ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, это была не она. Черный сгусток с визгом разбился в дребезги, словно пульки, которые раскидали по полу.

Хреновина перегруппировалась, но не стала пробовать еще раз. Она устремилась к одному из окон, подоконник которого не посыпали солью, и звон разбитого стекла пронесся по дому.

В ту же минуту свет из круга испарился, и его исчезновение было еще громче, от сверхзвукового хлопка у Джима зазвенело в ушах, а зеркало над комодом разлетелось вдребезги. Выброс энергии отбросил Эдди назад, и он ударился о стену. В это мгновение взору предстал Вин, лежащий на полу, бледный, сотрясаемый дрожью, покрытый потом.

Когда он свернулся на боку и подтянул колени к груди, Мария-Тереза вырвалась из хватки Джима и кинулась к любимому.

– Вин? – Она отбросила его волосы с лица. – О, Господи, он весь окоченел. Подай мне одеяло.

Джим сдернул пуховое одеяло с кровати и вложил в руки девушки; потом решил проверить Эдди, который, казалось, лежал без сознания.

– Здоровяк, ты в порядке? Эдди?

Парень дернулся и оглянулся вокруг, словно заблудившийся. К его чести, даже в невменяемом состоянии, он продолжал сжимать в кулаке хрустальный кинжал, костяшки побелели, будто орудие собирались отнять у него при помощи пассатижей.

Выражение его лица не было торжествующим.

Когда Эдди попытался встать, Джим подхватил его под руки, помог оторваться от пола и присесть на кровать.

– Ты не выглядишь так, будто все прошло удачно.

Эдди пару раз глубоко вдохнул.

– Он чист… и… мастерский ход с Марией-Терезой.

– Решил, что так будет намного эффективней. – Джим перекинул толстую косу через плечо парня, не в силах понять, почему Эдди был расстроен. – Я не понимаю. В чем проблема?

Эдди уставился на разбитое окно и покачал головой.

– Все прошло слишком просто.

Блиииииин.

Если это была прогулка по парку, то на что, черт возьми, похожа настоящая битва?

Глава 39

Сол, пребывая в состоянии шока, заехал на подъездную дорожку и припарковал такси. В мерцании гаражных ламп он посмотрел в зеркало заднего вида и склонил голову набок. Он коснулся порезанным пальцем выстриженного участка около уха, вспоминая, как переспал с женщиной на заднем сидении автомобиля. Они занимались сексом.

В первый раз за десять лет, с того момента, как его выпустили из тюрьмы.

Ему понравилось… по крайней мере то, что происходило до кульминации. Впоследствии, когда он обмяк под ней, его охватила странная, тошнотворная летаргия, он чувствовал себя не расслабленным, а плененным.

И тогда она достала ножницы. Женщина двигалась проворно, так что даже будучи предупрежденным, он не смог бы остановить ее: локон его волос, кусочек кожи. Потом она промокнула состриженное с его головы его же кровью, слезла с его бедер и скользнула руками под юбку.

После этого она оставила Сола там, где и поимела: на заднем сиденье такси.

Она даже не закрыла дверь. Несмотря на холод, остудивший его пыл, Сол не сразу смог протянуть руку и закрыться в автомобиле. Застегивая ширинку, он поддался истощению, игнорируя визг диспетчера и тот факт, что было не слишком умно с его стороны валяться уязвимым, посреди дня и в центре города.

Его сон был ужасающим, и, сидя сейчас в приглушенном свете салона, он повернул голову назад, убеждаясь, что заднее сиденье пустовало. Но, конечно, там никого не было… Сол закрыл все двери, как только снова сел за руль.

Боже… кошмар. Во сне его поимел разлагающийся монстр, который был и одновременно не был женщиной, с которой он переспал… во сне он заключил с ней некую сделку. Но не мог вспомнить, что получил взамен.

Его возлюбленная… сделка была связана с его возлюбленной.

Уже стемнело к тому времени, как каких-то два сопляка разбудили его, открыв передние двери и начав обшаривать его рюкзак и куртку.

Рука на автомате метнулась вперед, схватив хвост того парня, что оказался у рулевого колеса. С силой дернув, Сол осознал, что стал в тысячу раз сильнее, чем был до гротескного сна. Сильнее, более сосредоточенным. Он был словно… машиной-убийцей.

