ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну как? — не утерпев, спросила она Молли, которая, разрезав надвое первый каравай, внимательно осмотрела мякоть, потом отщипнула кусочек ароматной корочки и попробовала хлеб на вкус. Откусив еще, Молли неторопливо прожевала кусок и наконец одобрительно кивнула:

— Пожалуй, не хуже моего.

Кловер заметила смешинку в глазах Молли и улыбнулась.

— Наконец-то! — От радости Кло захлопала в ладоши.

— Чуть спокойнее, миссис Кло, а то ваш муж решит, что мы добрались до его бренди.

— Ты и представить себе не можешь, как мне необходим успех. — Кловер обняла женщину и засмеялась, увидев ее недоуменное выражение. — Я уже начала думать, что у меня никогда не получится, — сказала она, выкладывая хлеб на разделочную доску.

— Я никогда не видела, чтобы люди были в таком восторге от одного каравая хлеба, разве что основательно проголодавшиеся.

— Дело не в самом хлебе. Главное, что у меня что-то получилось. Я здесь уже месяц, а до сих пор ничего толком не умею, от этого у кого хочешь руки опустятся. Ведь до сих пор я еще почти ничего не делала самостоятельно от начала и до конца. А сейчас я поняла, что, проявив настойчивость и терпение, я смогу добиться всего.

— Я понимаю, — сказала Молли, начиная накрывать стол для ленча. — И все же вы слишком торопитесь. Вас готовили к совершенно другой жизни. Сказать по правде, меня даже удивляет, что вы все схватываете так быстро. — Она посмотрела на Кловер. — Но самое главное, что вы, миссис Кло, не отступаетесь, а ведь, наверное, большинство женщин вашего круга давно бы уже все это забросили.

— Но я больше не принадлежу этому обществу.

— Верно, но большинство людей цепляются за старое. Уверяю вас, если вы не будете принимать все это так близко к сердцу, ваши дела пойдут гораздо лучше. Боже милосердный, миссис Кло, неужели вы думаете, что я никогда не ошибаюсь?

— Я не замечала.

— Я просто стараюсь, чтобы никто не замечал моих ошибок. — Она рассмеялась. — Да мне и везет. Как только вы обучитесь самому простому, я раскрою вам кое-какие хитрости, которые я использую, чтобы скрывать свои неудачи. Как, например, починить рубашку, в которой ты протерла дыру.

— Так ты видела? Это было глупо, но мне не хотелось спрашивать тебя, как вывести пятно. Я и так постоянно тебя донимаю вопросами.

— Хорошо, что вы не стали терять времени. Я видела это пятно и знаю, что его нельзя было вывести. Но рубашку можно починить, и я знаю, что мне не придется показывать вам, как это сделать. А теперь идите, звоните в колокольчик и собирайте всех к обеду.

Кловер вышла на веранду и позвонила в колокольчик. Увидев, как все дружно оставили работу и потянулись к дому, она улыбнулась. Она лишь мельком взглянула на Агнес, потому что та всегда проходила через кухню и поднималась в свою комнату, чтобы подготовиться к трапезе. Близнецы вместе со всеми направились к насосу умываться. Еще некоторое время Кловер наблюдала, как Ламберт и Шелтон, дурачась, обливают друг друга водой, а малышня с визгом и хохотом носится вокруг них. Баллард, которому никак не удавалось добраться до воды, от души бранил всех четверых. Баллард хорошо ладил с близнецами, был терпеливым и в то же время твердым, и он стал для мальчишек настоящим образцом для подражания.

— Не неситесь так, — попыталась остановить она братьев, которые, вопя, словно атакующие индейцы, промчались мимо.

Кловер скрыла улыбку, заметив, что Ламберт и Шелтон тотчас замедлили шаг.

Баллард обнял ее за плечи и повел в дом, глядя на нее так, что Кловер покраснела. В его взгляде, как в волшебном зеркале, можно было увидеть, как буквально час назад они страстно и даже бесстыдно занимались любовью. Заметив ее смущение, Баллард улыбнулся и озорно подмигнул ей. Кловер, покраснев до самых корней волос, выскользнула из его объятий и поспешила к Молли, чтобы помочь ей накрыть на стол.

Она внимательно следила за тем, как все ели. Ее хлеб быстро исчез, и она испытала тайное чувство удовлетворения. Кловер прекрасно понимала, что кухня никогда не станет ее основным занятием, но этот первый успех был для нее важен.

