ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк засмеялся первым, остальные присоединились — однако все знали, что остаток ночи Элли потратит на то, чтобы сделать второй такой же торт. Она ни за что не согласится испортить невесте праздник.

Гости потребовали, чтобы Майк и Сара покормили друг друга с ложечки, и успели сделать еще несколько снимков.

Через полчаса Люк сказал Майку, что Джос засыпает от усталости.

— А если мы хотим сохранить тайну, нам надо еще до рассвета успеть навести здесь порядок.

— Да, конечно, — согласился Майк и поискал взглядом Сару. Она танцевала с отцом, положив голову ему на плечо, и Майку стало неловко мешать им.

Но через несколько минут музыка смолкла, Сара обернулась к Майку. Он кивнул: пора расходиться.

Когда Майк и Сара уже стояли в дверях, Элли вновь расплакалась, поцеловала дочь и что-то сунула ей в руку.

— Она думала, мне никогда и никого не подцепить, — вполголоса объяснила Сара Майку, пока присутствующие прощались, но Майк понимал: Элли плачет от облегчения, узнав, что ее дочь не выйдет за ненавистного Грега. Элли всегда казалось, что в число недостатков этого человека входит не только вспыльчивость.

Шагнув через порог, они с наслаждением вдохнули прохладный ночной воздух. Остальные решили оставить их вдвоем. Майк шагнул в сторону квартиры Тесс, но Сара повернула к своей, и он последовал за ней.

— Что дала тебе мама?

Сара показала ему флакончик, блеснувший при свете луны.

— Духи «Алые ночи». Я говорила ей, что тебе они понравились.

— Для нас они бесполезны, — возразил Майк, входя вслед за Сарой в ее квартиру.

— Ты о чем? — Она прошла в комнату, а Майк запер за ними двери.

— Ни о чем. — Он зевнул. — Завтра утром мне надо встать как можно раньше. — Он взглянул на часы и улыбнулся Саре. — Долгий выдался день. — Наклонившись, он поцеловал ее в щеку и направился к комнате для гостей.

Сара спросила ему вслед:

— Так у меня не будет первой брачной ночи?

Майк остановился посреди коридора, но не обернулся.

— Да что во мне такое? Почему я не нравлюсь мужчинам?

Эти слова заставили его оглянуться через плечо.

— Нравишься, даже слишком.

Сара в досаде всплеснула руками, направляясь в кухню.

— Знаешь, сколько я была знакома с Брайаном, когда мы впервые занялись любовью? Шесть месяцев. Мы встречались целых четыре года, но он так и не сделал мне предложения. А потом появился Грег — и ни о чем другом не говорил, кроме как о свадьбе и о том, как мы заживем вместе. И после всего этого сегодня я узнаю, что он, оказывается, прикидывал, как сподручнее меня убить! Идем далее: сейчас я уже замужем за роскошным мужчиной, который переспал с половиной женщин всего мира, а ко мне не желает даже прикоснуться! — Она гневно уставилась на Майка. — Что с ними стряслось, с этими мужчинами?

Разозлившись, она повернула не в кухню, а к себе в спальню.

Майк удержал ее за руку, повернул к себе и заглянул в глаза.

Сара попыталась высвободиться, но он притянул ее к себе рывком, от которого у нее перехватило дыхание.

Майк и прежде целовал ее, но эти поцелуи были умиротворяющими, чистыми, почти целомудренными. Теперь же все изменилось: его рот приоткрылся, язык проник между ее губ так настойчиво, что Сару окатила горячая волна. Ей вспомнилось тело Майка, воспоминания вызвали нестерпимое желание дотронуться до него, коснуться губами каждого дюйма.

Похоже, Майк думал о том же, потому что взялся за бретельку ее свадебного платья.

— Только попробуй порвать! Ни за что не прощу, — прошептала она, касаясь губами его щеки.

— Раньше тебе доставались безмозглые мальчишки, — заявил Майк, и через две минуты платье упало к ее ногам. Сара не представляла, как можно было с такой быстротой и аккуратностью расстегнуть на спине мелкие, обтянутые атласом пуговки.

Увидев ее без платья, Майк судорожно втянул ртом воздух. Джос позаботилась о белье Сары, под платьем на ней был бледно-розовый корсет из шелка и кружев, пояс с подвязками и розовые чулки до середины бедра. Она обулась в белые туфли на шпильках высотой не меньше четырех дюймов.

