ЛитМир - Электронная Библиотека

— Куда ты меня везешь? — спросила Эдилин.

— А тебе не все равно?

Его рука поднимала юбку.

— Все равно, — сказала она, шаря руками по его телу. — Ангус! У тебя под юбкой ничего нет.

— Это не юбка, а килт. Сдвинь руку в сторону. Нет, в другую сторону.

— О!

Ангус со стоном откинулся на сиденье.

Но карета внезапно остановилась, и по крыше постучали.

— Сэр! — произнес мужской голос. — Мы приехали.

— Убей его, пожалуйста, — прошептал Ангус.

Эдилин вытащила руку из-под килта Ангуса, выпрямилась и забрала с сиденья косынку.

— Он сейчас откроет дверь, — сообщила она.

Когда кучер открыл дверь, они чинно сидели напротив друг друга.

Эдилин выглянула и увидела, что они в бостонском порту.

— Зачем ты меня привез сюда? — спросила она. — Я думаю, нам надо ехать домой и…

Она замолчала, глядя на корабль. На причале стоял тот самый корабль, «Мэри Элизабет», на котором они с Ангусом приплыли в Америку. Она оглянулась и посмотрела на Ангуса:

— Что?.. Как?..

— У меня были кое-какие дела, и я случайно узнал, что капитан Ингес плывет в Глазго, словом, я подумал, что мы можем отправиться с ним.

— Назад в Шотландию? — спросила она. — О, я понимаю! Мы плывем туда, чтобы встретиться с твоими соплеменниками?

Похоже, он передумал насчет титула вождя. Она живо вспомнила старую развалину, которую они звали замком, и всех тех людей, которые смотрели Ангусу в рот. Итак, ей предстоит стать хозяйкой замка. Увидит ли она когда-нибудь Америку? Эта страна оказалась тем местом, где она смогла доказать всем, и прежде всего себе, что она чего-то стоит.

— Нет, ты не понимаешь, — сказал Ангус, выбравшись из кареты. — Ты совсем не понимаешь. Мне нужно вернуться домой, чтобы передать титул Тэму. Нам надо все сделать по закону.

Ангус в своем старомодном килте, с обнаженными ногами привлекал к себе немало внимания.

Когда Ангус повел ее к кораблю, Эдилин отстранилась:

— Все остальные об этом знают? Ты уже рассказал им? Багаж уже упакован и ждет нас на борту?

Ангус замялся:

— Если под «ними» ты имеешь в виду Малькольма, Тэма и…

— И Харриет, и Пруденс, и Шеймаса.

— Да, их всех. Тогда — нет, я никому ничего не говорил. Они ничего не знают.

— То есть они знают ровно столько же, сколько и я. — Эдилин остановилась. — Я хочу знать, что происходит. Где ты был все это время?

Ангус посмотрел на нее с таким видом, словно раздумывал, не схватить ли ее в охапку и не отнести ли на корабль на руках, но, похоже, отказался от этой мысли.

— Если ты так хочешь об этом узнать… Не то чтобы я не собирался тебе об этом говорить, просто мне не хотелось говорить тут, при народе… Так вот: я ездил в форт.

— Но это…

— Далеко, — кивнул Ангус. — Я продал свои акции капитану Остину.

— О да! Тому самому мужчине, который влюблен в твою девушку, в дочку коменданта форта.

Ангус посмотрел на нее в недоумении.

— Прости, — сказала она. — Я лишь повторяю то, что мне рассказали.

— Мне бы очень хотелось, чтобы ты перестала слушать сплетни.

— Когда ты перестанешь сбегать от меня, я перестану их слушать.

Ангус улыбнулся, взял ее за плечи и посмотрел так, словно собирался поцеловать, но потом обвел взглядом народ на пристани и передумал.

— Обещаю, что расскажу тебе все, когда мы взойдем на борт.

— Ангус, — взмолилась Эдилин, — ты же не можешь всерьез рассчитывать на то, что я сяду с тобой на корабль, идущий в Шотландию? Мне нужна одежда, книги, подарки. Я не могу приехать к твоим родственникам с пустыми руками. И еще, ты не забыл, что я управляю компанией? Кто будет вести дела в мое отсутствие? Я знаю, что ты считаешь меня никчемной и ни на что не годной, но на меня работают люди, за которых я отвечаю, и они…

— Капитан Ингес сказал, что на этот раз мы не сможем поехать с ним, если не поженимся, как положено, и поэтому он ждет нас, чтобы совершить церемонию.

Эдилин удивленно заморгала.

