ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что это значит? — спросила Джос. — Может быть, она посоветовала ему купить акции Американской стальной компании по десять центов за штуку? Он купил, акции взлетели — и вот он богач! Может быть, что-то вроде этого?

— Нет. Если бы это было так, дед смог бы в открытую учредить для нее фонд. Это стало бы легендой города, и все согласились бы, что он в долгу перед ней. Но здесь было что— то, что делалось в секрете. Что бы ни сделала мисс Эди для моего деда, это было сделано так, что город ничего не знал.

— Этот город? Здесь двое мужчин навещают Тесс в субботу вечером, и на следующее утро об этом знают все.

— Верно. Но что-то случилось, что-то очень важное… И именно поэтому после того, как мисс Эди прекратила свою работу с доктором Бреннером, мой дед принял на себя заботу о ней и ее брате.

— Я начинаю думать, что все, что она говорила мне, было ложью.

— Она не лгала, когда говорила, что любит вас. Она писала деду, что вы были для нее подарком от Бога, скрасившим дни ее старости, — сказал Рамзи, приблизившись к ней и положив ладонь на ее руку. — Я помогу вам, Джос. Действительно помогу.

— То есть окажете мне финансовую помощь, подобно тому как делал ваш дед? Действительным владельцем Эдилин-Мэнор является ваша семья.

— Значит, Люк работает на меня? — сказал Рамзи, и в его голосе было столько веселья, что Джос не выдержала и рассмеялась.

— Что бы он сказал, если бы узнал, что вы платили ему из своего кармана?

— Вероятно, врезал бы мне. У него самый сильный левый хук, который я когда-либо видел. Думаю, в детстве это можно было понять по моему лицу.

— И что бы он получил в ответ?

— Ничего, — ответил Рамзи. — Я подставил бы вторую щеку.

Она снова рассмеялась. Потом затихла, задумчиво глядя на воду ручья.

— Что ж, значит, я должна найти работу. О! Я знаю. Почему бы вам не пристрелить Тесс и не взять меня на освободившееся место?

Рамзи ничего не сказал. Только в притворном ужасе вытаращил глаза. Она ухмыльнулась, продолжая игру:

— А почему нет? Я ношу платья, правда, юбки едва достигают колен, но зато никаких ковбойских сапог.

— Если вы не прекратите, я донесу на вас Тесс.

Джос подняла руки, словно защищаясь от удара.

— Вы знаете, что она мне сказала, когда мы впервые встретились?

— Нет, — ответил он. — Но я слышал, что вы, в свою очередь, сказали ей. Что-то про мед, который манит сильнее, чем смазливое личико.

— Не совсем так, но придумано хорошо. — Она начала распаковывать корзинку, но Рамзи сидел неподвижно.

— Я хочу сказать вам кое-что еще.

Джос снова села на плед.

— Интересно, что же еще вы можете мне сказать? Что я в долгах? Пожалуйста, не говорите мне, что есть какие-то долги, которые я унаследовала и обязана выплатить, а иначе мне грозит тюрьма, куда бессердечные кредиторы…

Он посмотрел на нее с удивлением:

— Вы читаете те же книги, что и Сара?

— Нет, другие. Так что же еще вы должны сказать мне?

— Честно говоря, я хотел сохранить этот секрет. — Он перевел дыхание. — На самом деле, планируя этот пикник, я не собирался говорить вам об этом. Но вчера вечером узнал всю ложь, которая вдалбливалась вам в голову… Я не могу заставить себя сказать вам даже малейшую неправду в добавление ко всей этой лжи.

— Это похвально, — без улыбки ответила она.

— Знаете, — сказал Рамзи, — тут возникала еще одна идея, и сегодня днем…

— Да, я знаю.

— Вы знаете?

— Люк сказал мне. Он заберет меня в два, по крайней мере он собирался это сделать. Правда, он сказал, что когда вы договариваетесь с девушками о втором свидании, то всегда приглашаете их в ресторан «Треллис», поэтому предложил заехать за мной туда.

Рамзи фыркнул:

— Ах вот оно что? Понимаю… Он хотел, чтобы вы поверили, будто я отстал от века и всегда повторяюсь? На самом деле я никогда не повторяюсь и, кроме того, вовсе не так часто назначаю свидания. И вообще я собирался говорить вовсе не о Люке. Задуман маленький спектакль с пирожными, где для вас отводится главная роль.

— С пирожными?! Это какой-то южный сленг, о котором я ничего не знаю?

