ЛитМир - Электронная Библиотека

Пол подождал до четырех тридцати двух, затем едва ли не бегом отправился на платформу. Если на вокзале устроена засада, то такой рывок вызвал бы перегруппировку агентов.

Хвоста не было, а еще он чуть не опоздал на дурацкий поезд. Вскочил в последний вагон, затем нашел свое место и, расположившись в кресле, сделал вид, что читает «Ньюсуик», а сам осторожно оценивал обстановку, приглядываясь к пассажирам. Кроме него в вагоне ехала женщина с двумя маленькими девочками, несколько бизнесменов, парочка туристов, судя по всему из Восточной Европы. Пола особенно заинтересовала женщина. Это был бы ловкий ход, именно к таким маскировкам ЦРУ чаще всего прибегает, когда охотится за профессионалом.

И все же он надеялся, что избежал слежки, и бывшие коллеги даже близко к нему не подобрались. По его расчетам, у него в распоряжении было не меньше недели, прежде чем на всех плакатах «Разыскивается полицией» появится знакомая с детства физиономия. Наверное, его назовут серийным убийцей детей или придумают что-нибудь похлеще, желая привлечь внимание полиции по всей стране.

За окнами проносилась его Америка, страна аккуратных предместий и обветшалых старых фабрик, примкнувших к железнодорожным путям. Он помнил, что когда-то, очень давно, это была центральная нью-йоркская ветка, как он впервые отправился в Нью-Йорк и вышел на Пенсильванском вокзале с глазами круглыми, как плошки, и пятнадцатью туго свернутыми долларами в кармане. Жил он тогда в отеле «Тафт» на Седьмой авеню в номере с тремя другими парнями из его колледжа.

Именно в ту поездку он впервые увидел настоящую живопись, великую картину Ван Гога «Звездная ночь» в Музее современного искусства А еще – • впервые попал в оперу. Давали «Турандот», и эта история о жестокой принцессе, жившей в лунном дворце в глубокой древности, потрясла его.

Тогда он был молодым человеком, только-только познающим окружающий мир. Первая рюмка спиртного, первая сигарета, а ночью – мечты о Конни Белл.

А теперь он, Пол Уорд, превратился в машину для убийства, утратив дар любить женщин. Он все еще мог заниматься сексом, что и проделывал при удобном случае либо с проститутками, либо со случайными девицами. Но любовь? Нет. Та часть сердца давно перегорела.

Два с половиной часа пролетели незаметно, поезд въезжал в Пенсильванский тоннель.

Нью-Йорк. Тут, вероятно, дело не закончится, потому что Уорд намерен следовать по своему пути, пока не исчезнет последний вампир в этой стране. Но начать необходимо именно здесь, хотя никто в этом городе до сих пор не встречался с вампиром, поэтому происшествие в Токио оказалось для ЦРУ полной неожиданностью. Очень жаль, что европейцы держали в тайне осуществление своих программ.

Пол покинул вагон последним и в одиночестве прошел по платформе, затем пересек Пенсильванский вокзал. Никакой слежки.

* * *

Мимо с ревом проносились такси, по тротуарам текли толпы людей. Он устал, устал как собака, очень хотелось выпить, точнее, напиться до бесчувствия. И совсем было бы здорово найти пару драчунов в баре, хотя в его теперешнем нелегальном положении нельзя позволить себе такие развлечения. Но как только подвернется случай, он сделает несколько ударов от души, хотя бы в стену.

Перелет из Парижа прошел паршиво: место в середине, с одной стороны сидел мальчишка с огромными кульками попкорна, а с другой – какой-то потливый мужчина. Не успели приземлиться, как тут же пересадка в Лэнгли, а там его ждал дущ из помоев.

Ты сжег собственный дом, приятель. И какого черта ты так поступил? Может, те два парня собирались вручить тебе награду?

Уорд дотащился до конца улицы и вскоре оказался возле театра «Мэдисон-Сквер-Гарден». Сегодня там давал концерт Лу Рид. Вот что поможет ему чуть взбодриться! Кроме того, нырнуть лишний раз в толпу никогда не помешает: сначала нужно избавиться от возможных хвостов, а потом уже искать пристанище. Пол завернул за угол и, подойдя к билетной кассе, попросил билет поближе к выходу.

