ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очень хорошо понимаю, Томас.

Она сама удивилась, как спокойно звучит ее голос, хотя ее трясло от возмущения.

Он легко коснулся губами ее щеки.

— Значит, мы договорились. Теперь, я думаю, тебе стоит поговорить с этим разбойником. Брак можно аннулировать. Хочешь, я пойду с тобой?

— О нет, Томас. То, что нужно сказать, я скажу и без твоей любезной помощи. По правде говоря, Балларда вообще не стоит беспокоить. — Она сделала глубокий вздох, чтобы сохранить внешнее спокойствие. — Никогда еще мне не наносили такого тяжкого оскорбления. Разрыв помолвки по сравнению с этим становится невинной шалостью.

— О чем ты говоришь?

— Разве я не ясно выразилась, или, может, я говорила не по-английски? — Кловер осознавала, что от гнева она говорит неподобающе резким тоном, но ей было все равно. — Ты назвал меня шлюхой только потому, что я несколько поспешно вышла замуж за Балларда, и вот теперь, без тени сомнения, ты предлагаешь мне стать таковой. Я могла бы понять, если бы это нечестивое предложение ты сделал потому, что в моем поступке увидел откровенное бесстыдство, но теперь мне совершенно ясно, что, переметнувшись к Саре Марстен, ты сразу же задумал подобную гнусность.

— Я всего лишь пытался найти способ помочь тебе в трудную минуту.

— О, только не притворяйся, что тобой двигали благородные чувства. Ты так искусно играл роль заботливого жениха, что я до получения твоего письма находилась в блаженном неведении относительно твоей презренной натуры. Я начинаю понимать, почему папа был так непоколебим, не позволяя нам оставаться наедине. Он, должно быть, подозревал, какой ты на самом деле мерзавец, но, будучи порядочным человеком, он не осмеливался выступать против тебя, не имея доказательств. Я рада, что отец не дожил до этого момента и не увидел твоего истинного лица.

— Что-о?! — взревел Томас, выхватывая из-за голенища щегольского сапога хлыст для верховой езды. — Ты забыла, с кем говоришь, Кловер Шервуд!

— Нет, не забыла. Более того, я хочу поблагодарить тебя за то, что ты наконец избавил меня от блаженного неведения и раскрыл всю свою невероятно подлую сущность.

Лицо Томаса перекосилось от злобной гримасы, он схватил девушку за руку и взмахнул хлыстом, словно собираясь ее ударить. Кловер вскрикнула.

— Ты очень глупая девчонка! — прошипел Томас. — Ты предпочтешь этого невежественного мужлана мне?

— Я предпочту законный брак, потому что не собираюсь быть твоей шлюхой.

— Маленькая сучка!

Тонкий хлыст разрезал воздух и ожег плечо девушки. Кловер задохнулась от боли, но, к счастью, пышный рукав свадебного платья смягчил удар, и хлыст не повредил кожу. Томас дернул ее к себе и уже собирался вновь ударить, но в этот момент распахнулась дверь и в холл влетел Баллард. Молниеносным движением он вырвал хлыст из руки Томаса.

Кловер, обессилев, привалилась к стене, ошеломленная жестокостью Томаса.

— Ты в порядке, милая? — спросил ее Баллард.

Прежде чем Кловер успела ответить, Томас бросился на Балларда.

Не желая в день своей свадьбы в собственном доме наблюдать отвратительную драку, Кловер решительно выпрямилась и вскинула руку.

— Прекратите немедленно! — воскликнула она.

Отбросив Томаса в сторону, Баллард приготовился к очередному нападению противника.

— Я бы с радостью сделал тебе одолжение, малышка, но, похоже, твой бывший жених настроен иначе, — сказал он, торопливо стягивая сюртук. — Иди в гостиную, милая, и закрой дверь.

Не решившись протестовать, Кловер нырнула в гостиную и закрыла за собой дверь. Прижав сюртук Балларда к груди, она несколько секунд стояла у дверей и невидящим взглядом смотрела на присутствующих, которые, в свою очередь, в изумлении взирали на девушку. Кловер вздохнула и нетвердой походкой подошла к кушетке.

— Моя дорогая, что происходит? — спросила Агнес.

Широко раскрыв глаза и теребя в руках белый кружевной платочек, она с тревогой смотрела на дочь.

