ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неужели сюда... Господи... зачем мы сюда тащимся?

– Увидите.

– Нет, за двести франков не увижу. Одеяло на полу такой развалины, как эта, тянет не больше чем на полтинник, милочка.

Если Мириам согласится на такую цену, он решит, что женщина, скорее всего, больна, и на этом все закончится. Придется потратить время на торг.

– Наверху очень мило. Вы должны заплатить сто пятьдесят.

– Ни черта...

– Я проведу вас в свою опочивальню, и она вам понравится. – Мириам потупила взор.

– А если не понравится?

– Тогда я буду очень несчастна. Я соглашусь на пятьдесят и целый час буду доставлять вам удовольствие.

– Твой французский завораживает. – Он осматривал замою серый известняк, остроконечную крышу, маленькие окошки в башне. Мириам знала, какие мысли вертятся у него в голове: «Стоит ли заходить сюда с этой странной женщиной?»

– Я здесь живу. Внутри все по-другому, не то что снаружи.

Мужчина настороженно ухмыльнулся, но все же последовал за ней, нырнув в дверь, как в пещеру. За порогом он остановился и задрал голову в мрачную вышину.

– Боже, что за место!

– Идемте со мной. – Покачивая бедрами, она направилась к лестнице в конце огромного темного зала.

– Эта лестница – гиблое место!

«Зачем так усложнять»? А вслух произнесла:

– Но, мой господин, это путь в опочивальню.

– "Мой господин", «опочивальня»! Ты такая странная. Никуда я с тобой не пойду, несмотря на всю твою красоту. Все равно, наверное, от тебя разит, как из пепельницы, раз ты столько куришь.

Развернувшись, этот проклятый тип поспешил к дверям. Мириам метнулась, в мгновение ока преодолев расстояние между ними. На какой-то миг их взгляды встретились, и она ударила кулаком по макушке мужчины, выбрав нужную точку. Мгновенно обмякнув, он повалился на пол.

– Мартин, – позвала она. – Посмотри, дорогой, что я тебе принесла.

Старый приятель наблюдал за происходящим, спрятавшись за дубильный чан, а теперь вышел на ее зов, еле-еле передвигая ноги. От него шел запах высушенной древней плоти и сгнившей крови, внутри провалившихся глазниц сверкали зрачки.

Устроившись на спине добычи, он потянулся, как ленивая пантера. В этом грациозном движении угадывался прежний Мартин.

Он впился в шею, избрав традиционный способ. Иногда Властители высасывали кровь из-под коленки или даже (если были особенно голодны, но не утратили еще сил) из самой главной артерии, до которой можно добраться, только глубоко прокусив затылок.

В детстве Мириам и мальчишка по имени Сотис, сын Аммы, во всю развлекались, пробуя всевозможные способы. Разыгрывая из себя малолетних проституток в бедных кварталах Фив, они частенько досуха высасывали своих клиентов прямо через их вздымавшиеся пенисы, ничего не оставляя, кроме обтянутого кожей скелета. Дети бывают такими жестокими!

Человек заметался, пытаясь высвободиться, а Мартин, растерявший и силу и вес, начал с него соскальзывать. Ему сейчас было необходимо полноценное питание, поэтому Мириам никак не могла прикончить жертву, чтобы та не шевелилась. Кровь покойника – тощая закуска.

Мужчина приподнялся, потом сел; Мартин скатился на пол.

– Что это все значит? – он взглянул на Мартина, который, уползая прочь, очень походил на огромного жука. – С этим парнем все в порядке?

Надо же, какое самообладание! Мириам это не понравилось. Она шагнула вперед и вцепилась ему в запястья. Мужчина подбросил вверх колено, мастерски направив удар на предплечье. Неплохой выпад, человеческая кость хрустнула бы пополам. Наверняка ей попался еще один коп, черт бы его побрал!

Эта тварь извивалось и брыкалось, на этот раз ей удалось ударить Мириам прямо в поддых. Железная мускулатура Властительницы легко и безболезненно приняла удар, но она отпустила захват. Мужчина тут же отскочил в сторону.

– Вы кто? – завизжал он. – Пришельцы? Ну вот, опять, очередной человеческий миф! Вот уже пятьдесят тысяч лет Властители считали эту планету своей.

