ЛитМир - Электронная Библиотека

Она взяла свободную руку Лотти и, нежно гладя ее, сказала:

— Я думаю, что мы должны немедленно ехать домой, милая. Ты почувствуешь себя лучше, когда ляжешь.

Лотти покачала головой и издала слабый возглас протеста.

— О нет, Нелл, пожалуйста! — выдохнула она, прикладывая к губам свой смятый носовой платок. — Что подумает ее светлость?

— Ее светлость подумает то же, что мисс Витли, — вмешался Ричард. — Совершенно ясно, что вы не можете вернуться на свое место. Я вызову карету.

И с этими словами он подозвал пажа и попросил его сбегать за угол, где стояли экипажи. Спустя несколько минут карета графини подъехала к входу в театр, и граф усадил в нее Лотти.

— Если вы подождете меня несколько минут, — сказал он, подавая Хелене руку, — я приведу бабушку, и мы без промедления отвезем вас домой.

— Ваша светлость чрезвычайно добр, — начала Хелена, но, прежде чем она кончила выражать благодарность за быструю и эффективную помощь ее кузине, граф закрыл дверцу кареты и быстро пошел по направлению к театру.

Лотти сразу начала извиняться за испорченный вечер, и Хелена принялась ее успокаивать. Но скоро появился Маркфильд с графиней, и, как только они расположились на своих местах, карета тронулась.

— Тебе следовало сказать раньше, что ты плохо себя чувствуешь, глупышка, — пожурила Лотти леди Изабель и, порывшись в своем ридикюле, выудила оттуда флакон с нюхательной солью и передала Хелене.

— Сунь его ей под нос на секунду. Это обычно помогает.

Хелена сделала, как ей велели. Одного вдоха едких паров оказалось достаточно, чтобы вызвать у Лотти сильный кашель, и она поспешно оттолкнула пузырек.

— Спасибо, достаточно! — прокашлялась она, вытирая слезы.

Графиня удовлетворенно кивнула.

— Прекрасно, — сказала она, убирая флакон в сумочку. — Я знала, что это поможет, — я никогда не путешествую без него. Отлично восстанавливает здоровье. Тем не менее, поскольку ты все еще очень бледна, моя девочка, я рекомендую тебе, когда приедешь домой, сразу лечь в постель. Маркфильд заедет утром проведать вас. — Затем, повернувшись к Хелене, она добавила: — А мы, моя дорогая, должны просмотреть все приглашения, которые я получила на твое имя. Было бы желательно, если бы завтра ты приехала ко мне вместе с Ричардом после его утреннего визита, чтобы мы могли решить, какие приглашения в наилучшей степени будут рекламировать ваше растущее сближение.

Растущее сближение! — с горечью подумала Хелена. Как мало старая графиня понимает, насколько это далеко от действительности! Затем, почувствовав на себе взгляд Ричарда, старательно принялась разглядывать через окошко проезжающие мимо экипажи, упорно не желая смотреть в его сторону.

Он тоже опять начал сомневаться в правильности своего участия в этих фиктивных отношениях, которые могли быть чреваты разными ловушками, о которых он не подумал, когда соглашался на договор. Постоянное эмоциональное напряжение, в котором он недавно оказался, было чрезмерным для любого разумного человека, и он не был уверен в том, что у него хватит сил долго противостоять ему. С другой стороны, требования немедленной оплаты счетов в последние дни заметно ослабли, что давало основание полагать, что слухи о его предстоящей помолвке с дочерью одного из самых богатых лондонских маклеров начали действовать. Слава богу, он еще был в своем уме, чтобы понять, что внезапный разрыв отношений с Хеленой будет иметь губительные последствия для его и без того пошатнувшегося финансового положения. Однако стоявшая перед ним задача оказалась намного труднее, чем он вначале предполагал.

Глава 10

Спустя два дня Ричард верхом на лошади сопровождал ландо, в котором сидела его бабушка вместе с Хеленой и поправившейся Лотти. Было решено, что они должны все вместе время от времени совершать небольшие утренние прогулки по Гайд-парку для подкрепления желаемых слухов. Ричард убедился в том, что их появление вызывает оживленные обсуждения, как у гуляющих пешком, так и у проезжающих в экипажах.

