ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выражение лица Приткина не изменилось, и все же, заметив блеск в его глазах, я поняла, что иду в верном направлении.

— Ты что-то знаешь, но не хочешь мне говорить, — укоризненно сказала я.

Маг отвел глаза, но потом ответил. Видимо, решил, что дела пойдут быстрее, если мне не перечить.

— Видишь ли, все гейсы отличаются друг от друга, однако есть в них и кое-что общее. Все они сплетены в единую сеть, так сказать… Мирче вовсе не хотелось попадать под удар собственного оружия, поэтому он создал такой гейс, от которого в случае чего можно было бы освободиться.

— Каким образом?

— Это знают только Мирча и маг, сотворивший гейс.

Я внимательно вгляделась в лицо Приткина, пытаясь определить, лжет он или нет. Его слова казались правдивыми, но почему меня не оставляет чувство, будто он чего-то недоговаривает? Может, потому, что со мной никто не разговаривал иначе?

— Если мы находимся в тысяча восемьсот восемьдесят восьмом году, значит, Мирча еще ничего не сделал и никакого гейса нет. И не будет, — добавила я.

— У тебя просто дар попадать в немыслимые ситуации, — с усмешкой сказал Приткин. — Я еще ни разу не слышал о подобном решении проблемы. Не знаю, что произойдет, если вы на какое-то время окажетесь вместе, только, боюсь, тебе это выйдет боком. — Маг запахнул свое длинное пальто. — Жди меня здесь. Пойду осмотрюсь и проверю, нет ли чего необычного. Я уже бывал в этом времени и сразу замечу, что не так. Когда вернусь, решим, что делать дальше.

Он развернулся и ушел, а я в остолбенении смотрела ему вслед. Конечно, маги живут дольше обычных людей, но все же не настолько, чтобы выглядеть на тридцать пять, когда тебе перевалило за сто. Когда я только познакомилась с Приткиным, я сразу поняла, что он не простая штучка, однако до сих пор так его и не раскусила.

Я опустилась на ступеньку, обхватила колени руками и уставилась на ковер. Из одежды на мне был лишь откровенный атласный костюмчик, так что очень скоро продрогла, а от приклеенных рожек начала болеть голова. Я сняла их и стала разглядывать. Позолота кое-где начала сползать, и под ней проступал белый пенопласт. Мне стало жаль девчонку, в чей шкафчик я залезла, — наверняка ей придется оплатить их пропажу из своего кармана. А если я так и не вернусь, то вообще заплатить за весь костюм.

На лестнице становилось все холоднее, но я не обращала на это внимания, пока вдруг не увидела рядом с собой какую-то женщину в длинном голубом платье. Хотя на первый взгляд в ней не было ничего необычного, я сразу поняла, что это привидение. Не скажу, что у меня какой-то особый дар чувствовать паранормальные явления, — просто дама держала под мышкой отрубленную мужскую голову с остроконечной бородкой и темно-каштановыми волосами. Голова с интересом разглядывала меня светло-голубыми глазами.

— Это что, новая интерпретация Фауста? — спросила она, обратив глаза к своей спутнице.

Та не ответила, продолжая молча смотреть на меня.

— Зачем ты нас беспокоишь? — после некоторого молчания сердито произнесла дама.

Я глубоко вздохнула — насколько позволял дурацкий корсет, который, казалось, разрезал меня пополам. Только этого мне и не хватало — нарваться на разобиженное привидение! Хорошо еще, что я сама сейчас не в виде духа, иначе мне пришлось бы гораздо хуже. Мне уже доводилось путешествовать во времени без своей телесной оболочки, то есть в образе призрака или в чьем-либо теле, и каждый раз у меня возникали проблемы посложнее, чем неудобный костюм.

Оставлять свою телесную оболочку — штука опасная, даже смертельно опасная, если только ты не находишь сиделку — призрака, который мог бы охранять твое тело, пока ты где-то болтаешься. Поскольку единственный, кому я могу доверять, это Билли-Джо, я стараюсь избегать подобных перемещений. Особенно в Вегасе, где полно всяких соблазнов, и отказаться от них Билли просто не в состоянии. Другой недостаток перемещений в виде духа состоит в том, что на это уходит слишком много энергии, если только я не вхожу в чье-либо тело, от которого могу подпитываться. Да только я из чужой чашки-то не могу пить, что уж тут говорить о чужой энергии!

Став наследницей пифии, я приобрела способность перемещаться в собственном теле, хотя и в этом нашлись свои неудобства. Один раз я едва не лишилась пальца на ноге; вернувшись в свое тело, я потом долго лечила ногу. Но если что-то случится сейчас — я пропала. Правда, привидение не может причинить ощутимый вред человеку, для этого ему просто не хватит силы. В определенных условиях призраки способны пожирать себе подобных, однако нападать на живых они не решаются. И все же лучше их не злить.

— Я здесь ненадолго, — сказала я, от всей души надеясь, что говорю правду. — Выполню небольшое поручение и сразу уйду.

— Значит, ты не участвуешь в представлении? — с явным разочарованием спросила голова.

— Нет-нет, у меня свои дела, — поспешно сказала я, заметив, как блеснули глаза дамы. Очень нехороший признак, между прочим, он означает, что призрак начал аккумулировать энергию. — Честное слово, я очень хочу уйти, но пока не могу. Надеюсь, это не займет много времени.

— Она говорила то же самое, — сказала дама; от очередной волны энергии ее темные волосы слегка шевельнись. — Потом отравила вино, но не ушла. А теперь здесь ты. Довольно, нужно положить этому конец.

— Она? — переспросила я, предчувствуя недоброе. — Но со мной только один человек, мужчина. Может, вы его видели? Примерно пять футов восемь дюймов, блондин, одет как Терминатор. Простите, — быстро опомнилась я, заметив недоумение в глазах дамы. — Я хочу сказать, что на нем длинный плащ, под которым он прячет уйму пистолетов. Скоро он вернется, и мы отправимся домой.

— Маг нас не интересует, — твердо сказала дама. — Ты и вторая женщина — вот кто опасен. Уходи немедленно.

— Боюсь, она слишком рьяно защищает свою территорию, — извиняющимся тоном сказала голова, глядя на меня. — Видишь ли, мы обитаем здесь уже очень давно. Когда-то эта земля принадлежала моей семье, но потом на ней построили театр, он нас и подпитывает. — Голова весело ухмыльнулась. — Ну и что, так даже веселее. Чертовы пуритане позакрывали все театры, все пабы, все бордели, в общем, все, что не имело отношения к церкви. Они даже запретили спортивные состязания по воскресеньям! Слава богу, мне отрубили голову до того, как это произошло, иначе я бы этого все равно не пережил. И все-таки мы победили.

— Угу, — ответила я, почти не слушая призрака.

Почему-то каждое привидение на моем пути стремится поведать мне историю своей жизни, и если бы со временем я не научилась кивать и улыбаться, думая при этом о своем, то давно сошла бы с ума. А мне нужно было еще многое обмозговать.

Из тех крупиц информации о моем нынешнем положении, составленной в основном из слухов, которые собрал Билли-Джо, я уяснила следующее: если кто-то из нашего времени решил со мной поиграть, я должна ответить тем же. Это была моя проблема, и мне предстояло ее решать. Но если этот «кто-то» был из другого времени, тогда в дело должна была вступить пифия. И если все было действительно так, то сюда меня перенес кто-то из тех, кто живет в одном времени со мной. Вместе с тем единственному человеку, способному перемещаться из столетия в столетие, было сейчас не до меня. Билли, поговорив со своими приятелями-привидениями, уверял меня, что раны, полученные бестелесной оболочкой Майры, превратились в физические раны, как только она вернулась в свое тело. И теперь, чтобы подлечиться, ей понадобится не меньше недели.

Но если женщина-призрак говорила не о Майре, значит, речь могла идти только о пифии. Может быть, что-то случилось с моей энергией? Или меня перенесли сюда, чтобы я помогла в чем-то разобраться? Все возможно. Только бы найти эту пифию! Тогда я упросила бы ее кое в чем меня просветить, а потом отправить вместе с Приткиным домой.

— Вы не могли бы показать мне ту женщину? Возможно, я сумею уговорить ее уйти и заодно отправить меня назад.

10
{"b":"140520","o":1}