Мартину наконец удалось сесть, и теперь он старательно отряхивал от пыли лохмотья, когда-то бывшие камзолом. Оглянувшись на мужчину, Мириам увидела, что тот снова оказался у входной двери. В один прыжок она преодолела разделявшее их расстояние.

– Святые угодники! Это же три метра! – Человеческое существо умоляюще смотрело на Властителей. – Послушайте, у меня семья. Я не могу отправиться с вами на Плутон или еще куда.

Плутоном люди называли Нису, самую удаленную планету.

Сейчас у толстяка лихорадочно путаются мысли, кровь ускоряет свой бег.

– Не глупите. Это же будет убийство! Посмотрите на себя – вы же просто ребенок в материнских тряпках! Вы не должны поступать так жестоко, иначе потом будете сожалеть всю жизнь.

А тем временем за его спиной Мартин сумел подняться и, разинув пасть, заковылял к жертве. Шаркающие шаги привлекли внимание толстяка, и он обернулся. Наступил редчайший из моментов: человеческое существо увидело Властителя без прикрас, каким он был на самом деле.

Мужчина с шумом втянул воздух, и через секунду раздался дикий панический визг. Но жертва осталась на месте как прикованная, по той же причине мышь не убегает от змеи, попав под действие гипноза.

Где-то глубоко в подсознании человека запечатлелся ужас с тех времен, когда Властители держали людей в клетках. И он передавался из поколения в поколение как безусловный рефлекс.

Очень жаль, что особи на свободном выпасе оказались гораздо вкуснее разновидности, содержавшейся в клетках. Властители начали разводить их стадами, позволяя людям строить города, иметь собственную историю. В конце концов ее соплеменники сами привыкли жить в городах, и поначалу это было неплохо, но потом они попрятались в норы.

И совершенно напрасно! Мириам не меньше тысячи раз выходила на охоту в Нью-Йорке, и каждый раз ей все сходило с рук. В других местах она тоже не сталкивалась с особыми трудностями, если не считать последней неудачи с телом.

Впрочем, Эллен Вундерлинг слишком близко подобралась к Мириам; Сара тогда запаниковала и съела репортершу. Исчезновение женщины получило широкую огласку.

По сути, не так уж трудно остаться безнаказанным после охоты на человека, нужно лишь соблюдать необходимую осторожность. Зря все остальные Властители так боятся. Осмотрительность, разумеется, не помешает, но прятаться в норы? Мириам считала себя последней истинной Властительницей, последним вампиром.

Что ж, нужно реабилитировать свое племя, начав хотя бы с Мартина. Она будет его кормить, ухаживать за ним, научит жить в современном мире. Она всех их научит! А затем родит прелестного ребенка, настоящего принца, и выведет свое племя на солнечный свет.

Человек попятился, но Мириам была быстрее и обхватила его сзади. Он начал мотать головой, пытаясь раскроить ей лоб своим черепом; ему даже удалось стукнуть ее, но от такого удара не останется никаких следов.

Мириам усилила захват, и жертва лишь слабо колотила по ее рукам. Мартин разомкнул челюсти и припал к шее мужчины. Поначалу человеческая особь безудержно брыкалась, но постепенно ее движения стали медленнее. Мириам сжала руки еще крепче. Послышалось журчание, вместе с мочой и кровью из тела уходила жизнь. А Мартин, наоборот, начал набираться сил и даже заметно порозовел, несмотря на слой грязи. Наконец он отстранился от жертвы.

– Там еще осталось, – сказала Мириам.

– Не могу, – Мартин, с трудом подойдя к стулу, свалился на него. По крайней мере, он больше не ползал.

Мириам проволокла тело через комнату и присела на ступеньки. Разложив тело на коленях, она нагнулась и высосала все до капли, пока не осталась лишь сухая кожа, натянутая на кости.

– В каком-нибудь чане найдется кислота?

Мартин покачал головой.

– С сыромятней покончено. Жаль. Человеческие останки раньше можно было просто растворить.

– Чем ты занимаешься?

Мартин взглянул на нее.

– Мириам... это ты?

– Да, Мартин.

– Я не ел целый год.

19
{"b":"140513","o":1}