— Наконец-то я сказал что-то такое, на что тебе нечего ответить, — задумчиво проговорил Ангус. — Так ты хочешь подняться на борт и выйти замуж? Или хочешь вернуться домой, чтобы подписывать свои дурацкие бумаги?

Эдилин открыла рот и закрыла его. Потом снова открыла и закрыла. Наконец она спросила:

— У тебя есть кольцо?

— Чистое золото. — Он протянул руку и прикоснулся к ее золотистым волосам. — Это золото стоит дороже всего золота мира.

Она прижалась щекой к его ладони, а затем приподняла юбку и побежала к трапу.

— Поторопись! — крикнула она, оглянувшись. — Ты думаешь, у меня много времени?

Посмеиваясь, Ангус побежал следом за ней.

ЭПИЛОГ

Они лежали в капитанской каюте, и Эдилин все никак не могла наглядеться на свою левую руку.

— Оно износится под одним твоим взглядом, — зевнул Ангус.

— Это ты износишься.

— Я тебе покажу, кто из нас износится! — прорычал он, но снова сладко зевнул и опустился на спину.

Эдилин пристроила голову у него на плече. Каюту заливал лунный свет, и плеск воды убаюкивал.

— Почему ты не захотел остаться в Бостоне и пожениться там? — спросила Эдилин.

— И делить тебя со всеми? — сказал он.

— Ты хочешь сказать, что я была… Что я?..

Он поцеловал ее нагое плечо.

— Была мне неверна? Нет, детка, я не хочу этого сказать. Я говорил кое с кем в Бостоне и знаю, что у тебя никого не было.

— Что это значит? С кем это ты говорил? Ты спрашивал обо мне?

— Весь Бостон говорит о красавице по имени мисс Эдилин, которая управляет большой компанией. Ты сделала то, что никто и вообразить не мог. Судя по тому размаху, с которым ты ведешь дело, я сделал вывод, что тебе захочется обвенчаться в самой большой церкви города и ты захочешь, чтобы Харриет и Пруденс венчались с тобой. Тогда мне пришлось бы делить день своей свадьбы с Шеймасом:

— Ты сделал все это только для того, чтобы не видеть Шеймаса в день своей свадьбы?

— Нет, — устало сказал Ангус. — Я сделал всё это, чтобы ни с кем тебя не делить. Мы и так слишком долго были в разлуке. С меня хватит.

Какое-то время Эдилин вполне хватало того, что она лежит у него на плече. Она чувствовала, как он проваливается в сон. Она так и не услышала подробного рассказа о том, чем он был занят последние шесть недель, но все еще впереди. А сейчас им предстояло неразлучно провести по меньшей мере три недели, а если погода будет плохой, то и все четыре. А потом они прибудут в Глазго и вернутся в старый замок, где она впервые встретила Ангуса…

Эдилин посмотрела на Ангуса, который уже глубоко спал, и провела рукой по его обнаженной груди. Он принадлежит ей и только ей. Отныне и на веки веков.

И это хорошо, что они поженились, потому что ей еще надо рассказать ему, что в письме от Абигайль Прентис написано, что Тэм решил остаться в Уильямсбурге и не хочет возвращаться в Шотландию. Когда Ангус будет передавать свой титул, восприемником будет Малькольм, а не юный Тэм.

— Хватит думать! Спи, — проворчал Ангус.

— Я не могу не думать, — вздохнула Эдилин. — Столько всего произошло, столько всего… — Она почувствовала, что тело Ангуса вздрогнуло, словно от смеха. — Что такое?

— Джеймс!.. — хохотнул он. — Мэтт сказал, что его тело можно продать медицинскому колледжу.

— Как ужасно! — воскликнула Эдилин, вернувшись к событиям той ночи.

Ангусу не слишком понравилось, когда Эдилин, Харриет и Пруденс ворвались следом за ним в дом Мэтью Олдриджа.

Ангус взглянул на Эдилин и произнес, почти не разжимая губ:

— Даже не думай его на ком-то женить.

— Понятия не имею, о чем ты, — надменно сказала она и поздоровалась с Мэттом.

Пару минут спустя в дом вошли Малькольм и Тэм, и мужчины принялись вполголоса обсуждать, что делать с телом Джеймса Харкорта. Они говорили так тихо, что женщинам приходилось напрягать слух, чтобы их расслышать. Эдилин была единственной, кто заметил, что в комнату незаметно проскользнул Шеймас. Он неслышно подошел к окну, откуда можно было наблюдать за каретой. Мэтт был всего лишь бедным студентом, и его дом находился не в самом благополучном районе.

75
{"b":"140498","o":1}