Бросив взгляд на удивительно спокойную Хелену, он задумался о том, как она расценивает это неожиданное внимание. Несмотря на его решение оставаться вежливо отстраненным от нее, надо было быть слепым, чтобы не увидеть, что она выглядела необычайно привлекательной в лиловом платье для загородных прогулок и в широкополой шляпе, которая была ей необыкновенно к лицу. Делая над собой усилие, чтобы смотреть на дорогу, а не на нее, он сознавал, что при других обстоятельствах такая девушка, как она, легко могла бы явиться большим соблазном. Однако при теперешнем положении вещей… Сжав зубы, он постарался сфокусировать внимание на оживленной болтовне вокруг него.

Хелена, болезненно реагируя на холодное поведение графа со времени неудачной поездки в театр, решила, что, несмотря на очевидное отсутствие энтузиазма Маркфильда к их проекту, она сделает все возможное, чтобы выполнять требования графини, какими бы они ни были.

К счастью, отец во время тех коротких разговоров, которые они вели с ним, не касался обсуждения неподписанного контракта. Однако она знала, что, как только доктор Редферн решит, что он достаточно поправился, чтобы вернуться к нормальной жизни, ей придется изложить перед ним все факты. Но она надеялась, что к этому времени сумеет освободиться от пут, связывающих ее с семьей Стэндиш, которые вызывали у нее все большее напряжение. Пока же она могла только откинуться на спинку и притвориться, что получает удовольствие от поездки, не позволяя непрошеному восхищению графом влиять на ее решение. Однако она не могла не признать, что по сравнению с фальшивым и несдержанным поведением людей, которые были ей недавно представлены, тактичное поведение Маркфильда по отношению к ней было приятым контрастом.

Проведя раннее утро в раздаче хлеба и кружек с супом нескольким десяткам бедняков, посещавших благотворительную столовую при церкви в Джастис-Вок, она была склонна думать, что многие знакомые графини являются испорченными, изнеженными сплетниками, которые тратят свою жизнь на то, чтобы разрушать репутацию друг друга. Она не могла не пожалеть, что некоторые из них не нашли более полезного применения своему времени и своим деньгам!

До сих пор лучшими людьми из так называемого «высшего общества», которым ее представляли, ей показались, за исключением леди Изабель и самого графа, его бывшие армейские товарищи и его кузен Чарльз, которые вели себя с ней и Лотти самым любезным и дружеским образом. Поэтому она не могла скрыть улыбки, увидев Чарльза Стэндиша в элегантном костюме для верховой езды, скачущего в направлении коляски его бабушки.

— Прекрасное утро, леди, — приветствовал он их, приблизившись и почтительно снимая шляпу. — Вы разрешите присоединиться к вам?

Затем, обменявшись несколькими словами со своим кузеном, он занял положение со стороны Хелены, поскольку, к его удивлению, Ричард ехал с противоположной стороны, по правую руку бабушки.

— Я слышал, что вы неважно себя чувствовали в субботу, мисс Дэниеле, — обратился он к Лотти, сидевшей напротив Хелены и графини. — Надеюсь, что вы полностью поправились?

— О да, спасибо, — последовал нетвердый ответ от Лотти. В отличие от своей кузины она еще не вполне овладела искусством вести светские беседы и, когда к ней обращались, ужасно краснела.

— Рад слышать это. Я нахожу, что в театрах очень жарко в это время года. — Затем, повернувшись к Хелене, продолжил: — Это очень скучная опера, если мне не изменяет память. Я слушал ее несколько дней назад и должен признаться, что не совсем понял ее содержание. А эта сопрано! — Наклонившись к ней, он слегка понизил голос. — Клянусь, я несколько раз затыкал уши!

Услышав тихий смех Хелены после легкомысленного осуждения Чарльзом ведущей певицы оперного театра, графиня бросила на внука осуждающий взгляд.

— Ты очень хорошо знаешь, что целью нашего визита было не смотреть плохую оперу, — напомнила она ему. — Мы пошли, чтобы нас могли увидеть как можно больше людей, и должна сказать, что в этом мы преуспели! — Затем, глядя на Маркфильда, добавила: — Ты согласен, Ричард?

16
{"b":"140528","o":1}