— Сара… — прошептал он, и она впервые за все время увидела его без маски. Желание на его лице было настолько острым, что Сара почувствовала, как слабеет.

В следующую секунду Майк взмахнул рукой, и все, что стояло на кухонном столе, полетело на пол. Подсадив Сару на стол так, что ее длинные, стройные ноги в чулках свесились с края, Майк сорвал одежду с себя. Пока он обнажался, у Сары восторженно открывались глаза. Оказалось, что спереди он выглядит ничуть не хуже, чем со спины — скорее, наоборот. Выпуклые мышцы на его животе чем-то напомнили Саре карту рельефа местности.

Протянув руку, она коснулась его теплой кожи и ощутила каменную твердость мышц. Тем временем Майк освобождался от брюк и белья.

Спустя мгновения Сара убедилась, что выражение «каменная твердость» относится не только к мышцам его груди. Он ворвался в нее с вожделением, нараставшим с момента знакомства. Сара прильнула к нему, вжалась ртом в его губы, исследуя их и упиваясь ими. Ее ладони скользили по его телу, гладили удивительно крепкие мышцы. Ей редко случалось видеть подобные тела, и ни к одному из них она раньше не прикасалась.

Его низкий голос стал хрипловатым, он сбивчиво бормотал, как она желанна, как он мечтал о ней с первой встречи. Этот голос и губы возбуждали ее все время, пока он проскальзывал в нее длинными, глубоко уходящими, плавными движениями, постепенно набирающими мощь и темп.

Сара закинула руки назад, уперлась ими в стену за спиной, и Майк задвигался сильнее и быстрее. И еще быстрее.

— Так, детка? — спросил он, касаясь губами ее уха.

В ответ Сара смогла лишь застонать.

А когда. Майк подсунул ладони под ее ягодицы и приподнял ее, чтобы проникнуть поглубже, Сара закричала бы — если бы он не закрыл ей рот своим ртом.

Оргазм обрушился на нее, подобно лаве, вырвавшейся откуда-то из глубин и разливающейся по жилам. Все ее тело содрогалось, Майк прижал ее к себе, обвил руками, и его тоже била крупная дрожь.

Сейчас Сара даже под угрозой смерти не смогла бы встать на ноги, поэтому Майк придвинул ее ближе к краю стола, не нарушая их соединения, и помог обхватить ногами его бедра. Она прижалась к нему, наслаждаясь прикосновением к влажной коже. Майк перенес Сару в спальню и опустил на кровать.

Высвободившись, он повернулся к ней спиной, и Сара удивленно приподнялась на локтях.

— Ты что, уходишь?

Он с улыбкой оглянулся.

— Хотел наполнить твою ванну горячей водой с пеной и надушить «Алыми ночами». Ты не против?

— О нет! — Сара легла навзничь, прислушиваясь к шуму воды и думая… она рывком села. Сегодня ее первая брачная ночь, меньше всего ей сейчас хотелось думать.

Остановившись на пороге ванной, Сара обвела взглядом обнаженного Майка. Его тело было настолько совершенным, что на него хотелось смотреть не отрываясь. Сара задерживалась на пальцах его ног, животе, шее, губах. И наконец остановилась на наглядном свидетельстве полной готовности Майка к встрече с ней.

— А как выглядишь ты без белья? — спросил он бархатистым голосом.

— Лучше, чем все, кого ты раньше видел, — улыбнулась она.

— Правда? Сейчас проверим.

Она подошла и остановилась перед ним, он присел на край ванны и начал медленно и умело раздевать ее: отстегнул подвязки пояса, принялся скатывать чулки, покрывая поцелуями обнажающуюся кожу. Дойдя до ступни, он поднял ее, поставил на свое бедро и начал бережно массировать. Его ладони проскользили вверх по ее ноге, затем перешли к чулку на второй.

Сара повернулась к нему спиной, чтобы он расстегнул корсет, но Майк притянул ее к себе на колени и вошел в нее. Придерживая ее одной рукой, второй он в считанные секунды справился с застежками. Корсет упал на пол.

Майк целовал ее, по-прежнему не давая ей шевельнуть бедрами, ласкал грудь, обводя большими пальцами соски.

К тому времени, как он наконец разжал объятия, позволяя ей приподниматься и опускаться, Сара уже не могла сдержать стоны. Одна ее нога свисала в ванну с теплой водой, другая касалась пола. Сильные ладони Майка подхватили ее ягодицы и помогали при каждом движении.

45
{"b":"140499","o":1}