ЛитМир - Электронная Библиотека

— Счастливец! — присвистнул Стэндиш, когда Ричард указал ему на Хелену. Но затем, заметив растущий энтузиазм, с которым ее принимали в кругу их бабушки, он, смеясь, предположил, что в связи с их предыдущим разговором его кузену следует заявить свои приоритетные права на девушку. Волшебная сила комбинации богатства и красоты, добавил он, несомненно, привлечет немало соискателей на руку наследницы, и ее уведут, не успеет Маркфильд оглянуться.

Ричард только хмыкнул в ответ, но, памятуя об обещании, данном бабушке, извинился и, прорвавшись сквозь толпу, окружавшую Хелену, положил собственническую руку на ее локоть и объявил как можно более беззаботным тоном:

— Послушайте, сэр Артур, вы уже слишком долго монополизируете мисс Витли. Не пора ли и молодым тоже воспользоваться ее вниманием?

Если генерал и был обижен, то он не показал виду. Отпуская свою пленницу, он опять поднес кончики ее пальцев к губам и произнес:

— Благодарю вас, мисс Витли. Я так и знал, что один из этих мальчишек похитит вас у меня! — Затем, озорно подмигнув Ричарду, предупредил его: — Смотрите, хорошенько заботьтесь об этом маленьком бриллианте, не то будете иметь дело со мной!

— Пистолеты на рассвете, не так ли? — с иронией ответил граф и, беря Хелену за локоть, повел ее в угол комнаты, прошептав — Я должен извиниться за то, что не пришел вам на помощь раньше.

— Мне на помощь? — удивленно переспросила Хелена. — Боюсь, что не понимаю вашей светлости.

— Ну, я хочу сказать, что вы, наверное, чувствовали себя так, словно оказались брошенной на съедение волкам!

— Брошенной волкам! Что вы имеете в виду?

Он сделал жест нетерпения:

— Сэр Артур… Мне показалось, что вам было неловко извиниться и освободиться от него, поэтому я решил, что вы будете рады передышке.

Хелена покачала головой:

— В таком случае ваше впечатление неверно. В этом не было необходимости. Сэр Артур был сама учтивость, и то, что он провел меня под руку по залу, должно способствовать моему признанию в обществе. А это, насколько я понимаю, и являлось целью сегодняшней ассамблеи.

— Не совсем, — возразил Ричард, несколько ошеломленный тем, что его рыцарский жест был истолкован девушкой как вмешательство. — Ведь наш договор был взаимно выгодным, не так ли? Помимо введения вас в общество, целью сегодняшней ассамблеи, с бабушкиной точки зрения, по крайней мере, было распространить слух о нашей будущей помолвке. Так что я не понимаю, каким образом то обстоятельство, что вы проводите весь вечер в компании фигляра, старающегося привязать вас к себе…

Хелена ахнула, и он резко оборвал себя.

— Простите, — пролепетал он, — я не то хотел сказать.

Девушка строго посмотрела на него:

— В таком случае скажите, что вы имели в виду, милорд!

Но, к счастью для Ричарда, его попытки подыскать должный ответ были прерваны внезапным появлением Лотти Дэниеле. Девушка, с порозовевшим от волнения лицом, нетерпеливо дергала за руку кузину, желая привлечь ее внимание.

— О, Нелл! — воскликнула она. — Посмотри, кого я встретила! Ты просто не поверишь!

Заинтригованная, Хелена обернулась посмотреть, что среди огромной компании чужих людей могло вызвать у Лотти такой восторг. И как только ее взгляд упал на смеющегося рыжеволосого молодого человека, стоящего рядом с ее кузиной, она тоже обрадовалась и, протянув к нему обе руки, вскричала:

— Доктор Редферн! Вы последний человек, которого я ожидала встретить здесь!

Широко улыбаясь, молодой человек схватил ее руки в свои и воскликнул:

— Так же как и я, дорогая леди! Мы только вошли в комнату, как я, к своему крайнему удивлению, заметил мисс Дэниеле…

Маркфильд сразу узнал в этом человеке одного из сокурсников своего покойного кузена Саймона. Семья Редферн одно время владела большим участком земли недалеко от поместья Стэндиш, и, как рассказывала бабушка, Томас Редферн быстро сделался одним из самых популярных врачей.