— Нет, это все мой длинный язык. После того как я ушел от вас в субботу вечером, я зашел к Тесс.

— Чтобы поговорить обо мне, — напомнила Джос. — Я уже знаю.

Рамзи бросил на нее быстрый взгляд, как бы пытаясь понять, что скрывается за ее тоном.

— Я сказал ей, что… — Он в изнеможении покачал головой. — Не имеет значения, как и почему, но я сказал ей, что вы упомянули, что любите печь разные пирожные… особенно корзиночки. И тогда она посоветовала мне устроить этот спектакль с пирожными…

— Ничего не понимаю. Вы можете объяснить толком, о чем идет речь?

— Она посоветовала мне найти кого-то, кто срочно нуждается в пирожных, которые можете сделать только вы. Понятно?

Джос смотрела на него в оцепенении.

— Нет, ничего не понятно. Кому-то могут срочно понадобиться пирожные, и меня пригласят, чтобы испечь их? Но зачем все это?

— Сказать правду?

— Я этого и добиваюсь.

— Это дало бы мне повод узнать вас получше, мы получили бы возможность провести больше времени вместе. И вы бы проявили себя с наилучшей стороны. После нашей первой встречи я чувствовал, что мы…

— Избегаем в разговоре некоторых важных тем?

— Точно, — сказал он.

— Значит, после того, как вы ушли от меня, вы направились к Тесс, чтобы услышать ее компетентное мнение, как сделать так, чтобы мы больше общались друг с другом?

— Да, — застенчиво сказал он. — Простите, я…

Она прервала его, наклонилась и поцеловала в губы. Это не был страстный поцелуй, нет, скорее знак, что ей вовсе не неприятно то, что он сказал.

— Bay, — протянул Рамзи и, прищурившись, посмотрел на нее. — Это за… я полагаю, это потому, что я сказал правду?

Она не хотела объяснять, почему поцеловала его. Может быть, она и вправду чувствовала облегчение от того, что он ходил к Тесс, чтобы поговорить о ней. Мисс Эди утверждала, что Рамзи очень подходит ей, и, возможно, поэтому Джос чувствовала, что он послан ей свыше.

Она откинулась назад на плед и посмотрела на крону дерева над головой.

— Ну, так расскажите мне подробнее об этой затее с пирожными.

— Я бы лучше предпочел поговорить о поцелуях, — сказал Рамзи, придвигаясь к ней.

— Нет, не сейчас. — Она отодвинулась. — Я думаю, что сначала мне нужно решить кое-какие вопросы в своей жизни, а потом уж целоваться всерьез.

Рамзи разочарованно вздохнул и лег на спину.

— Тесс все заботы взяла на себя. Я имею в виду затею с пирожными…

— Выходит, еще до того, как она познакомилась со мной, она уже знала, что мне нужно чем-то себя занять?

— Да, — ответил Рамзи, закинув руки за голову и глядя на листву. — Но она не знает правды о деньгах. Джос, все, вероятно, говорят вам, что Тесс…

— Предупреждают меня, что Тесс…

— Правильно, предупреждают вас, что Тесс заботится обо мне всю жизнь, но это не так. Да, я научился слушаться, когда она вкалывает, как настоящая ломовая лошадь, но есть некоторые аспекты, касающиеся меня, о которых она не знает ничего. И вы возглавляете этот список. Наверное, это связано с тем, что я слышал о вас еще в раннем возрасте, но, Джос, вы мне очень нравитесь. Вы умная и веселая, и я наслаждаюсь общением с вами. Я чувствую себя с вами очень комфортно. Этого достаточно, чтобы заложить фундамент для наших отношений?

— Да. — Каждое сказанное им слово позволяло ей чувствовать себя все лучше.

Она не хотела признаваться, что ревнует к Тесс, и тем приятнее окончательно убедиться, что для ревности не было причин.

Джос заглянула в корзину.

— Вы съели весь паштет?

— До последнего кусочка. — Он повернулся на бок, его голова опиралась на руку, а глаза с теплотой смотрели на Джос.

Ей пришлось заставить себя отвести от него взгляд. Слишком быстро, подумала она. Чересчур быстро. Мисс Эди говорила, что женщины, которые слишком быстро переходят определенные границы с мужчиной, сильно обедняют свою жизнь, отказываясь от замечательного периода ухаживания. Она рассказывала, что Дэвид ухаживал за ней очень пылко. «Прошло много времени, прежде чем я согласилась… стать его подругой». Когда она произносила эти слова, то всегда краснела.

30
{"b":"140496","o":1}