— Сегодня утром заходил один местный парень, — объявил Баллард, с удовольствием уминая яблочный пирог Молли. — Весенний праздник планируется через две недели после ближайшей субботы. Будут танцы, хорошее угощение, напитки.

— И хорошая потасовка, — пробормотал Шелтон.

— Не надо об этом говорить при дамах. — Баллард улыбнулся нахмурившейся Агнес. — Стычки, конечно, случаются, но это ерунда: ссорящихся быстро разнимают. Люди приходят веселиться, и проблемы им не нужны.

— А нам можно пойти, Баллард? — спросил Деймьен.

— Это зависит от вашей матушки, парень.

Агнес промокнула губы салфеткой.

— А детям разрешается присутствовать на празднике?

— Мы не дети, — запротестовал Деймьен.

— Послушай, парень, так с матерью не разговаривают. Это не очень вежливо.

Деймьен покраснел.

— Извини, мама.

— Вот так-то лучше. Да, Агнес, туда многие приходят с детьми, — сказал Баллард. — Люди берут детей с собой или оставляют дома одних.

— Ну, тогда мальчики могут пойти, — сказала Агнес и улыбнулась, видя, как они обрадовались.

— Разве сейчас время устраивать праздник? — спросила Кловер.

— Действительно, теперь дел очень много, но, во-первых, это будет только через две недели, так что к празднику посевная уже закончится, а во-вторых, именно потому, что весной людям приходится трудиться от зари до зари, они заслужили немного веселья. Ну и кроме того, соседи не виделись целую зиму, так что наверняка скопилась масса новостей.

— Конечно. Я забываю, как далеко друг от друга живут здесь люди. Это совсем не так, как у нас в городе, где иногда встречаешь человека чаще, чем хотелось бы. А где проводится этот праздник?

— В этом году он будет проходить в верхнем зале нашей новой церкви. — Баллард пристально посмотрел на Кловер. — Я дал согласие за всех нас, но когда парень уже ускакал, я сообразил, что не могу отвечать за всех. Вы совсем не обязаны идти туда против своей воли.

— А с чего бы нам отказываться? Звучит заманчиво.

— Это будет совсем не похоже на балы или чаепития, на которых вы бывали в Ланглейвилле.

— Я уверена, что там будет очень весело.

— Хорошо. — Баллард встал. — Каждый должен принести с собой угощение. Клеммонсы всегда поставляют выпивку, и мы скидываемся, чтобы компенсировать их расходы, хотя я уверен, что никогда их полностью не покрываем. Ладно, парни, давайте за работу.

Когда все ушли, Кловер помогла Молли прибраться. Ей хотелось пойти на весенний праздник, но ее беспокоила встреча с друзьями Балларда. Агнес рассказала Мейбл Клеммонс их печальную историю, и Кловер понимала, что эта история уже распространилась по всей округе. Оставалось только молиться, чтобы их семье не пришлось столкнуться с тем, с чем они уже успели столкнуться в Ланглейвилле, — сочувственными взглядами, резким разрывом отношений. Она никогда бы не попросила свою мать лгать, но ей очень хотелось бы, чтобы Агнес была менее откровенной. Они приехали в Кентукки, чтобы оставить в прошлом свои мучения и начать новую жизнь, и Кловер истово молилась, чтобы это у них получилось.

Бормоча себе под нос ругательства, которые с недавнего времени довольно легко слетали с ее языка, Кловер подняла охапку дров. Баллард советовал ей позвать кого-то из мужчин, если понадобится пополнить запас дров, но она не хотела отрывать их от полевых работ. Однако в следующий раз, решила Кловер, она не станет стесняться. Носить дрова оказалось нелегко, большую охапку ей было не поднять, так что приходилось носить по одному-два полена, а с такими темпами на то, чтобы заполнить довольно вместительную дровницу у дома, она потратила целый день. Она еще на треть не заполнила дровницу, а ее руки уже были все в занозах.

Она бросила еще два тяжелых полена в дровницу и, начав отряхивать юбку, вдруг сначала замерла от ужаса, а потом пронзительно закричала. На ее юбке, крепко вцепившись в серую ткань, сидел огромный паук. Она прикрыла рот рукой, чтобы остановить рвущийся из горла вопль, но в этот момент к ней уже подлетел Баллард.

38
{"b":"140527","o":1}