— Редферн! Давно тебя не видел. — И Ричард протянул руку. — Надеюсь, что ты в порядке?

Доктор сердечно пожал протянутую руку графа со словами:

— Ужасно жаль было услышать о Саймоне, старина. Мы потеряли с ним связь, после того как мой полк послали в Португалию. — Затем с просветлевшим лицом добавил: — Но какой удивительный поворот событий! Только подумать, что моя мисс Витли оказалась дочерью крестницы графини!

— Я так понимаю, что ты хорошо знал всю семью? — спросил Ричард, раздраженный тем, что тот назвал Хелену своей.

— Конечно знал, — подтвердил Редферн и, заметив что Хелена и Лотти были заняты оживленным разговором с его сестрой Дженни, которая сопровождала его, отвел графа подальше, чтобы их не было слышно. — Я был с медицинским отрядом, который привез брата мисс Витли обратно в Англию, — доверительно сообщил он. — Должен сказать, что я очень многим обязан этой семье.

— Каким образом? — поинтересовался Ричард.

— Я обязан своим теперешним успехом Джайлзу Витли, — ответил врач. — Я был просто младшим хирургом в медицинской службе армии. Незадолго до того, как мы привезли его сына вместе с другими ранеными в Англию, мой отец умер, а мать и сестра остались на моем попечении. В связи с этими обстоятельствами я предполагал по прибытии уйти в отставку и поступить в больницу Святого Георгия. Когда молодой Витли был перевезен домой, что позволило ему закончить свои дни в кругу семьи, его мать настояла, чтобы я продолжал лечить ее сына. А после его смерти мистер Витли не только подыскал мне подходящее помещение для частной практики, но и дал достаточно средств, чтобы начать ее. Неудивительно, что мы с Дженни считаем Витли одними из самых дорогих друзей. — Сделав паузу, он посмотрел, нахмурившись, в сторону Хелены и добавил: — Хотя должен признать, что для меня явилось сюрпризом — встретить мисс Витли на таком престижном собрании, тем более что только несколько дней назад меня вызывали к ее отцу. Меня удивляет, что ни она, ни мисс Дэниеле ни разу не упомянули о том, что знакомы с вашей семьей.

Хотя Ричарду хотелось спросить, почему доктор считает своим правом быть информированным о делах дочери своего пациента, он просто кивнул и пробормотал в ответ что-то неразборчивое. Ему вдруг пришло в голову, что длительное знакомство мисс Витли с семьей этого врача могло перейти в нечто большее, чем дружба. И вслед за этой тревожной мыслью у Маркфильда родилось подозрение, не объясняется ли нежелание Хелены выйти замуж, в согласии с планом ее отца, тем, что ее сердце уже отдано другому!

Однако появление его друзей, потребовавших, чтобы Ричард представил их Хелене и ее кузине, не дало ему возможности развивать эти зародившиеся догадки.

Глава 8

Даже если бы Маркфильд собирался извиниться за свой необъяснимый выпад, когда его не вовремя прервала Лотти, критика им поведения Хелены повлияла на ее уверенность в себе. Поразмыслив над его словами, она готова была допустить, что в его обвинениях была доля правды. Для нее явилось своего рода потрясением осознать, что, неожиданно оказавшись в центре такого количества похвал и восхищения, она позволила себе утратить рассудительность и теперь за это испытывала глубокий стыд.

Но неожиданное появление Редфернов, а затем и друзей Маркфильда сделали последующие диалоги между ней и графом невозможными. Наблюдая за его непонятным выражением лица во время оживленного разговора с доктором, она начала задумываться над тем, не сделала ли она ужасной ошибки, позволив вовлечь себя в семью Стэндиш. Дело не только в том, что ее мирный, устоявшийся мирок совершенно перевернулся, она была готова начать восхищаться этим человеком! При этом его мотивы, как она себе напоминала, были ничуть не возвышенней, чем у ее предыдущих ухажеров.

Однако, как только друзья графа присоединились к их группе, уныние, угрожавшее овладеть ею, быстро испарилось, поскольку невозможно было устоять перед Фэрфаксом, который был любимцем компаний за легкий характер и искрометный юмор. Хелена и ее кузина покатывались со смеху над его комичными пародиями на некоторых наиболее чопорных гостей.

13
{"b":"140528","o":1}