ЛитМир - Электронная Библиотека

Майк провел ладонью по небритой щеке. Похоже, сестра и весь город задурили ему голову. Ему еще три года до пенсии, после чего он переедет… да, скорее всего в Эдилин, ведь здесь будут жить сама Тесс и ее малыш. Майк невольно улыбнулся. И все-таки он не верил в то, что ему может понравиться жизнь на ферме.

Сворачивая на стоянку возле тренажерного зала, он задумался о том, как быть со стариком Лангом. Все свои восемьдесят пять лет Ланг прожил на ферме Мерлинс-Фарм, отделаться от него будет непросто. Может быть, поместить его в тот же дом престарелых в Огайо, где провела последние годы жизни бабушка? Там умеют находить подход к придирчивым клиентам вроде него, знают, как улыбаться, несмотря ни на что, и не выказывать обиды. Не найдя, кого терроризировать, бабушка Майка быстро угасала, пока однажды утром ее не нашли в постели мертвой, с широко открытыми сердитыми глазами.

Час спустя Майк покинул тренажерный зал и направился к Мерлинс-Фарм. Ферма располагалась к северо-западу от Эдилина, среди густых лесов, окружающих городок, и казалась совершенно отрезанной от большого мира, хотя это впечатление было обманчивым. Майк проехал мимо Мактерн-роуд, ведущей в город, и продолжал двигаться дальше. Дважды он обгонял машины с прицепами и моторными лодками в них: их пассажиры спешили на отдых в ближайший природный парк.

Сверяясь со схемой проезда, которую прислала ему Тесс, Майк вспоминал ее рассказ. Когда-то ферма стояла на участке в тысячу акров, в полумиле от дома располагался большой ипподром. Теперь от прежних владений осталось всего двадцать пять акров, по центру участка протекал живописный ручей Кей-Крик.

О том, что ферма уже близко, первым Майку сообщил огромный щит с надписью «Вход воспрещен». Майк свернул на обочину и припарковал машину под огромным дубом. Хотя его и заверили, что Ланга весь день не будет на ферме, он вовсе не желал рисковать, оставляя машину во владениях злобного старика. Впереди, в высоком бурьяне Майк увидел старый покосившийся забор, а за ним вдалеке — верхушку печной трубы.

Сегодня Майк оделся в джинсы, бежевую футболку и хлопковый пиджак. Сунув руку в карман, он убедился, что не забыл пластиковый пакет. В говяжий фарш он заранее подмешал самый обычный транквилизатор, один из нескольких медикаментов, которые держал в машине, и был готов к встрече с собаками Ланга. Тесс особо предупредила о них, объяснив, что Ланг выдрессировал их поднимать лай, стоит чужаку приблизиться к ферме. Эти собаки были еще одной причиной, по которой Майк не взял Сару с собой.

Вместо того чтобы двинуться по подъездной дорожке к крыльцу, он решил пробраться сквозь бурьян к торцовой стене дома. Стараясь не шуметь, он прокладывал тропу в высоких, по грудь, зарослях дикой моркови, трав с длинными метелками и ромашек, стараясь не сбиться с пути.

— Видимо, здесь мне предстоит что-нибудь выращивать, — пробурчал он еле слышно и чуть не рассмеялся от этой нелепой мысли.

Шагая, он постоянно прислушивался, но до него доносился лишь щебет птиц. Внезапно высокая трава расступилась, и он увидел перед собой торцовую стену дома. Несмотря на то что Майк уже слышал, немало восторженных отзывов о нем, дом показался ему самым обычным — это старое двухэтажное строение давно требовало ремонта. Кирпичная труба поднималась от уровня земли и возвышалась над крышей, и если Майк что-нибудь понимал в устройстве каминов, тяга в каминах этого дома должна быть отменной.

В стене дома, к которой вышел Майк, было четыре окна, по два на каждом этаже, вдоль задней стены дома тянулась длинная веранда, фасада Майк не видел.

Если бы он ничего не знал о доме, то не усмотрел бы в нем ничего примечательного: с его точки зрения, дом был неотличим от тысяч других фермерских домов Виргинии. Если бы не одна деталь. От дома Майка отделяли четыре постройки, которые выглядели точь-в-точь как из фильма о временах Джорджа Вашингтона. Та, что справа, была квадратной в плане, с двускатной крышей, без окон и даже без дверей на стенах, обращенных к Майку. Левая, побольше размерами, была пониже и пошире, с пристройкой возле одной стены и несколькими окнами. А между ними помещалось странное деревянное сооружение, похожее на крышу, поставленную прямо на землю. Майк понятия не имел, для чего оно. Четвертой постройкой, назначение которой понял бы каждый, был флигель, стоящий позади остальных трех.

