ЛитМир - Электронная Библиотека

Я оглянулась по сторонам – ничего странного или необычного. На автостоянке царила тишина, я бы даже сказала, мирная тишина, если не считать двух сожженных автомобилей. Я вопросительно взглянула на Луи Сезара, но он молчал. Ну и ладно.

– Билли! Что здесь происходит?

– С кем вы говорите, мадемуазель? – встрепенулся Луи Сезар, впервые проявив признаки беспокойства. – Наверное, у нее сотрясение мозга, – негромко сказал он Томасу. – Будь с ней осторожнее.

В это время Билли, подлетев к Приткину, завис над ним и вдруг принялся отчаянно жестикулировать – сначала перед его лицом, потом начал делать какие-то знаки мне.

– Билли! Ради бога, что с тобой происходит? Тебя все равно никто не слышит, говори громче!

– Ваш друг не сможет помочь вам, сивилла.

Голос исходил откуда-то сбоку, из темноты. И тут, оглянувшись, я увидела, что к пятерке вампиров, наблюдавших за ходом нашего сражения, присоединился кто-то еще. Его было трудно разглядеть в слабом предутреннем свете, но исходившие от него волны энергии не предвещали ничего хорошего. Я почему-то даже обрадовалась, что не вижу его лица.

– Я его заколдовал. Вам никто не поможет, да это и не нужно. Ничего не бойтесь, сивилла. Идемте со мной. Обещаю, что никто не сделает вам ничего плохого. Мы ценим ваш дар и хотим, чтобы он стал сильнее. Вам больше не придется прятаться по углам и опасаться за свою жизнь. Подойдите ко мне, и я отпущу ваших друзей – если они ваши друзья – с миром.

– Меня зовут Кэсси. Вы меня с кем-то спутали.

Мне не хотелось продолжать эту беседу, но Билли явно пытался мне что-то сказать. Ладно, посмотрим, что будет дальше.

– Я назвал ваш истинный титул, мисс Палмер, хотя имя Кассандра также довольно любопытно. Вам когда-нибудь рассказывали, откуда оно взялось? – Он засмеялся. – Только не говорите, что вас вырастили в полном невежестве. Как непредусмотрительно! Мы этой ошибки не повторим.

– Кассандра – это героиня древнегреческого мифа. Возлюбленная Аполлона.

Мы с Эжени проходили и древнегреческую, и древнеримскую мифологию, поскольку моя нянька считала, что такие вещи должна знать каждая юная леди. Я не жаловалась, мне это даже нравилось. Большую часть тех уроков я давно позабыла, но кто такая Кассандра, знала. Хорошее имя для ясновидящей, между прочим.

– Не совсем так, моя дорогая. – Голос был мягким и звучным и мог бы показаться приятным, если бы не излишняя слащавость; я бы сказала, что он навевал мысли о перезрелом фрукте. – Аполлон, бог прорицателей, полюбил прекрасную земную женщину по имени Кассандра, но она не ответила на его любовь. Женщина притворилась влюбленной только для того, чтобы получить за свою любовь дар прорицания; после этого она сбежала. Конечно, бог нашел ее – как и вы, она не могла прятаться вечно – и отомстил. Ты сохранишь свой дар, сказал он, но будешь предсказывать одни несчастья, и никто не будет тебе верить, пока не станет слишком поздно.

Я невольно поежилась. Эти слова задели меня за живое. Он, видимо, о чем-то догадался, потому что вновь рассмеялся.

– Не волнуйтесь, прелестная Кассандра. Я покажу вам, что и тьма бывает прекрасна.

– Ты можешь объяснить, что происходит? – прошипела я, обращаясь к Билли, чтобы хоть как-то заглушить этот медоточивый голос.

Мне ответил черный маг, который услышал мои слова, хотя и стоял поодаль.

– Защита белого рыцаря слабеет, сивилла. Скоро мы поговорим, стоя лицом к лицу.

Я, между прочим, могла бы прекрасно обойтись и без этого. Я взглянула на Билли-Джо.

– Помнишь, что случилось через три дня после того, как я покинула Филли?

Билли тупо уставился на меня, затем затряс головой и замахал руками. Все ясно, вспомнил.

