ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Эмма…

Казалось, он снова начинал раздражаться.

- Ну, живей! Лайон-О11, прыгай сюда. - Она громко и резко хлопнула в ладоши. - Хоп-хоп!

- Эмма!

- Что?

- Ты когда-нибудь видела пуму в джинсах Левис?

- Нет.

- Я тоже не видел. - Макс выглядел так, будто не мог решить, стоит ему рассмеяться или завыть.

- Хочешь сказать, ты должен… - Эмма оценивающе посмотрела на его джинсы.

Да .

- О…

- И, если моя задница будет голой, детка, можешь быть уверена: твоя будет такой же.

Подбоченившись, Эмма сердито посмотрела на него.

- Разве ты притащил меня в такую даль не для того, чтобы продемонстрировать свое Фантастичное Превращение в Кугуара?

- Пуму.

- Все равно.

- Нет, не для этого.

- Тогда зачем?

- Я подумал, если ты закричишь, тебя никто не услышит.

Эмма моргнула.

- Вот это да, Макс, ты просто душка.

Ему хватило совести покраснеть.

- Итак, поскольку ты укусил меня и заразил каким-то там ферментом, я должна буду превратиться в пуму?

Макс кивнул.

- Будет больно?

Макс покачал головой. Его глаза не отрывались от ее шеи, жажда в них усиливалась с каждой секундой.

- Когда?

- Когда что? - рассеянно спросил он, медленно поглаживая место укуса.

- Макс, когда я начну изменяться?

- Я изменился в течение первых сорока восьми часов после укуса.

Эмма сочувствующе ахнула.

- Так вот почему ты уехал и никогда не возвращался? Потому что тебя укусили?

- Нет, меня укусили, потому что я должен был стать следующим Альфой.

Эмма потрясла головой.

- Отлично, теперь я совершенно запуталась. Скорее всего, я отравилась морепродуктами и в действительности сейчас нахожусь в больнице, во власти галлюцинаций и тужусь, сидя на унитазе, - пробормотала она.

Макс рассмеялся, полностью сосредоточив внимание на ее лице.

- Хочешь, докажу, что ты не спишь?

Скользнув одной рукой, он нежно обхватил ее грудь. От трения его большого пальца об ее сосок, она почувствовала, как в клиторе зародилось напряжение.

- Ох, боже мой, - прошептала Эмма. - Хорошо-хорошо, я не сплю.

Неохотно отстранившись от его ласкающей руки, она решила полностью сосредоточиться на вопросе собственного превращения в кошку. В нарастающем замешательстве Эмма потерла свой лоб.

- Тебя не затруднит поскорее объяснить все, пока мой мозг еще не взорвался?

- До меня Альфой был Джонатан Фриделинд. Его дочь не проявила свойств Альфы, поэтому было решено провести состязание, чтобы определить, кто достаточно силен, чтобы стать следующим главой. Саймон и я случайно услышали, как Мари со своими друзьями перешептывались о состязании, и мы оба записались, не предполагая, во что, черт возьми, мы ввязываемся, или какой будет награда. Джонатан забыл оговорить, что состязание только для Пум, на что я с раздражающей регулярностью указывал ему до тех пор, пока он не сдался и не допустил нас, - пожал плечами Макс. - Я пришел первым, Саймон - вторым. Некоторых беспокоил тот факт, что Саймон и я все еще были людьми, когда победили тех, кто был Пумой от рождения.

- Так ты знал о Пумах, еще до того как принял участие в состязании?

- Я дружил с Мари многие годы; однажды я увидел, как она превращается.

Эмма в ужасе уставилась на него, вспоминая все способы, которыми Пума может растерзать человека.

- Тебя могли убить!

Макс казался совершенно равнодушным.

- Если бы это был поединок один на один, до смерти, - то да, вероятно мы оба погибли бы. Но это была проверка на выносливость, ум и хитрость. Я никогда больше так не веселился. Временами я думаю, что единственная причина, по которой мы победили - никто не имел право превращаться.

- Что это было за испытание, - пейнтбол? Захват флага?

Макс усмехнулся.

- Что-то вроде того, только намного сложнее.

Макс потянулся и обхватил рукой ее затылок, не в состоянии прожить и секунды, не прикасаясь к ней. Этот жест был удивительно приятен.

- К нашему удивлению, той же ночью Джонотан укусил нас обоих. Мне было двадцать, Саймону - девятнадцать.

Она протянула руку и нежно погладила его по щеке.

- Держу пари, вы были чертовски сбиты с толку.

Он придвинулся ближе к ее руке, наслаждаясь ее лаской, и закрыл глаза от удовольствия.

- Мы привыкли к этому, и как только Джонатан отошел от дел, я вернулся домой и объявил Саймона своим Бетой.

- Бетой?

- Угу, моим заместителем.

- Ты сказал, что я твоя пара, - прошептала Эмма, когда Макс поднял ее на руки.

- Моя Курана.

- Прости, твоя - кто?

Девушка почувствовала рокочущий в груди Макса смех.

- Моя Курана, пара Альфы, его вторая половинка. Предположительно, это сокращение от португальского названия пумы.

- Ох.

Эмма позволила Максу нежно прижать ее голову к своей груди. Она прильнула к его теплому телу, вдыхая неповторимый, присущий только ему запах, странно успокоенная его объятиями.

- Итак, - сказал он, - мы закончили ужинать и воевать друг с другом.

Макс наклонился и поцеловал ее в макушку.

- Поедем домой, маленькая Курана. Я хочу заняться с тобой любовью. В следующий раз, когда ты будешь кончать, я хочу быть внутри тебя.

Эмма задрожала, услышав исходящее от него низкое, рокочущее урчание.

- Макс?

- Хм? - Его рука начала поглаживать ее спину сверху вниз, мягко подталкивая по направлению к внедорожнику.

- Мне придется пользоваться кошачьим туалетом?

- Эмма!

Глава 4

Макс специально повез ее домой окольными путями. Он хотел как можно дольше наслаждаться ее присутствием рядом с собой.

- Кто завтра открывает магазин - ты или Бэкки?

Эмма повернулась к нему. Казалось, она витает в своих мыслях где-то далеко отсюда, и Макс решил оставить ее в покое. В конце концов, за это короткое время он обрушил на нее огромное количество информации, и она восприняла ее на удивление спокойно. Гордость за нее буквально распирала его.

- Собственно говоря, я завтра закрываю, а Бэкки открывает. Бэк закрывает в субботу.

Макс улыбнулся в явном предвкушении:

- Вот и отлично. Сегодня вечером мы можем не торопиться. Завтра с утра выходит Адриан, а моя смена - вечерняя.

Того, как она вздрогнула в ответ, было достаточно, чтобы послать волну жара по его венам.

- Эмма?

- Хм…?

Максу, в самом деле, была интересна ее ответная реакция на происходящее, и он спросил:

- Почему ты так спокойно все восприняла?

- Я никогда не понимала все эти вопли, типа: «О, горе, горе мне!». Я имею в виду - так уж вышло, что самый крутой парень в городе сказал мне, что хочет обладать мною настолько сильно, что решился укусить меня и превратить в себе подобную. А теперь он собирается притащить меня к себе домой и изнасиловать. И что, - я должна убежать в ночь с несчастными криками? «О, нет! Я теперь Пума! Моя жизнь кончена! Подлый негодяй!» - Эмма закатила глаза. м Не пойми меня неправильно: конечно, все это меня довольно сильно шокирует. Да еще, к тому же, восковая депиляция в зоне бикини обойдется мне, наверно, в целое состояние… Но все равно: для меня это не конец света.

Макс едва не свернул в канаву.

- Ты мажешь зону бикини воском?

- А тебе хотелось бы это знать, не так ли?

- Черт, конечно да.

Ее смех заполнил пустоту в его душе. Пустоту, о которой он и не подозревал до ее появления в его жизни.

- Если Саймон и Бэкки станут встречаться, означает ли это, что он ее тоже укусит?

Макс кивнул.

- Если он хочет, чтобы она стала его парой, ему придется ее укусить. А исходя из того, что он говорил мне - он этого хочет.

Эмма с любопытством скосила на него глаза:

- Сколько женщин ты укусил?

- Как подругу или чтобы просто обратить?

Эмма зарычала, сама поразившись тому, с какой силой в ней взыграли собственнические инстинкты.

вернуться

11

Желтофиоль (ЛП) - pic4.jpg
Герой американского мультсериала ThunderCats (Громовые коты). Наследный предводитель народа громовых котов, повзрослевший во время анабиоза. Психологически он тинэйджер в теле взрослого. Несмотря на детскую неопытность и безрассудность, Лайон-О старается принимать правильные решения и научиться владеть мечом Око Тандеры. Лайон-О обладает чертами льва.

11
{"b":"140510","o":1}