– Все продано.

– А сколько стоит с рук?

– Восемьсот и выше. Парень в черной куртке, на углу, у него еще осталось несколько.

Черт с ним. Это ему не по карману, ему всегда не по карману все хорошее. Разведка не приносила лишних доходов, особенно оперативная. Джеймс Бонд – всего лишь жестокая фантазия.

Пол решил поискать койку за наличные и поспать несколько часов. А потом он начнет свое расследование, отыщет паразитов в их норах и уничтожит – всех до одного.

13

Ночь напролет

Весь этот долгий трудный день Сара ждала, но Мириам продолжала отмалчиваться, хотя, казалось, привычная атмосфера власти и денег должна была вернуть ей самообладание. В последний момент она решила не идти на концерт Лу, сославшись на усталость. Но... Мириам никогда не уставала, она просто слишком испугалась.

Кто мог быть ей опасен? Пусть другие Властители испытывают к ней неприязнь, но они ни за что бы не стали ее терроризировать. Неужели виной всему человек? Такое казалось невозможным.

Бессонной, беспокойной ночью голод Сары усилился. Мириам не предложила подруге поддержку и утешение, к которым та привыкла. Вместо этого она поручила Лео поухаживать за Сарой, дать ей аспирин, а потом приготовить трубки. Сару раздражало присутствие этой девушки. Ей не нравилась Лео, и она не хотела, чтобы та вмешивалась в их жизнь.

Сара курила в библиотеке, а Мириам тем временем просматривала древний фолиант, написанный на прайме. Казалось, она выискивает что-то в своих книгах, внимательно листая страницы с яркими иллюстрациями. Сара так и не смогла разобраться в невероятно сложных иероглифах, а когда попросила научить ее этому языку, Мириам ответила: «Особи твоего вида недостаточно интеллектуально развиты, чтобы понять мой язык. Возможно, мне и удалось бы научить тебя читать список, но кому это нужно?»

Разумеется, вся важная информация о Властителях содержалась в «Книгах Имен». Если Саре и суждено когда-нибудь закончить свой собственный труд, то необходимо выучить этот язык – или обратиться к профессиональным лингвистам и шифровальщикам.

На Мириам сейчас был один из ее многочисленных париков. Эффектная короткая стрижка, светлые волосы, так она выглядела еще моложе. И все-таки на ее теле остались следы ожогов. В который раз Сара спрашивала себя: кто мог сотворить такое? Даже если это был кто-то из Властителей, почему она до сих пор испытывает страх? Властители ведь не преследуют друг друга, преодолевая большие расстояния. И никогда выяснение отношений между ними не приводит к смерти.

Ближе к рассвету Сара очнулась после наркотика. Самочувствие ужасное: в желудке полно кислоты, все тело ныло от боли, сердце стучало, как молот. Она отлично знала симптомы: кровь Мириам, этот чужеродный элемент в человеческом теле, напоминает о себе, вызывая муки голода. Ее удивило, что снизу доносились не два голоса, а больше. Странно, что в такое время, около четырех утра, в доме находился посторонний. К голосам примешивалось гудение большой печи в подвале, которую разжигали, когда предстояло уничтожить остатки трапезы.

Поспешив на кухню, Сара застала Мириам и Лео за неожиданным занятием: они прислуживали какой-то толстой оборванке лет шестидесяти, от которой все просторное помещение провоняло мочой и потом Сара, как врач, сразу увидела, что у нее запущенный рак кожи, а прикрытый правый глаз свидетельствовал о невылеченном инсульте. Она не могла отвести взгляд от полупьяной женщины, которая уписывала испеченный Лео пирог с ревенем. Лео умела печь. А еще – она великолепно жарила цыплят. Но сейчас ее рукава были засучены, а из заднего кармана джинсов торчали наручники.

Сара пришла в ужас. Девчонке позволили участвовать в этом!Мириам, наверное, сошла с ума! Такие дела касались исключительно Властителей и одной с ними крови людей. Ни при каких обстоятельствах не следовало сюда допускать непосвященного.

– Привет, – радостно поздоровалась Лео. – Я раздобыла то, что тебе нужно.

39
{"b":"140513","o":1}