Парень на пассажирском сиденье лишь раз посмотрел в лицо Сола, выронил бумажник и испарился в дикой спешке.

Сол свернул шею парня с хвостом, наполовину перетащив его на заднее сиденье и поворачивая голову, пока не раздался хруст, и парень не скончался.

Он бросил остывающий труп прямо наземь, туда, где было припарковано такси. И посмотрел на камеру слежения.

Какая удача. Красная лампочка, означающая работу камеры, не мигала. Так что не осталось записей ни его, ни женщины, ни двух парнишек.

Не удача, подсказал ему голос. Часть сделки.

И тут он вспомнил: он всегда хотел свободы от пытливых глаз, делать все, чего ни пожелает душа, и не бояться быть пойманным. Никакого спрятанного оружия, заметания следов, маскировки, увиливаний.

Получите и распишитесь.

Сев на водительское сиденье, он чувствовал одновременно тяжесть и эйфорию, и в это же мгновение он осознал, что двигатель работал с тех пор, как женщина покинула его. Так почему же он не задохнулся угарным газом? В салоне было холодно, но печка все время работала.

Езжай домой, услышал Сол в своей голове.

Обхватив руками руль, он мгновенно последовал направлению, заданному непреодолимой тягой в центре его груди: Ему нужно ехать домой. Быстрее.

Сол осознавал лишь это и в точности выполнил приказ. Он направился прочь из центра Колдвелла, в сторону пригорода, так быстро, насколько мог… хотя после всех совершенных им убийств, он был законопослушен, как жена священника.

И все же, несмотря на странную силу, циркулирующую по его телу, он чувствовал, будто его заклинило, словно двигатель, потерявший сцепление: он мог смотреть лишь вперед.

Где-то глубоко в подсознании его беспокоила беспечность относительно третьего убийства в переулке. Ему следовало сдать машину и исчезнуть. Сны это, конечно, круто, но они оставались фантазиями, а не реальностью. И тех, кто убивал людей, могли поймать…

Не тебя. Больше нет.

Иди внутрь.

Мысль была такой же четкой, как и удар колокола в рассветный час. Открыв двери, он вышел из машины и оглянулся вокруг, все еще с трудом понимая произошедшие с ним метаморфозы. Он был чужим в собственной коже, и каким бы приятным ни было ощущение, он чувствовал, будто выиграл лотерею, но его билет уже обналичили. Что, если силу заберут? Что, если кто-то подкрадется из-за спины и…

Не волнуйся об этом. Зайди внутрь.

Доставая ключи от дома, Сол заметил, что перед соседним домом был припаркован грузовик, а на подъездной дорожке – модный автомобиль, но не придал этому большого значения. Ему нужно зайти внутрь.

Попав в передний холл, он посмотрел через гостиную в сторону кухни, которая была завалена мешками из МакДональдса, коробками от пиццы и пустыми бутылками из-под колы. Что дальше? Он не был голодным или уставшим, и дьявол его сожри, не мог понять, почему ему нужно было оказаться в доме.

Он выждал.

Ничего не пришло к нему, поэтому он сделал то, что делал каждый раз по возвращении домой – пошел наверх.

В мгновение, когда он вошел в спальню, мраморная статуя его женщины тут же привлекла все его внимание, и он кинулся вперед, опускаясь перед ней на колени. Обхватив руками точеное мраморное лицо, он ощутил, как ладони согревали холодный мрамор.

И тогда он вспомнил заключенную сделку, слово в слово. За малую цену можешь обрести желаемое. Я могу сказать, что нужно сделать, дабы завладеть ею, удержать ее. И я защищаю свою собственность. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь произошло. Никогда.

Ты можешь обрести желаемое.

Убей ее – и она твоя.

Ему нужно просто отправиться к ней домой и попасть внутрь. Ему нужно найти путь, подобраться к ней достаточно близко, чтобы…

От звука разбившегося стекла его голова взметнулась вверх. Окно дома, располагающегося по соседству, разбилось с невиданной силой, и осколки градом обрушились на дом Сола, звонко ударяясь об алюминиевую обшивку.

88
{"b":"140506","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца