ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Святый Боже! Мать твою… Черт.

Эмма. Да, маленькая Эмма Картер, безусловно, выросла.

Его руки горели желанием снова дотронуться до нее. Воспоминания о том мимолетном прикосновении, что она позволила ему, лишь усилило его аппетит. Ему страстно хотелось сорвать эту кофточку с ее тела и насладиться ее грудью. Хотелось услышать ее стоны, когда он будет стягивать джинсы с этих потрясающих, аппетитных ножек, ее тихие вскрики, когда он будет упиваться ее истекающими соками.

И она кричала бы его имя, кончая.

Он привязал бы ее к своей постели, истязая до исступленного экстаза, а потом начал бы все сначала. Он перегнул бы ее через подлокотник своего дивана и вонзался бы в нее сзади снова и снова, пока она не начнет умолять его кончить. Он укусил бы ее за плечо и пометил как свою, чтобы все знали об этом. Мысль скользнуть своим членом в эту обольстительную задницу едва не заставила его кончить прямо посреди ее магазина.

Когда она, шутливо смеясь, обняла Саймона, он чуть не вцепился в горло Беты.

Моя!

Только Саймон заметил особый, мерцающий золотом, блеск его глаз, услышал низкое, урчащее рычание, доносящееся из его горла, пока он не смог остановить себя. Глубоко вздохнув, Макс отвернулся, отчаянно стараясь взять себя в руки.

Ему говорили, что узнает свою пару, как только встретит ее. Сейчас он понял, что они имели в виду. Когда он разговаривал с Эммой, тогда еще девочкой-подростком, он почувствовал искорку чего-то , но не отнесся к этому серьезно. Просто юношеская похоть. Теперь он знал, чем была та искорка, и был готов надрать собственную задницу. Далеко не всем Пумам удавалось найти свою пару, и мысль, что он не только нашел ее, но и сбежал, черт, - да попросту забыл ее, наполняла его желчью.

Он заставил себя осматривать ее магазин, избегая взглядом смеющуюся группу вокруг Мадонны, вместо того чтобы подойти туда, набраться храбрости и увезти ее куда-нибудь в укромное местечко.

Она хорошо поработала. Отпечаток личностей Эммы и ее подруги проявлялся во всем, создавая атмосферу, в которой они обе были как дома. Он мог представить, как женщины стекаются в их магазин к ужасу и изумлению своих мужчин. Подойдя к камину, Макс заметил на полке серебряную рамку. Такую рамку его мать захотела бы в подарок ко дню рождения. Что-то в фотографии привлекло его внимание. Он наклонился вперед, стараясь понять, почему эта викторианская леди кажется ему такой знакомой, как вдруг маленькая ручка коснулась его руки.

- У вас с Саймоном все в порядке?

От этого хрипловатого голоса и ее мягкого прикосновения его член снова чуть не вырвался из джинсов. Он посмотрел в ее лицо и не увидел в нем ничего, кроме беспокойства. Прежде чем она отстранилась, он накрыл ее руку своей и притянул женщину к себе. Он был до смешного доволен, когда она не попыталась отойти от него.

- Между нами все хорошо.

Пока он держит свои лапы подальше от тебя.

Она обернулась, посмотрела на стоящих рядом людей и закусила губу.

- Можно тебя на минуточку?

Ее голос звучал неуверенно и робко, совсем не так, как она разговаривала с Саймоном и со священником, но выражение ее лица умоляло сказать «да». Неистовой волной в нем поднялось желание защитить ее. И сжав руку Эммы, он кивнул.

Макс позволил ей отвести их в сторону, где было тихо, и они могли поговорить, оставаясь на виду. Она неуверенно подняла на него взгляд и тут же перевела его на этот чертов шрам.

- Хм-м, ты не знаешь, как Саймон относится к Бэкки?

Мельком взглянув на него, Эмма опустила глаза. Ее щеки залило румянцем, и она снова прикусила губу.

Он глубоко вздохнул, стараясь справиться с собственническим инстинктом, зверем ревевшим в нем.

- Понятия не имею.

- Черт, - тихо пробормотала она.

Он чуть ли не улыбнулся, настолько очевидна была ее досада, но собственнический монстр внутри него не мог смириться с ее возможным интересом к его лучшему другу.

- Он тебе не подходит, - он почувствовал, как сгустки его властной энергии бесконтрольно истекают из него, стараясь заставить ее признать правильность его слов.

Впервые за то время, что он был в магазине, Эмма открыто посмотрела в его лицо. Он знал, что выглядит дикарем, даже, наверное, ревнивым ослом, но ничего не мог с этим поделать. Малышка Эмма сводила его с ума.

Ничуть не испугавшись, она рассмеялась над ним.

- Да не мне, идиот.

Его глаза удивленно расширились, когда она повернулась к группе людей, стоявших рядом с Мадонной.

- Бэкки. Она еще со школы зациклилась на нем, но не может открыться, да и он тоже никогда не выказывал интереса, - она снова глянула на него, - до недавних пор. Вот я и хотела спросить: раз ты его лучший друг, может, ты знаешь, каковы его чувства.

В ее глазах заиграл бесенок, и он почувствовал, как напряглось все его тело.

- Что ты задумала? - он надвинулся на нее и постепенно вытеснил в угол, надежно заслонив собой от толпы позади них. Его энергия снова была под контролем, но она вызвала в нем любопытство.

Эмма нетерпеливо выдохнула и посмотрела на него. Она стала смелее, но на место робости пришло раздражение, которое он не привык видеть в женских глазах.

- Мы с Бэкки собираемся на ежегодный маскарад. Мистер Фриделинд пригласил нас впервые. Я надеюсь, что смогу подтолкнуть Саймона и Бэкки в нужном направлении, но если она не интересна Саймону, то я не хочу смутить или огорчить ее, - она подняла к нему вздернутый подбородок, ожидая его ответ. - Ну, так как?

Макс обернулся и посмотрел на друга. По тому, как Саймон вдыхал воздух вокруг Бекки, Макс мог сказать, что она ему очень интересна. Он посмотрел на Эмму, которая нетерпеливо постукивала ногой.

- Да.

Облегчение осветило ее лицо, и она расслабилась, будто он сбросил тяжелый груз с ее плеч.

- Слава Богу. Они будут идеальной парой.

- С чего бы тебе так говорить? - по-настоящему заинтригованный, он наблюдал, как Эмма на мгновение задумалась.

- Саймон знает, что может заполучить любую женщину, стоит только щелкнуть пальцами, но Бэкки бежит от него всякий раз, едва он приближается. С ней он ни в чем не уверен. Ему скучно с теми, кто падает в его объятия, и он довольно быстро сваливает от них. Но он не в состоянии предугадать, что может выкинуть Бэкки, так что она не даст ему заскучать. А еще, Бэкки любит его работу и понимает, сколько времени и глубокой преданности своему делу требуется, чтобы сотворить те удивительные вещи, которые делает Саймон. Так что она не станет негодовать на него за это, когда он будет возвращаться с работы домой. Она все время бросала бы ему вызов, держала его в постоянном напряжении, а он бы холил и лелеял ее так, как она того заслуживает. Никто до сих пор не любил ее по-настоящему и не показывал ей, чего она стоит. - Эмма снова сосредоточилась на нем с веселым, и в тоже время мстительным выражением лица. - Но если он причинит ей боль, я ему яйца по кусочку грейпфрутовой ложкой5 отковыряю.

Эта резкая перемена настроения - от мечтательного к мстительному - заставила Макса усмехнуться, особенно когда его собственные яйца подтянулись при мысли о нарисованной ею картинке. Хотя, глядя на то, как Саймон себя вел, беспокоиться ей было не о чем.

- Напомнишь мне не злить тебя?

- Ну что ты! Я не из тех, кого следует бояться.

Она поманила его пальчиком, и он услужливо наклонился, вдыхая аромат ее розовых духов.

- У Бэкки в колледже была подруга, так она научила ее кастрировать козлов, - доверительно прошептала она ему на ухо.

Макс выпрямился, в изумлении глядя на Бэкки, и отступил от маленького, невинного на вид чертенка, который мрачно кивал ему.

Он откинул голову назад и расхохотался так, как не смеялся уже многие месяцы.

Все еще улыбаясь, Макс забрался в грузовик Саймона.

- Что там, черт возьми, Эмма сказала тебе, чтобы заставить тебя так смеяться? - недовольным тоном спросил Саймон.

вернуться

5

Любителям грейпфрутов эти ложки придутся как нельзя кстати. У них слегка заостренные кончики, зубчатые края и ими удобно есть мякоть цитрусовых.

5
{"b":"140510","o":1}