— Они дерутся, — коротко ответила Кловер.

— Боже правый, но почему?

— Я не хочу об этом говорить, мама.

Кловер закрыла глаза и попыталась хоть немного успокоиться. Неясный шум донесся из холла, затем наступила короткая пауза, потом раздался громкий стук входной двери. Несколько секунд стояла тревожная тишина. Баллард не появлялся. Кловер решительно направилась к двери. Она не верила, что Томас мог одержать верх в этой стычке, но чем черт не шутит… Томас, глаза которого пылали безумием, был совсем не тем человеком, которого она знала. Кловер не успела дойти до двери, как Шелтон и Ламберт бросились в холл, но через мгновение вернулись, и вид у них был довольно озадаченный.

— Там никого нет, — объявил Шелтон.

— Может быть, они решили продолжить драку на улице? — предположила Кловер.

— Нет, там мы тоже посмотрели.

Мгновение спустя в гостиную вошел Баллард. Он выглядел довольным и был лишь слегка растрепан. Обняв Кловер, он усадил ее на кушетку и, надев сюртук, сел рядом. Шелтон подал ему большую кружку эля, и Баллард принялся неторопливо утолять жажду. Кловер молчала, сгорая от нетерпения.

— Ну? — наконец спросила она, уверенная, что Баллард смакует каждый глоток лишь для того, чтобы досадить ей. — Что случилось и где Томас?

— Я отнес его в дом Сары Марстен. Думаю, она сможет оказать ему медицинскую помощь, — ответил Баллард.

— О, так Томас нуждается в помощи врача?

— Думаю, она ему не помешает. А теперь, милая… — Он поднял брови и пристально посмотрел на нее. — Тебе не кажется, что ты должна рассказать своему мужу, что произошло?

— Думаю, он расстроился из-за того, что я вышла замуж, — ответила она неуверенно, не желая повторять то, что сказал ей Томас.

Баллард продолжал внимательно смотреть на нее.

— Я что, похож на дурака? Я слышал, как вы о чем-то спорили.

— О, я уверена, что тебе это неинтересно, — пробормотала она и, чтобы скрыть смущение, пригубила вина.

— Нет, мне это очень интересно. Ты просила его жениться на тебе? Он изменил свое мнение и решил, что деньги на самом деле не главное?

Теперь, когда Томаса не было, Баллард чувствовал себя относительно свободно. На самом деле он немного испугался, когда Томас ворвался в комнату и открыто дал понять, что возражает против этого брака. Правда, ревность Томаса несколько озадачила Балларда, но он понимал, что не может просто игнорировать соперника. Томас представлял определенную угрозу, и Балларду страстно хотелось вычеркнуть этого типа из жизни Кловер — быстро и навсегда. Потребовалась большая сила воли, чтобы сделать так, как просила Кло, и позволить ей самой поговорить с этим человеком. Баллард понимал, что рискует, ведь Кловер вполне могла оставить его ради Томаса. Теперь, кажется, все было позади. Он продолжал молча смотреть на Кловер, а та, сделав глубокий вздох, с явной неохотой заговорила:

— Деньги по-прежнему значат для Томаса очень много, и он не просил меня выйти за него замуж.

Баллард понимал, что ей не хочется рассказывать правду, но он столь же решительно был настроен докопаться до истины, как она — скрыть ее.

— Этого явно недостаточно, чтобы он потерял голову. Он вряд ли пришел бы сюда, чтобы сказать тебе то, что ты и так уже знаешь. Почему он ворвался в дом и попытался воспрепятствовать нашему браку?

Кловер вздохнула.

— У него были определенные планы в отношении меня. Для воплощения этих планов он даже нашел небольшой домик за городом.

Баллард тихо выругался и тут же пробормотал извинение. Увидев, как потемнели лица Шелтона и Ламберта, он догадался, что они тоже поняли, о чем говорит Кловер. Агнес непонимающе смотрела на свою дочь, и Балларда просто удивляла наивность этой женщины.

— Ты хочешь сказать, что Томас на самом деле собирался помочь нам? — спросила Агнес.

— По-своему, мама, — ответила Кловер.

— Только цена была чертовски высока, не так ли?! — выпалил Баллард, крепко сжав кулаки.

Его переполняло желание отправиться в соседний дом и еще раз поколотить Томаса.

17
{"b":"140527","o":1}