ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, милая, — ответила Агнес. — Делай то, что ты считаешь нужным. Только возьми плащ. — И она накинула его на плечи дочери.

Кловер с облегчением вздохнула и поспешила на улицу. Она поставила лимонад, потом сняла плащ, расстелила его на ступеньках и села… Исходя из ее плана, нужно сделать так, чтобы у мистера Макгрегора была возможность как следует рассмотреть ее лицо и фигуру. Она почти уверена, что Баллард Александер Макгрегор не станет придавать особого значения приданому невесты.

Она окинула взглядом свои более чем изящные формы и поморщилась. В этом она не может соперничать с Сарой Марстен. Мужчина может решить, что она слишком худая и больше похожа на мальчика-подростка. Будет обидно, если мистер Макгрегор, увидев ее без плаща, так и не поймет, что она уже взрослая женщина. Кловер отмела эту мысль. Подобный казус может заставить ее отступить, а она не имеет на это права. Этот мистер Макгрегор, так вовремя выбравшийся из своей глухомани, вероятно, ее единственная надежда на спасение.

«Слава Богу, отец не видит, до чего дошла его дочь», — думала Кловер. Его бы замучили угрызения совести. Старший Клейтон Шервуд был трагически наивным и слишком доверчивым человеком. В конце концов его характер стоил ему состояния, а затем и жизни. Кловер сожалела, что отцу не хватило силы воли вытащить себя из черного омута отчаяния. Пустив себе пулю в висок, он, по сути, бросил свою семью, оставил перед лицом грядущих несчастий.

На какое-то мгновение она вновь остро ощутила горечь потери отца. Он был хорошим человеком. У них был счастливый дом. И ей будет не хватать этого гораздо больше, чем денег или той беззаботной жизни, которую могли дать деньги.

Как ей хотелось, чтобы ее мать была хоть чуточку сильнее. Агнес Шервуд была милой и порядочной женщиной, но она совсем не умела о себе позаботиться, хотя сейчас они так нуждались в этом. Почувствовав укол совести, Кловер отбросила эти мысли. Она любила свою мать и молила Господа, чтобы ей удалось преодолеть все свалившиеся на их плечи трудности.

Ворча себе под нос, Кловер вдруг подумала, что, может быть, она сама тоже не приспособлена к жизни, как и ее мать. Ведь она задумала любым путем найти мужчину, который разрешил бы их проблемы. Нет, решила она, это не совсем то, что она собирается сделать. Она не ищет мужчину, который снял бы с нее всю ответственность. Она ищет того, кто смог бы эту ответственность с ней разделить. Ей нужен партнер, а не хозяин.

Неожиданно тяжелая, украшенная резным узором дверь дома Марстенов распахнулась. Кловер сжалась и нервно разгладила юбку своего голубого платья. Она напряглась еще больше, когда на улицу торопливо вышел легко узнаваемый высокий худощавый мужчина. Взяв стаканы с лимонадом, Кловер быстро встала, готовая остановить его сердитое отступление, и вдруг поймала себя на мысли, что считает Сару Марстен круглой дурой, хотя она совсем не знает Балларда Макгрегора.

— Мистер Макгрегор, — окликнула она его, когда тот проходил мимо ее дома.

Мужчина остановился и посмотрел на нее.

— Почему ты все еще на улице, милая Кловер?

Немного удивившись нехитрому комплименту, Кловер приподняла поднос со стаканами:

— Не хотите лимонада?

Мужчина на мгновение замешкался, затем поднялся по ступенькам и взял стакан.

— Ты меня поджидала.

Кивнув, она снова села и приглашающе похлопала ладонью по ступеньке.

— Я подумала, что вы наверняка захотите немного освежиться.

— Ты предполагала, что я не задержусь у мисс Сары, зная, что там уже кое-кто есть, не так ли? — спросил он, присаживаясь.

— Да, я знала и хотела предупредить, но, — она пожала плечами, — я не могла сообразить, как лучше об этом сказать.

