос и Сара крутились вокруг стола и полок. Было очевидно, что они совершенно не представляли, что делать с таким количеством скоропортящейся еды. Ситуация напомнила ей проблемы в «МОУ». В половине случаев мужчины не имели никакого представления о том, как организовать последовательность действий. Но Тесс давно уже обладала способностью видеть всю ситуацию в целом и в отдельных деталях. Юристы говорили, что она обладает настоящим даром.

Сара остановилась и посмотрела на Тесс:

— Что делать?

Джос в этот момент не смотрела на Сару и подумала, что поскольку это ее дом, то и вопрос адресован ей.

— Завтра я увижу Рамзи, и, может быть, если получу немного денег, мы купим холодильник… — Она замолчала, когда увидела, что Сара смотрит на Тесс.

Джос тоже посмотрела на нее:

— У вас есть другие идеи?

Ей не удалось убрать из своего голоса враждебность. Неужели она всегда будет враждовать с Тесс?

— Мое предложение такое: мы съедим все, что захотим, а затем погрузим все остальное в машину и увезем. При этом нужно сохранить всю посуду и контейнеры, потому что женщины наверняка захотят получить их обратно, но с продуктами посуду возвращать нельзя. И я знаю, куда их пристроить. — Она взглянула на Джос: — Хорошо, если вы сумеете съесть хотя бы часть этого.

Сара посмотрела на Джос, ожидая решения.

— Это мысль, — сказала Джоселин. — Мне нравится эта идея. — Она открыла шкаф, из которою Люк вчера вечером взял тарелку. Он был пуст. Она знала, что одна тарелка есть в посудомойке, но им нужно больше. — Кто-нибудь из вас знает, есть ли здесь еще тарелки?

— Люк знает, но его нет, — ответила Тесс.

— Может быть, позвать его и выяснить про Рамзи? — спросила Джос.

— Быстро его заловили, — усмехнулась Тесс с оттенком удивления.

— Я голосую за то, что мы не должны никого приглашать. Давайте сами устроим праздник. Только девушки, — сказала Сара, открывая шкафчик на дальней стене и доставая три тарелки. — Бертран почти все продал, так что осталось совсем немного. Моя мама купила у него великолепный веджвудский сервиз.

— Она подарит его тебе, когда ты выйдешь замуж, — заметила Тесс.

Джоселин с интересом посмотрела на Сару.

— Интересно, и где же я смогу найти подходящего кандидата? — спросила Сара. — Я никогда не выезжаю из этого города, разве что когда надо доставить готовое платье какой-нибудь заказчице.

— Но у них, наверное, есть сыновья? — поинтересовалась Джос.

— Нет, у тех, с кем я имею дело, сыновей нет.

— Сара славится в городе, как самая разборчивая девушка во всей Виргинии, — сказала Тесс. — Посмотрите на нее, это же мечта любого мужчины. Красивая и невинная.

— Это вряд ли, — заметила Сара.

— Таково общее впечатление, — продолжала Тесс, накладывая себе полную тарелку. — Ты выглядишь невинной, а я так, как будто уже отдала все.

— И всем, — добавила Джос, наполняя свою тарелку. — Извините, я просто согласна с вами. А что вы скажете про меня? Я ни то ни другое, и на кого я похожа?

— На жену, — сказала Тесс. — Вы выглядите как жена и мать. Неужели до приезда сюда у вас не было мужа и троих детей?

— Тесс… — одернула ее Сара.

— Нет. У меня были другие обязанности, — заметила Джос, ставя тарелку на стол и усаживаясь. — Я не могла сильно отклониться оттого… что было запланировано в моей жизни.

— Старой дамой, — добавила Тесс.

Джоселин пожала плечами, но не ответила. Она не хотела сообщать Тесс о своей жизни больше того, чем та уже знала.

Три девушки сидели за столом, со всех сторон окруженные деликатесами, и молчали.

— Я слышала, вы любите печь пирожные, — с явным оттенком презрения наконец сказала Тесс.

Джос взглянула на Сару:

— Она так со всеми разговаривает или только со мной?

— Со всеми, — ответила Сара, а затем посмотрела на Тесс: — Прости, но это правда. Обычно, Тесс, ты придерживаешь свои злобные тирады для мужчин, на которых работаешь, но скажи, что заставляет тебя разговаривать так же и с Джоселин?

Тесс молча рассматривала кухню.

— Вот-вот, — кивнула Сара.

— Что это значит? — спросила Джос. — Я что-нибудь пропустила?

— Ты унаследовала этот дом. И в этом все дело. Ты унаследовала… Сколько, Тесс? Миллионы? — спросила Сара.

— Я не имею права разглашать цифры.

Сара и Джос смотрели на нее, не мигая, и ждали.

Тесс пожала плечами, с аппетитом вгрызаясь в куриную ножку.

— Если Рамзи узнает, что я вам рассказала, тогда я сожгу этот дом вместе с вами.

— И это будет справедливо.

— Деньги привязаны к дому. Если вы остаетесь здесь, то получаете все, но если уезжаете, то и дом, и деньги переходят в некий фонд.

— Великий грех, — сказала Джос. — Если я уеду, то в Эдилин приедут посторонние люди. Бедные жители, как они переживут это?

— Сюда должны приезжать чужие люди, чтобы местные могли с ними породниться, — заявила Тесс. — Это вносит разнообразие в генетический фонд.

— Джос, не обращай на это внимание, — проговорила Сара. — Я докажу тебе, что Эдилин — очень приятное место.

— С тех пор как построили эту отдушину в виде большого торгового центра в Уильямсберге, — заметила Тесс.

— Торговый центр? — спросила Джос. — Почему никто не сообщил мне такую интересную информацию?

— Потому что вы потратили все свое драгоценное время на самых блестящих мужчин в этом захолустном городишке, — усмехнулась Тесс.

— Мяу, — произнесла Сара.

— Вы ревнуете, потому что у меня могут быть отношения с местными мужчинами, а у вас нет. Они все ваши родственники, да? Так что у вас с Рамзи? — спросила Джос у Тесс. — Я видела вашу фотографию в том знаменитом красном платье.

Тесс коротко усмехнулась:

— Да, это был тот еще денек! Я была в наилучшей форме за всю мою жизнь, а этот тупица сказал мне, что я должна одеваться скромнее. Может быть, он думал, будто я не знаю, что все мужчины следят за каждым моим шагом? Как только я начала носить платья, все они превратились в посмешища. Они так пялились на меня, что просто смешно.

Джос посмотрела на нее вопросительно.

— Норовили уронить что-нибудь на пол, потом нагибались и все пытались заглянуть мне под юбку.

— Надеюсь, вы преувеличиваете, — сказала Джос. — Конечно, они не стали бы…

— Может, и нет, но они всегда думали об этом. А это слишком даже для меня.

— Ладно, мужчины есть мужчины. Вы, конечно, устраивали им шоу.

Тесс пожала плечами:

— Может быть. Зато мои фото рассылались по всему Интернету. Кен хотел поместить мою фотографию на брошюре юридической конторы, но жена не позволила ему.

— А откуда его жена? — спросила Джоселин.

— Из Массачусетса, — быстро ответила Тесс. — Доставлена по почте.

— Обе вы вредные, — фыркнула Сара. — И вам не нравится этот город.

— А что я о нем знаю? — сказала Джоселин. — Не успела я приехать, как один молодой адвокат устроил для меня романтический пикник на полу, правда, он длился всего полтора часа. А потом неожиданно заявился угрюмый садовник, которого мне еще пришлось и накормить.

22
{"b":"140496","o":1}