ЛитМир - Электронная Библиотека

Юный призрак метался туда-сюда, пока мы спускались по лестнице. Было темно, но ярко-желтое перо на его шляпе светилось слабым призрачным светом, и мы шли за ним, как за огоньком маленькой свечки. На этот раз я не запнулась и не ушибла палец и все же пожалела, что в свое время не занималась бегом трусцой, потому что спускаться по лестнице – все равно что бежать марафон. Теперь я понимала, почему Билли так злился, когда я просила его что-нибудь принести.

К тому времени, когда лестница закончилась, я была мокрой, как мышь. Я хотела прислониться к стене, но едва в нее не провалилась.

– Далеко еще?

Юноша не ответил, лишь дернул головой, указывая вперед. Я оглянулась – привидений вокруг не было; видимо, их больше интересовала возможность над кем-нибудь поиздеваться, чем спасать чью-то жизнь. Что ж, на то они и привидения.

Наконец мы вышли в коридор; стояла кромешная тьма, и лишь впереди слабо маячило перышко на шляпе нашего проводника. Стало сыро, под ногами захлюпала вода – значит, мы приближались к реке. Казалось, проклятому коридору не будет конца; к волосам женщины прилипла паутина, но у меня не было времени ее стряхивать. Но вот туннель закончился, и мы вышли наружу; на небе тускло сияли месяц и Млечный Путь. Ночь без электрического освещения кажется абсолютно черной, но даже она после ужасного коридора показалась мне светлой.

Томас окончательно выбился из сил, и мне пришлось ему помогать. Взяв женщину под руки, мы почти волоком тащили ее по узким мощеным улочкам. Не слишком удобный способ передвижения для раненого. И все же лучше так, чем быть сожженной заживо.

Ночью окружавшее замок поселение показалось мне скоплением жалких грязных домишек, расположенных по обеим сторонам до того узких улочек, что соседи из разных домов, высунувшись из окна, могли пожать друг другу руки. Мы шарахались в сторону каждый раз, когда рядом ухала сова или лаяла собака, но продолжали идти. Я старалась не смотреть назад, где на фоне темного неба виднелись зловещие очертания огромного мрачного замка. Я верила, что перышко непременно приведет нас к нашей судьбе. Каждый шаг давался с неимоверным трудом, и я едва не падала от усталости. Наконец, когда я уже собралась запросить пощады или просто повалиться на землю, впереди мелькнул слабый, едва заметный огонек. Постепенно он стал ярче и вскоре превратился в свечу, горевшую в окне маленького домика. Собрав все силы, я тихонько постучала в дверь. Она открылась, и в глаза хлынул яркий свет. Я быстро зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела встревоженное лицо Луи Сезара.

Глава 8

Я лежала на земле. Через секунду я поняла, что нахожусь в своем времени и своем теле. Будь у меня силы, я бы вскрикнула от радости.

Билли-Джо, склонившись надо мной, с тревогой заглянул мне в глаза.

– Ты почему не сказала, что умеешь откалывать такие штуки? Я застрял! Я же мог погибнуть!

Подниматься не хотелось; даже твердый асфальт казался мне мягче перины.

– Не надо трагедий. Ты все равно мертв.

– Мы так не договаривались!

– Не ори.

Билли-Джо собрался сказать что-то еще, но тут ко мне подошел Луи Сезар.

– Мадемуазель Палмер, как вы? Вы меня слышите?

– Не трогайте меня.

Наконец я решила собраться с духом и сесть; не слишком приятно лежать у всех на виду, зная, что у тебя задралась юбка и все любуются на твои розовые трусики; кроме того, мне хотелось отодвинуться от Луи Сезара. Каждый раз, когда мы касались друг друга, я оказывалась в другом времени. Раньше меня об этом предупреждало внутреннее чутье, а теперь я не знала, что для меня страшнее – оказаться рядом с Луи Сезаром или быть схваченной Сенатом. Во всяком случае, перемещаться в другое время мне не захочется еще очень и очень долго.

– Где Томас?

Я все еще сердилась на него, однако мысль о том, что по моей вине он мог погибнуть, была для меня тягостной.

– Он здесь, – ответил Луи Сезар и отодвинулся. Позади него стоял Томас; вид у него был какой-то странный: он смотрел на француза и, казалось, не узнавал его.

