ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пустая болтовня. Ты веришь слухам?

— А вдруг это правда? Ты не находишь, что нам стоило бы задержаться и проверить?

Александр положил ладонь на мою руку.

— Наше пребывание здесь подошло к концу. Мы нашли то, за чем отправились. Валентин покинул Занудвилль и благополучно вернулся в Румынию. Мы с тобой снова вместе.

— Но…

— Давай лучше насладимся нашим последним вечером в этом городе, — оборвал меня Александр, и все так и вышло, потому что он прижал свои губы к моим, подведенным черной помадой.

Однако потом он стал легонько покусывать мою шею, мне вспомнилось кое-что еще, и я отстранилась.

— Что-то не так?

Я помедлила. Ночь, панорама, Александр — все было великолепно. Я находилась в объятиях самого настоящего вампира, которого любила, как и он меня. Кроме того, я провела несколько дней в окружении других вампиров, завела новых подружек, Оникс и Скарлет, заглянула в их мир, оказавшийся в конечном счете не таким уж жутким и опасным.

Но я до сих пор не знала, достаточно ли для меня этих нескольких дней, чтобы решить, готова ли я провести вечность в потустороннем мире. Если мне суждено стать вампиром, то более романтичного времени и места для обращения просто нельзя было представить. Но готова ли я к этому?

— Все в порядке, — наконец ответила я. — Я просто задумалась.

— О чем?

— О себе, о том, чтобы стать такой, как ты.

Теперь отстранился он и, кажется, даже нахмурился.

— А что? Ты здесь, я здесь, нынче полнолуние.

— Правда? Для тебя это так просто? — скептически поинтересовался он.

— А ты считаешь, что мне этого не осилить?

— Послушай, у тебя просто романтический взгляд на мой мир, возможно, такой же, как и у меня на твой.

— Но я знаю о твоем мире больше, чем ты думаешь.

— Я не типичный вампир.

— Ты вообще нетипичный, как ни посмотреть. Ты единственный в своем роде. Мне просто хочется, чтобы ты считал меня частью своего мира.

— Я так и считаю с того самого мгновения, как тебя увидел.

Лицо Александра в ауре лунного света было прекрасным.

Он был прав. Мне не стоило зацикливаться на возможности перехода в иной мир. Я просто могла наслаждаться теми мгновениями, которые мы проводили вместе здесь.

Я улыбнулась, упала в его объятия и спросила:

— Мы ведь устроим церемонию обручения, когда ты обратишь меня? Пригласим друзей? Или, может, обойдемся друг другом и прекрасной ночью вроде этой?

— Для этого нужно начать вот отсюда.

Он поднес мои пальцы к губам, перецеловал их, двинулся губами вверх по руке, к плечу, потом к шее, припал к ней.

Внезапно глаза Александра полыхнули красным, он отвел взгляд в сторону и сказал:

— Нам пора.

— Уже? Но мы ведь только пришли.

— Мы здесь уже не один час. Становится поздно.

— Я не хотела…

Но Александр уже забросил рюкзак за плечи и взял меня за руку.

— До отъезда мне еще многое надо сделать.

— Давай я помогу тебе уложить вещи, — попросила я, привстав на цыпочки, как ребенок.

— Не стоит. Ты ведь знаешь, какой Джеймсон аккуратный.

Мне до смерти не хотелось расставаться со Стерлингом, но и переубедить его никак не получалось. Хотя я поняла это лишь тогда, когда мы уже доехали до тетиного дома.

— Итак, в следующий раз мы встретимся у ворот особняка, как на моей картине, — сказал мне возлюбленный на прощание.

— Так и будет.

Последовал долгий поцелуй.

— Я рад, что ты приехала ко мне.

Когда он разжал объятия, сердце мое упало. С другой стороны, у меня на руках был автобусный билет до дома. Все цели, ради которых предпринималась эта поездка, вроде бы действительно оказались достигнутыми. Мы встретились, и мой любимый скоро вернется в Занудвилль.

— Еще раз спасибо за подарок, — сказала я.

Александр подождал в машине, пока я войду в дом. Уже на лестничной площадке я полезла в сумочку за связкой ключей. На кольце что-то сверкнуло. Это был длинный золотой ключ старинного образца, ключ-скелет от склепа.

