ЛитМир - Электронная Библиотека

Ничего удивительного, если принять во внимание, как мало ему удалось поспать. Он улыбнулся, вспомнив восхитительную причину этого. Потом нахмурился, вспомнив другую причину — покрытую шерстью, вызывающую жалость. Бума.

Ему потребовалось огромное усилие, чтобы покинуть теплое гнездышко, которое они свили, но он притащился в виварий прошлой ночью и провел добрых два часа, сидя на полу рядом с собачьей клеткой. Он сказал девушке, что с Бумом все будет в порядке, и действительно так считал. Но, учитывая, каким истощенным был бедняга, Гарретт хотел удостовериться в том, что Буму хватит жизненных сил. Поэтому он расположился на холодном кафельном полу, том самом, который мыл, будучи подростком, и вел одностороннюю беседу с искалеченным псом о таинственной женщине, которую он только что совратил или которая совратила его. Честно говоря, он еще не совсем в этом разобрался.

Пора снова проверить, как там пес. Гарретт прошлепал босиком в виварий. Сначала его затуманенный мозг не мог уловить, что здесь изменилось. Найдите отличия, пронеслось у него в голове, когда он заметил три стодолларовые банкноты на подстилке, на которой должен был сидеть пес.

Эта пустая клетка потрясла его даже больше, чем когда он, проснувшись, не обнаружил девушки рядом с собой. Где-то в подсознании шевелилась уверенность, что она ни за что не уедет из города без Бума. Значит, ей придется задержаться — ведь собаке требовалось продолжительное время для восстановления здоровья. Но, похоже, его таинственная незнакомка думала по-другому.

Гарретт вздохнул. Сейчас она могла быть где угодно.

А он даже не узнал ее имени.

Мороженое. Хотя еще было рано, но после того, как она целый час помогала хромающему Буму обойти вокруг дома и через сад проникнуть в ее комнату, Рейчел заслужила немного мороженого. Иначе она просто не сможет пережить это утро.

А еще необходимо было позвонить Пэрис. Если когда-нибудь и выдавалось такое утро, когда Рейчел позарез нужна была ее лучшая подруга, то это было сегодня. Но если она позвонит до десяти, Пэрис, без сомнения, отречется от нее. Пока лучше позаботиться о мороженом.

Когда Бум улегся на пестром лоскутном коврике у кровати, Рейчел откинулась на пышные подушки, взяла телефон и набрала номер хозяйки мотеля.

— Шоколадное, ванильное или клубничное? — спросила миссис Келли после того, как Рейчел сообщила ей о причине своего звонка.

Надо отдать должное миссис Келли, она не выказала удивления по поводу того, что Рейчел заказала себе на завтрак.

— А у вас нет случайно мороженого от «Бена и Джерри»? — спросила Рейчел, понимая, что в таком городке, как Бремер, она должна за счастье почитать, если найдется мороженое местного производства.

Короткая пауза, потом:

— Могу вам предложить из своего личного запаса. Хотя я живу в провинции, это не означает, что я нецивилизованный человек.

Ну что ж, пока эта поездка просто изобиловала сюрпризами.

Рейчел встретила миссис Келли в холле, потом снова устроилась в постели, поставив банку с мороженым рядом на столик и прижав к уху телефонную трубку. В ожидании ответа Пэрис она сунула полную ложку замерзшего райского деликатеса в рот.

— Привет, это я, — сказала она, когда Пэрис ответила.

— В такую рань, — проворчала Пэрис.

— Уже десять. — Не совсем так, но, может, спросонок Пэрис этого не заметит.

— Все равно рано. По какому случаю ты меня разбудила?

— Мне кажется, Карл совратил меня прошлой ночью, — выпалила Рейчел прежде, чем успела убедить себя не сообщать этого подруге.

Тихий свист. Потом:

— Карл Маклин? Ух ты. Я так и думала, что ты не устоишь перед ним. — Пэрис помолчала. — Секундочку. Как это «кажется»? Тебя там не было, что ли?

Пэрис казалась одновременно удивленной и настороженной.

Рейчел снова положила в рот мороженое и помедлила с ответом. Прохладная и вкусная вторая порция начала таять на языке.

— Я имела в виду, что не могу сказать, кто кого совратил, я Карла или он меня.

— Это было… хорошо?