– С тобой все в порядке? – спросила я, надеясь, что это так, поскольку понятия не имела о том, где искать его блуждающий дух.

Через какое-то время Томас кивнул, но продолжал молчать. Нехороший признак.

– Сколько пальцев я подняла?

– Ой, ради бога! – сказал Билли и встал между нами, стараясь при этом никого не касаться. – С ним все в порядке. Пришел в себя несколько минут назад, когда ты решила к нам присоединиться. – Он хмыкнул. – Как насчет того, чтобы отправиться в отпуск, когда минует кризис?

Я не ответила.

– Помоги мне встать.

Решив, что я обращаюсь к нему, Томас шагнул ко мне, заставив Билли-Джо метнуться в сторону. Я села и оглянулась по сторонам. Рядом валялось одиннадцать мертвых оборотней, включая Джимми. Увидев его застывшие крысиные глазки, с укором взирающие на меня, я выругалась.

– Черт! Я же хотела с ним поговорить! Вы убили его, когда он собирался рассказать мне об отце! – набросилась я на Приткина, который в ответ лишь театрально воздел руки.

Мои слова не произвели на него никакого впечатления. Маг смотрел куда-то в сторону и выглядел не слишком хорошо: красное лицо, остановившийся взгляд, вздувшие на шее жилы.

– Я больше не могу его удерживать, – хриплым шепотом сообщил он.

Что он имел в виду, я поняла, когда, присмотревшись, увидела, что нас окружает прозрачная голубая дымка, – мы стояли внутри магического защитного круга. Чтобы защитить нас, Приткин расширил свой собственный круг, который уже начал терять силу и выглядел тонким и слабым. Возможно, Приткин слишком сильно его растянул; личная защита обычно плотно окружает только своего владельца. Рыцарь был прав: еще немного, и его защита рухнет.

– Нужно увести отсюда Кэсси, – сказал Томас, и я заметила, что и он напряжен.

Что-то сильно его беспокоило, и смотрел он не на мага и не куда-то еще. Он смотрел на меня.

Единственный, кто сохранял полное спокойствие, был Луи Сезар.

– Мадемуазель, если вы пришли в себя, могу я просить вас вернуться обратно в МОППМ? Томас вас проводит.

Приткин что-то произнес, и в воздухе на мгновение возник сверкающий магический знак. Он был так близко, что я могла дотронуться до него рукой. Я знала, что делает волшебник: дело в том, что Тони всегда окружал свои подземелья знаками магической защиты, используя для этого заклинания. Удивительно, но магическую защиту он создавал лишь с помощью слов; как-то раз я спросила его, как он это делает, и Тони ответил, что просто использует свою энергию.

Магическую силу можно черпать из разных источников. Говорят, что лесной народец и в меньшей степени ликантропы, или оборотни, получают ее из природы, питаясь энергией нашей планеты, с бешеной скоростью летящей в космическом пространстве. Сила притяжения, солнечный и лунный свет – все можно превратить в энергию, если знаешь, как. Я даже слышала о том, что Земля, наряду с полем гравитационным, обладает магическим полем и что наступит день, когда из него можно будет получать энергию. Это и есть Святой Грааль современной магии, до которого еще не добрался ни один маг, хотя такие попытки ведутся. И пока не решена эта загадка, люди будут получать лишь малую толику магической энергии, беря ее из природы. В настоящее же время большую часть магической силы они получают от самих себя – за исключением черных магов, которые добиваются могущества путем убийства или проникновения в потусторонний мир, за что платят огромную цену.

Одни маги бывают сильнее, другие слабее, но все поголовно используют всякого рода приспособления, усиливающие, по их мнению, магические способности. Большинство носит с собой талисманы, накапливающие, подобно батарейкам, природную энергию, которой затем пользуется маг; в качестве примера можно привести Билли и его ожерелье. Есть маги, которые, устанавливая связь с другими магами, получают энергию друг от друга; скажем, так поступают члены Серебряного круга. Другие призывают на помощь мифические существа, чтобы те поглощали, а затем передавали им свою энергию. Не знаю, каким источником пользовался Приткин, но дела у него шли не слишком удачно. Магическая защита сверкнула и сразу начала гаснуть. Что-то вытягивало из нее силы, причем с большой скоростью.

36
{"b":"140519","o":1}