Майк застыл, разглядывая картину, которая предстала его глазам. Дом окружали разросшиеся деревья, отбрасывающие густую тень. Переводя взгляд с одной постройки на другую, Майк начинал понимать, о чем говорила Сара. Это был плантаторский дом, ничуть не изменившийся за несколько веков, при виде его сразу становилось ясно, как редко встречаются подобные осколки прошлого.

Обернувшись, Майк увидел невысокую ограду — деревянную, судя по виду, покрашенную лет пятьдесят назад, и сад, разделенный на большие квадратные участки дорожками, усыпанными белым гравием. Сад выглядел, как иллюстрация в учебнике истории, и вместе с тем, несомненно, относился к нынешнему веку. На старом столе у садовой дорожки громоздились мотки бечевки, ручные инструменты, пластмассовые подпорки. В старом металлическом шкафу с приоткрытой покосившейся дверцей Майк увидел инструменты с деревянными рукоятками.

На грядках росли самые удивительные овощи, какие случалось видеть Майку: они могли бы послужить рекламой плодородности здешней почвы. Что бы там ни говорили про старика Ланга, выращивать растения он умел.

Опасливо, продолжая осматриваться в поисках собак, Майк вышел из высокой травы и направился к грядкам с овощами. Огород содержался в безукоризненном порядке, грядки были ровными, как по линейке, нигде не видно ни единого сорняка.

Все вокруг показалось Майку настолько необычным и красивым, что он не удержался и прошел по дорожке между грядками. В самом центре огорода располагалась клумба — Майк предположил, что с ароматическими травами, — разделенная крест-накрест дорожками, с какими-то маленькими деревцами в каждом углу.

Только присмотревшись к растущим на клумбе деревцам, Майк вдруг заподозрил неладное. И с удивлением обнаружил, что посредине каждого треугольника, на которые разделена клумба, растет высокий, пышный куст марихуаны.

Майк шагнул к ближайшему кусту и услышал слабый щелчок. Звук был едва уловимым, любой шум, к примеру, собачий лай, мог бы заглушить его полностью. Но Майк однажды уже слышал подобный щелчок, а через несколько секунд застрелили его друга.

Майк застыл неподвижно, внимательно осматривая место перед собой, куда он собирался поставить ногу. Найти здесь мину он не ожидал, но заметил, что под слоем дерна выступает что-то круглое.

Не сходя с места, он медленно вытащил из кармана джинсов нож и длинным лезвием подковырнул дерн. Показалась полоса железа с длинными зубьями на ней. Если бы сработала пружина, зубья впились бы ему в ногу на уровне щиколотки.

Майк взялся за два железных полукружия, придержал их и убрал ногу. Пружина сработала в ту же секунду, как он отпустил ее. Капкан напоминал смертоносную венерину мухоловку и подстерегал каждого, кто приблизится к кустам марихуаны.

Значит, старик зарабатывает продажей запрещенных наркотиков. Майк видал и не такое, и сейчас его волновал другой вопрос: расставлены ли капканы вокруг остальных растений? А может, дело обстоит прямо противоположным образом и марихуана служит приманкой?

Проявляя предельную осторожность, Майк принялся внимательно осматривать сад. Ловушки нашлись возле всех кустов марихуаны, каждая была замаскирована землей и дерном.

У ворот сада Майк заметил в земле четыре углубления, а. между ними — примятую траву. Он догадался, что здесь ставили палатку. Догадка имела смысл: если старик выращивает травку, местная молодежь наверняка пытается стащить ее. Лангу приходится спать прямо в огороде, в палатке, чтобы защитить урожай.

Объяснение выглядело правдоподобно, но Майка не убедило. Нет, здесь что-то не так. Ланг просто не мог открыто выращивать марихуану так, чтобы в Эдилине об этом никто не знал. Майку рассказывали, что Люк занимался ремонтом построек и часто косил траву вокруг дома. При этом Люк наверняка увидел бы кусты и вряд ли смирился бы с их присутствием в огороде.

20
{"b":"140499","o":1}