ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хочу кое-что прояснить, — сказал он. — Я люблю тебя. Кажется, я любил тебя всю свою жизнь. С тех самых пор, как впервые увидел тебя… Эдилин, — прошептал он, целуя ее в шею. — Прости, что я оставил тебя после той нашей ночи, но у меня не было другого выхода. Меня разыскивали. У них был ордер на мой арест. Если бы я остался с тобой, меня бы поймали, и что бы ты тогда делала?

— Была бы с тобой, — шептала она, обнимая его за шею.

Ее глаза все еще были закрыты.

— Вот именно, — сказал он. — Тебе пришлось бы смотреть, как меня волокут в тюрьму… или на виселицу. А потом тебе бы пришлось…

— Вы не могли бы отложить это занятие? — спросил Тэм.

— Ты злишься, потому что у тебя нет любимой, — отозвался Ангус, продолжая смотреть на Эдилин.

— Если бы у меня была любимая, я бы не допустил, чтобы она встречала рассвет с трупом посреди гостиной.

Ангус еще раз поцеловал Эдилин и поставил ее на пол.

— Иди! Вели Шеймасу притащить сюда сундук. — Он посмотрел на Тэма: — Карета готова?

— Она уже час как готова, — пробурчал Тэм, явно преувеличивая.

— Хорошо, тогда грузи в нее женщин.

— Я не думаю… — начал свои возражения Тэм, но Ангус его перебил:

— Насколько мне известно, вождь пока что я, и я не спрашивал, что ты думаешь. Усади всех женщин в карету, и побыстрее!

Тэм колебался не больше секунды, а потом бегом бросился на кухню.

Ангус остался в комнате один. Со смертью Джеймса и дяди Эдилин страх покинул его. Теперь не осталось никого, кто мог бы засвидетельствовать, что Ангус украл золото… и Эдилин.

Ангусу казалось, что большую часть жизни он провел, убегая и скрываясь. Теперь он был свободен, и они с Эдилин смогут наконец быть вместе, если, конечно, она согласится его принять. Ангус улыбнулся.

Понадобилось сорок пять минут, чтобы запихнуть Джеймса в сундук, а тяжелый сундук — в карету. Малькольм и Шеймас сели на облучке, управляя четверкой коней, Тэм устроился на задке, Ангус, Эдилин, а Харриет и Пруденс — в салоне. Когда Ангус сообщил имя и адрес того человека, к которому они ехали, Малькольм улыбнулся.

— К тому парню, которому ты спас жизнь? — спросил он.

— Да, — ответил Ангус. — Его зовут Мэтью Олдридж. Он сейчас в Бостоне, он учится здесь на врача.

— На врача? — переспросил Малькольм.

Ангус кивнул.

— Он наверняка знает, что делать с мертвым телом.

В карете Ангус откинулся на спинку сиденья, взглянул на Пруденс и сказал:

— Я хочу знать все. Всю вашу историю.

Она начала извиняться перед Ангусом за свое поведение в ту ночь, когда впервые увидела его.

— Я была несчастлива в браке и думала, что вы один из многочисленных кредиторов Джеймса.

Ангус пожал плечами, давая понять, что считает извинения излишними. Теперь придется объясняться с Эдилин и по этому поводу.

Он все еще не привык к внешности Пруденс. Она была крупной, мужеподобной женщиной с большими руками и широкими плечами. Если в ней и было что-то женственное, то это густые светло-каштановые волосы.

Харриет протянула руку и пожала большую ладонь Пруденс, и Ангус понял, что они теперь родственные души и, похоже, хорошие подруги.

— Я думаю, что начать стоит мне, — сказала Харриет, взглянув на Эдилин. — Помнишь тот день, когда ты вернулась после встречи с Табитой?

— Ты называешь это встречей? — спросила Эдилин. — Ты имеешь в виду ту ночь, когда я дралась с ней не на жизнь, а на смерть, а потом провела ночь… — Она посмотрела на Ангуса. — Я действительно очень хорошо помню ту ночь. А потом ты нервничала и вздрагивала от каждого шороха.

— Это потому, что днем раньше объявился Джеймс с документами, из которых следовало, что ты — его жена.

— Его?.. Что? — изумилась Эдилин. — Я никогда не выходила за него замуж!

— Я знаю, но у него на руках были документы, в которых значилось твое имя. Он сказал мне, что собирается пойти к юристу и подать на тебя в суд за то, что ты воспользовалась его именем и его золотом, чтобы удрать со своим любовником в Америку.