Я знала всего одно, но очень сильное заклятие. В качестве оружия оно не годилось, однако с его помощью можно было вызывать резкий подъем жизненных сил всего организма; правда, при этом расходовалась огромная часть энергии. Рискованный трюк, поскольку к тому времени, когда колдовство переставало действовать, а опасность еще оставалась, ты мог оказаться с ней один на один – слабый, как котенок. Я использовала это заклятие, чтобы не спать три дня подряд, когда сбежала от Тони во второй раз. Как-то раз я испробовала его на одном из магов-изгоев, что ошива-лись вокруг Тони, и потому знала, что чары будут действовать в течение семидесяти двух часов. В первый раз мне повезло – я уснула в автобусе, и мои преследователи не смогли определить, в которой из десятков выходящих в рейс машин я нахожусь. К тому времени, когда они вышли на мой след, я проснулась, запаниковала и стала менять один автобус за другим, в результате чего все-таки выиграла три дня, правда, каждый раз ускользая от погони в последний момент. Тогда все закончилось благополучно, и все же мне не хотелось повторять этот опыт. Я убегала не раз, и парни быстро научились меня вычислять, так что и на этот раз мне вряд ли удастся застать их врасплох.

В тот раз чары подействовали, но мне это дорого обошлось – я проспала семь дней подряд и потеряла в весе десять фунтов. Наверное, я потеряла бы куда больше – свою жизнь, – если бы не Билли. Он решил: если я могу отдавать ему свою энергию, то почему бы ему не попытаться передать мне свою? Тогда это сработало.

Билли плавал на небольшой высоте, размахивая руками и ухмыляясь. Он явно давал мне понять, что не хочет повышать голос и что выход у нас только один. Я вздохнула.

– Ладно, давай.

В лицо пахнуло теплым ветром, и Билли влетел в меня; на секунду в мозгу появилась картинка: Ирландия, мать Билли умерла, он копает могилу.

– Ты что, с ума сошла? – заворчал он, как только оказался внутри.

– Просто ответь: мы можем укрепить магическую защиту?

– Кто это «мы»?

– Слушай, не валяй дурака; ты прекрасно все понимаешь! Можем или нет?

– Да откуда мне знать? – Билли был явно не в настроении. – Я не знаю ни одного волшебного слова! Если эта штука сработает рикошетом, нам крышка!

– В прошлый раз все обошлось.

– В прошлый раз ты чуть не погибла!

– Надо же, а я и не знала, что тебя это волнует. Ладно, отвечай: да или нет?

– Не знаю, – упрямо повторил он. – Теоретически я должен быть способен перенаправить поток энергии, но…

– Отлично.

Я сконцентрировалась на сверкающем защитном круге, не обращая внимания на Луи Сезара и Томаса, которые в этот момент о чем-то спорили. Нужно сделать все как следует, потому что второго шанса у нас может и не быть. Приткин к этому времени стал уже багровым; на его потемневшем лице блестели белки глаз.

– Стой! Мне нужно подумать! Придержи коней… – начал было Билли, но я его уже не слушала.

Времени на дискуссии у нас не осталось. Я не умела растягивать защиту, как это делал Приткин; нужно было торопиться: если его защита исчезнет до того, как я установлю свою, нам конец. И я громко произнесла единственное заклятие, которое знала.

Волны энергии ударили в меня с такой силой, что я едва не грохнулась на асфальт. В следующую секунду Билли начертил в воздухе сверкающую золотую руну, которая повисла передо мной, вспыхивая и переливаясь. Однако полюбоваться на нее я не успела, потому что шлепнулась на задницу в тот момент, когда энергия столь же внезапно меня покинула. Только сейчас я живо вспомнила, почему не слишком люблю подобные эксперименты.

Я перекатилась на бок и застонала, стараясь подавить приступ рвоты, и Билли начал передавать мне свою энергию. Раньше во время этого процесса я ничего не чувствовала, однако на этот раз со мной что-то произошло. Почувствовав, как меня начала пронизывать искрящаяся, теплая, чудесная энергия, я резко выпрямилась. Черт! Я же могу на нее подсесть. В мозгу зазвучал веселый смех Билли, и я усмехнулась. Теперь понятно, почему он носился под потолком, как ракета.

– Что ты сделала? – спросил Приткин, ошалело уставившись на меня. – Это ты укрепила мою магическую защиту?

Ничего не понимая, он смотрел на меня, а мы с Билли любовались своей работой. В свете галогенных ламп, висящих над площадкой, сиял чистый голубой купол, такой плотный, что был виден даже обычному человеку, и такой крепкий, что его нельзя было пробить ничем. Очевидно, Приткин, творя заклятие, использовал воду, поскольку стенки купола слегка вибрировали, словно по ним стекала вода.

37
{"b":"140519","o":1}