— О да, — признала Рейчел. Ее кожа покрылась мурашками при воспоминании о том, как он гладил и целовал ее. Она вздохнула. — Более чем хорошо.

— В любом случае ты должна испытать облегчение. То есть, я хочу сказать, он наверняка не думает, что ты та девушка, которую он знал в школе. А ты, похоже, освободилась от своего убеждения, что Карл — дьявол во плоти. Это может стать началом красивых отношений. Сохранить для тебя мои свадебные журналы?

— Мои планы пока не простираются так далеко, спасибо большое. — Рейчел снова охватило чувство вины. Долгие годы Пэрис советовала ей вернуться в Бремер и дать возможность всем увидеть, как она изменилась. Но Рейчел серьезно сомневалась в том, что она и Пэрис имели в виду под возвращением домой одно и то же. — Забыла сказать: он не знает, что я — это я.

Пэрис не издала ни звука.

Рейчел взяла последнюю дозволенную порцию мороженого, проглотила и бросила банку в мусорную корзину. В трубке по-прежнему молчали. Рейчел нахмурилась. Либо Пэрис была в шоке, либо каталась по полу от смеха.

Рейчел почувствовала, как ее лицо запылало. То, что казалось прекрасной идеей среди ночи, сейчас начинало выглядеть гигантской ошибкой. А почему, собственно, неожиданная эротическая встреча с роскошным мужчиной не могла показаться ей тогда хорошей идеей? Неужели надо было думать о том, что произойдет на следующее утро?

— О… это… бесподобно, — наконец выговорила Пэрис сквозь смех. — Только ты могла провести ночь с парнем, которого знала с детского сада, а он не имеет понятия о том, кто ты.

Рейчел ткнулась затылком в мягкое изголовье кровати.

— Спасибо, подруга. Я знала, что всегда найду у тебя поддержку.

— Прости, — сказала Пэрис. — Но ты должна согласиться, что это умора. Мужчины слюнки роняют, глядя на тебя, но ты никогда раньше не прыгала к ним в постель. И вот, когда ты это, наконец, сделала, ты забыла представиться.

Пэрис снова зашлась в смехе, и Рейчел нахмурилась.

— Я бы не слишком смеялась на твоем месте. У тебя самой были проблемы с мужчиной в не столь уж отдаленном прошлом.

Смех ее подруги стих.

— Я бы не сказала, что у меня с Девином были проблемы. Это не совсем так.

— Теперь уже не так, — согласилась Рейчел. — Но поначалу он устроил тебе веселенькую жизнь. — Она улыбнулась, вспомнив последнее лето.

Пэрис жила прекрасно, сочиняя шпионские романы и печатая их под псевдонимом «Монтгомери Александр». Но все расстроилось, когда откуда ни возьмись, появился Девин О'Мэлли и раскрыл ее псевдоним.

— Возможно, — сказала Пэрис. — Но в итоге я получила великолепного мужа и свежий заказ на книгу.

— Это правда. Но я все равно не считаю, что ты должна читать лекции на тему, как следует вести себя с мужчинами.

— Согласна. Ну, так кем он тебя считает?

Рейчел пожала плечами. На самом деле, кем? Потом вспомнила, что Пэрис не могла видеть ее.

— Никем, я думаю. Сначала я не хотела называть ему свое имя, а потом ушла прежде, чем он успел снова спросить.

Она улыбнулась, представив себе обнаженного Карла, свернувшегося на диване.

— Ну и ну, — наконец сказала Пэрис. — Кто бы мог подумать, что Бремер станет местом твоего грехопадения?

— Вот спасибо. Твоя помощь в такой критический для меня момент просто неоценима.

— Какой критический момент? Ты уже провела ночь с этим человеком. Просто скажи ему, кто ты, и кончай с этим.

Скажи ему. Она должна это сделать. Сказать ему и оставить кипеть на медленном огне от сознания того, что Белинда Рейчел Дин толкнула его прошлой ночью на край пропасти. И… очень жаль, малыш, но на этом все.

Ну, разве не сладкое наказание? Безусловно, если она хотела наказать саму себя. Рейчел провела руками по груди и животу, задрожав при воспоминании о ласковом прикосновении Карла. Она подавила вздох.

— Рейчел? — встревожено спросила Пэрис. — Ты чего-то недоговариваешь?

12
{"b":"140532","o":1}