Он понимающе кивнул, сделал глоток и пробежался взглядом по ее фигуре, потом вновь посмотрел на ее лицо. И едва не поперхнулся лимонадом. Медленно, внимательно он вновь посмотрел на нее. Его взгляд задержался на ее высокой груди. Она была небольшой, но и не слишком маленькой. У нее были тонкая талия и округлые бедра. Он прищурил глаза и стал рассматривать ее тонкие и даже изящные черты лица, имеющего форму сердечка. Широко распахнутые голубые глаза цвета барвинка, обрамленные длинными темными ресницами под тонкими, выгнутыми плавной дугой бровями. Небольшой прямой носик, полноватые губы, обещающие удивительные поцелуи. Густые светлые волосы аккуратно уложены в красивую прическу.

— Ты не ребенок, — наконец произнес он. — И не могла придумать, как сообщить мне об этом.

— Я просто не знала, что это имеет какое-то значение, ведь наша встреча была мимолетной.

Потягивая напиток, она тайком рассматривала его. Он очень красивый мужчина, решила Кловер. Кому-то он мог показаться слишком высоким, слишком худощавым или слишком смуглым, но ее все это не смущало. Понятно, почему Сара Марстен с самого начала поощряла его намерения. Его красивое мужественное лицо и глубокий богатый голос должны были привлекать женщин. Однако у Кловер было такое чувство, что он пока еще до конца не осознает своей привлекательности и не знает, как легко мог бы добыть себе если не жену, то любовницу. «Если немного отшлифовать его, то он может стать настоящим Лотарио[1]», — размышляла она.

Его лицо просто очаровало Кловер. Черты были прорисованы очень четко. Длинный прямой нос располагался между высокими скулами и указывал на прекрасно сформированный рот с не очень тонкими, но достаточно чувственными губами. Под мягко изогнутой линией бровей — зеленые глаза, обрамленные густыми ресницами. У него был решительный подбородок и широкий умный лоб. Густые иссиня-черные волосы непокорно выбивались из аккуратной косички. Его внешность идеально соответствовала тщательно подобранной одежде, но Кловер заметила, что этот наряд явно тяготит его.

Кловер понимала, что внешность этого мужчины и ее отчаянное положение явились причиной зарождения ее безумного плана, но в то же время она догадывалась, что истинная причина лежит гораздо глубже. Несмотря на то, что она совсем его не знала, за эту первую мимолетную встречу Кловер успела заметить некоторые позитивные стороны его характера.

Баллард Макгрегор был способен на благородные поступки — ведь он бросился спасать совершенно незнакомую женщину. Он мог быть жестким, даже жестоким, но только в ответ на проявленную агрессию. Он мог быть увлекающимся и игривым, но, как ребенок, готов был вспылить или загрустить, если не получал того, чего хотел в этот момент.

— Так сколько тебе лет? — внезапно спросил он.

— Девятнадцать, — ответила она, слегка улыбнувшись.

— А мне ты показалась маленькой.

— Это с высоты вашего роста.

Он усмехнулся:

— Я каланча, но это не меняет того факта, что ты — малышка. Этот парень, которого я только что встретил, давно ухаживает за мисс Сарой?

— Я знаю только, что до сегодняшнего утра этот молодой человек был помолвлен, но, возможно, он наносил визиты мисс Марстен и тогда, когда был не свободен.

— А что же случилось с девушкой, с которой он был обручен?

— Она обеднела, мистер Макгрегор, — ответила Кловер, стараясь не выдавать своей горечи.

— И все?

— Да.

— Надо было задать ему хорошую трепку, ведь, черт побери, мне так этого хотелось.

Почти нескрываемое раздражение, охватившее Макгрегора, всколыхнуло надежду, но Кловер, резко одернув себя, не позволила разрастись ей до неоправданных ожиданий. Многие люди заявляют о своих весьма благородных принципах, но тушуются, когда жизнь предлагает действовать в соответствии с ними. И дело не в том, что они изначально не лгут, — просто зачастую обстоятельства оказываются сильнее. С того момента, как в семье Кловер начались несчастья, она постоянно видела доказательства этого.

Когда Томас и Сара вышли из дома Марстенов, Кловер обратила внимание на то, каким жестким стало выражение лица Балларда и как зло он прищурился, наблюдая за проходящей мимо парочкой. «Как легкомысленно и даже жестоко прогуливаться, держась за руки, на глазах у отвергнутых возлюбленных, — подумала Кловер. — Это все равно, что сыпать соль на рану». Но ее немного беспокоила острота реакции Балларда.

вернуться

1

Повеса, ловелас. По имени литературного персонажа, героя пьесы Николаса Роу «Прекрасная грешница».

4
{"b":"140527","o":1}