В Хипарьвилле Александр писал картину, мой портрет на фоне особняка. С самого дня разлуки он не забывал обо мне, оставшейся в родном городке, так же как я мечтала о нем.

Но сейчас, держа в руках ключ-скелет, я думала еще об одном месте, о том подземелье, сокрытом глубоко под «Гроб-клубом», которым владели вампиры.

Конечно, Александр был прав. Из Хипарьвилля пора было уезжать. Но если мне предстояло сесть на автобус, отправляющийся в Занудвилль, и практически потерять возможность хоть когда-нибудь снова увидеть настоящий вампирский клуб, то я чувствовала себя просто обязанной на прощание заглянуть в склеп.

13. Склеп

Конечно, темно-синий велосипед, выпущенный лет пятнадцать назад, был далеко не таким классным, как «найтрод». Шины травили воздух, руль остался без резинового покрытия, заднее колесо вращалось со скрежетом.

Я добралась до главной улицы, покатила по ней, лавируя между кучками мусора, оставшегося после фестиваля, и оставила велосипед чуть южнее вампирского клуба, рядом с библиотекой, прикрепив его цепочкой с замком к специальной стойке.

Я шла по тротуару, услышала, как где-то невдалеке затарахтел мотоцикл, поспешила на звук и вдруг увидела в освещенном проулке катафалк, припаркованный близ мусорного контейнера. Это был роскошный черный «кадиллак», покрытый серебристым орнаментом. Шины выделялись белыми боковинами, череп со скрещенными костями красовался на левой задней панели, под зеркалом заднего вида болтался скелет. Регистрационная наклейка на номерном знаке была хипарьвилльской. Под ней белела пластинка с надписью «Кусаю». Тачка Джаггера!

Потом я приметила, что в проулке за огромной жестянкой гаража паркует свой байк мотоциклист в черном шлеме, и бесшумно поспешила туда. Байкер снял шлем и обернулся. Его скрывал сумрак, а вот я оказалась на виду.

Даже темнота не утаила от меня того факта, что мое появление его весьма удивило.

Феникс направился ко мне с весьма озабоченным видом.

— Сегодня в баре может быть неспокойно, — предупредил он.

— Да ну? Беспокойство бывает только от меня.

— Я серьезно.

Он положил руку мне на плечо.

— Настоятельно рекомендую тебе вернуться домой.

Байкер хмуро воззрился на меня сверху вниз из-за темных очков, на которые соблазнительно падали пурпурно-черные волосы.

У меня возникло ощущение, что если я останусь снаружи, то оснований для беспокойства будет больше. Но деваться было некуда, и с моей стороны последовал неохотный кивок.

Феникс проскользнул в «Гроб-клуб» через служебный вход, из бокового проулка, чем немало меня удивил. Ему бы впору припарковаться на ВИП-площадке и прошествовать внутрь с важностью принца, упакованного в кожу. Возможно, сегодня в клубе намечалась стычка и он хотел на всякий случай подготовить путь для быстрого отхода. Так или иначе, но я незаметно трусила позади, а когда дверь за ним уже закрывалась, успела вставить в щель ботинок. Тяжелое полотно стукнуло по нему, так что внутрь я вошла, чуток прихрамывая.

Пурпурная макушка подпрыгивала в нескольких футах впереди меня, пока не пропала за дверью. Я заковыляла в темноту, стараясь не отстать, но и держать безопасную дистанцию, чтобы остаться незамеченной.

Неожиданно мои ноги нащупали крутую лестницу. Я спустилась на один пролет и оказалась перед дверью склепа с надписью «ТРупик», сделанной краской из распылителя.

Я нашарила в сумочке браслет «Гроб-клуба», прикрепленный к цепочке, и принялась нервно искать ключ-скелет. Кровь моя кипела и стыла, страх и возбуждение смешивались в жилах. Ключ дрожал в нетвердой руке, но мне все-таки удалось засунуть его в скважину и быстро повернуть.

Дверь со скрипом отворилась. Я проскочила мимо Дракона, который успел лишь пристально взглянуть на меня, и прошмыгнула за завесу.

Склеп впечатлял полнотой жизни. Члены клуба гомонили, танцевали, выпивали и вообще общались так, словно это был их последний клубный вечер. Мрачные, угрюмые катакомбы были полны клыкастых панков, готов и эмо.

26
{"b":"140516","o":1}