ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, разве это не самое безобразное существо, которое ты когда-нибудь видел?

Гарретт усмехнулся и согласился. Тролль был отвратительным. А старый немец, который продал его Рейчел, был очаровательным. Он рассказывал им истории о своих первых днях в Техасе и ел вместе с ними калачи с кофе.

— Чему ты улыбаешься?

— Я? — Гарретт протянул руку, и она, отложив в сторону пакет, придвинулась к нему. — Мне кажется, этот старик напомнил мне о том, как я скучаю по безмятежной жизни. В Лос-Анджелесе все куда-то спешат.

— Угу. — Она кивнула, положив голову ему на плечо и закрыв глаза. — В Нью-Йорке тоже, — добавила она сонно.

Гарретта охватила меланхолия, когда он вспомнил, что она не останется в Бремере. Он нахмурился.

И он не останется. То, что он пару дней наслаждался здешним стилем жизни, не означало, что он готов собрать свои вещи и вернуться сюда насовсем. К тому же он только что наладил поставку питания для экзотических животных, которых держали разные знаменитости. Но все это было как-то несерьезно. До того, как он помог родиться жеребенку, он долгие годы не испытывал настоящего удовлетворения от своей работы. Как и чувства единения с местными жителями, которое бывает только в маленьких городках. Вот, например, сегодня утром. Учитель, который преподавал у него в четвертом классе, принес ему печенье. Домашнее сахарное печенье, обсыпанное разноцветной крошкой. Ни за какие деньги такого не купишь.

Он все больше и больше склонялся к мысли о том, чтобы остаться здесь и работать в клинике, как того, похоже, хотели Дженни и Карл. Но остаться — значит сесть с отцом и поговорить, поговорить по-настоящему, чего они не делали почти восемнадцать лет. Если он скажет отцу, что хочет остаться, а старик ответит отказом, такого Гарретт уже не переживет…

Недовольный собой, он ударил ладонью по рулю и тут же посмотрел, не разбудил ли Рейчел. Ее веки были по-прежнему сомкнуты, губы слегка приоткрыты. В руке она сжимала тролля. Нельзя сказать, что она была похожа на роковую женщину.

Он улыбнулся. Ее план был безумным, но это как раз соответствовало тем качествам, которые он полюбил в ней, — она не страшилась неизвестности и старалась добиваться своего.

Полюбил. Нахмурившись, Гарретт нажал на тормоз, автоматически снижая скорость, когда реальность ослепила его. Вот опять — любовь, и на этот раз он даже не пытался отрицать это. Он не понял, когда это случилось, но каким-то образом совершенно точно знал, что Рейчел, со всеми ее перевоплощениями, была единственной женщиной, созданной для него.

Понимая, что ее план абсурден, он в то же время считал своим долгом помочь ей осуществить его: она затем и приехала сюда, чтобы встретиться со своими мучителями.

Что ж, если Рейчел могла сделать это, значит, и он сможет. Ведь, хотя Гарретт годами пытался убедить себя, что ему безразлично отношение отца, на самом деле он хотел — нет, ему это было необходимо — знать, что отец мечтает о его возвращении.

Гарретт расслабился, когда они пересекли городскую черту Остина: он, наконец, принял, как ему казалось, верное решение. И уже одно это принесло ему облегчение. Можно себе представить, что он почувствует, если Дженни и Карл окажутся правы. Он отогнал от себя эту мысль. Зачем тешить себя надеждами?! В данный момент, до разговора с отцом, у него оставалась одна проблема, одно желание. Рейчел.

Словно прочитав его мысли, Рейчел шевельнулась и взглянула на него.

— Мы будем сейчас искать Дерека?

Гарретт взглянул на часы. Дерек не появится в парке еще, по крайней мере, часа два.

— Очень скоро, — сказал он.

Гарретту пришлось поговорить о Дереке с несколькими горожанами. И все они были единодушны в своем мнении о нем. Элмер с бензозаправки заявил, что из никудышных семян вырастают здоровые, крепкие деревья. А, делая Снуперсу укол кортизона, Гарретт узнал о том, что в рамках акции по воспитанию трудных подростков Дерек устраивает каждую неделю пикники в парке Остина. Благодаря Скотту Картеру план Гарретта продвинулся по-настоящему.