— Ему бы это с рук не сошло, — сказала Эдилин.

— А еще у него имелось подписанное капитаном судна свидетельство, что вы были пассажирами на его корабле и назвались мистером и миссис Харкорт.

— Но…

— Он заручился поддержкой вашего дяди, — добавила Пруденс. — Я не видела никаких документов, но мне сказали, что у него есть письмо вашего дяди, в котором удостоверяется, что вы были женой Джеймса Харкорта.

Эдилин откинулась на сиденье. Она не могла поверить, что люди способны на такую чудовищную ложь.

Ангус взял ее за руку.

— А как же вы? — спросил он Пруденс. — Что было с вами после той ночи, когда мы с вами, так сказать, познакомились?

— Я вернулась в дом отца, и он был рад моему возвращению. Без меня отец оказался совершенно беспомощным. Те несколько слуг, что работали у нас в доме, не могли даже приличной еды приготовить. С моим возвращением жизнь вошла в прежнюю колею, и мы никогда не говорили о моем муже и о том, что произошло.

Ангус посмотрел на Харриет:

— А вы от него откупились.

— Это было единственное, до чего я смогла додуматься.

— Почему ты не сказала мне? — спросила Эдилин. — Я бы сумела поставить Джеймса на место.

— Ты была так несчастна из-за того, что случилось с тобой той ночью, — сказала Харриет, скосив недобрый взгляд на Ангуса, — что у меня просто не хватило духу сделать тебя совсем несчастной. А потом ты с головой ушла в работу. У тебя и так хватало забот с компанией. Я не могла повесить на тебя еще и это.

— И поэтому ты решила от него откупиться, — заключила Эдилин. — И каким образом ты это делала?

Ангус крепко сжал руку Эдилин, но она продолжала в упор смотреть на Харриет.

— Я кое-что подправляла в бухгалтерских книгах. Это было не так уж трудно.

— Сколько ты ему отдала? — спросила Эдилин.

— Мы поговорим о цифрах позже, — сказал Ангус, взглянув на Пруденс. — Но почему вы вновь ввязались во все это, и каким образом в эту историю оказались втянуты мои родственники?

— Джеймс убил меня, — ответила Пруденс.

Ангус и Эдилин недоуменно переглянулись.

Глаза Харриет наполнились слезами. Она обеими руками сжала руку Пруденс.

— Это все я виновата. — Харриет посмотрела на Эдилин. — Джеймс хотел все больше и больше. Я… ты оплачивала ренту за его особняк в Нью-Йорке, ты покупала ему наряды. Ты платила за его выпивку. Ты…

— Как долго это продолжалось? — перебила Эдилин.

— До тех пор, пока у меня не лопнуло терпение. Три года.

— Я даже не хочу думать о том, в какую сумму все это вылилось, — поморщилась Эдилин. — Джеймс был причиной того, что к концу третьего года существования компании наши убытки превышали доходы?

— Да, — кивнула Харриет и заплакала. — Эдилин, прости! Ты полностью мне доверяла, а я предала твое доверие. Я…

— Вы ее спасли, — нетерпеливо оборвал Ангус. — Как Джеймс?.. — Он смягчил тон, посмотрев на Пруденс. — Как он «убил» вас? И почему?

— Когда я перестала платить Джеймсу, он обезумел от ярости, — сказала Харриет. — Между нами произошла страшная ссора, и он поклялся, что отомстит мне. Он сказал, что поедет за помощью к дяде Эдилин.

— И он поехал? — спросил Ангус.

— Да, — сказала Пруденс. — Я не знаю всех подробностей той встречи, но думаю, что Лоулер над ним посмеялся.

— Похоже на Него, — кивнул Ангус.

— Что я знаю, — продолжила Пруденс, глядя на Эдилин, — так это то, что ваш дядя ничем не смог помочь Джеймсу. Потому что Джеймс был женат на мне.

— Покажи им, — велела Харриет, взглянув на Пруденс.

После недолгих колебаний Пруденс развязала платок на шее, и Эдилин, не удержавшись, вскрикнула, увидев безобразный шрам на горле Пруденс. Он был глубоким и багровым и, казалось, шел вокруг всей шеи.

— Я как раз возвращалась с нашей фермы, — пояснила Пруденс, — потому что ночью корова родила теленка, и на дороге откуда ни возьмись появились два всадника. Они неслись во весь опор. Я отошла на обочину, но один из них задел меня, и я упала. Один из них спрыгнул с коня, и я закричала.

71
{"b":"140498","o":1}