Джейсон, скорее всего, так и остался пропащим человеком, но Дерек мог бы служить примером нравственного перерождения. Так что, с точки зрения Гарретта, Рейчел могла успокоиться, увидев, в кого превратилось это бывшее ничтожество. И насколько он мог судить, слово «бывшее» было здесь ключевым.

Гарретт уже мог сказать, что она стала теплее относиться к Бремеру, увидев его в новом свете. Ему надо только помочь ей сделать последний шаг. Помочь увидеть, что люди, которых она знала со времен школы, изменились, во всяком случае, в большинстве своем. Тогда, может быть, она поймет, что и сама изменилась.

Рейчел зевнула.

— Ну, так куда мы едем сейчас?

— Это сюрприз.

Рейчел потянулась, сонная и довольная. Два часа они с Гарреттом провели в отеле. Но сейчас они были в Остине. Как и обещал, Гарретт помогал ей привести ее план в действие. А это означало, что пора было обрушивать свои чары на Дерека.

— Мы едем в парк? — удивилась она, когда Гарретт свернул к Зилкер-парку.

— Мы едем прямо туда, — кивнул он в сторону зоны отдыха, заполненной шумными подростками.

Конечно, парк был прекрасен. Но она не понимала, какое отношение он имеет к Дереку… Рейчел взглянула на Гарретта. А вдруг он и не собирается выполнять свое обещание? Не исключено, что это еще один романтический перерыв. Она улыбнулась.

— Дерек должен появиться там, — сказал Гарретт, и она вдруг почувствовала разочарование.

Гарретт поставил машину на парковку, и они, взявшись за руки, пошли по дорожке вдоль огороженного пруда. Административное здание скрывало их от тех, кто находился в зоне отдыха. Когда они вышли на открытое место, Гарретт остановился, обнял ее и притянул к себе.

— Пора устраивать шоу, — сказал он с искренним видом. — Правильно?

Кивнув, Рейчел заставила себя не думать о том, что он толкает ее к Дереку, хотя знает, что она планирует флиртовать с ним напропалую. Он и должен был выглядеть искренним, чтобы помогать ей.

Голоса и смех становились все громче по мере того, как они приближались к зоне отдыха.

— Ты видишь его? — спросил Гарретт.

Она покачала головой, потом услышала чье-то замечание:

— Тони, сколько раз тебе говорить, чтобы ты не дразнил малышей?

Знакомый голос. Дерек.

Рейчел втянула воздух, вдруг осознав, что не хочет флиртовать, не хочет никому ничего доказывать. Она хочет одного: вернуться домой и лежать, укрывшись одеялом, пока в голове все не уляжется. Только вот где ее дом?

— Дерек Букер? — воскликнул Гарретт. — Вот уж не ожидал встретить тебя здесь.

Рейчел еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Ну и артист.

Дерек оторвал взгляд от карусели, которую толкал, и, прищурившись, посмотрел в их сторону. Гарретт крепко обнимал Рейчел за плечи.

Дерек сначала замер, потом узнал Гарретта, и неподдельная улыбка разлилась по его приветливому лицу.

— Гарретт Маклин? Как ты, черт побери? Не видел тебя целую вечность. Что ты делаешь в Остине?

Гарретт снял руку с плеча Рейчел ровно на то время, чтобы обменяться рукопожатием с Дереком.

— Приехал в Бремер. Захотелось почувствовать себя туристом. — Он кивнул на Рейчел. — Это моя подруга Рейчел. Рейчел, а это Дерек Букер.

Она пожала Дереку руку, стараясь не огорчаться по поводу того, что Гарретт назвал ее подругой. А как еще он должен был ее отрекомендовать? Любовница? Приятельница? Неврастеничка?

Внешне Дерек не особенно изменился. Он был такой же крупный, и футболка с надписью «Скажи наркотикам нет» была ему чуть тесновата. Однако, хотя в ее воспоминаниях он был весьма заносчивым, сейчас казался вполне дружелюбным.

— Рейчел, — сказал он. — Ваше имя мне незнакомо, а вот что-то в лице… Мы не встречались?

От ответа ее освободило то, что двое мальчишек затеяли драку рядом с ними. Дерек разнял их, выяснил причину, и все спокойно уладил. Отправив мальчишек развлекаться дальше, он виновато улыбнулся Рейчел и Гарретту.

28
{"b":"140532","o":1}