ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе придется воспользоваться моей футболкой. Я порвал твою.

Закрыв глаза, она тихо выругалась.

— Мне жаль.

— Боже, почему?

— Не знаю.

И он поверил этому. Также понял, что она достаточно скоро выяснит, почему именно и насколько сильно она сожалеет.

Встав с дивана, он прикрыл член рукой; незачем Рэйли видеть его сейчас. И незачем ей считать этот вечер чем-то иным, кроме — как она выразилась — ошибкой.

Для него же, с другой стороны? Благодаря Рэйли, впервые в двадцать первом веке он отведал домашней кухни, его подвезли во время урагана, а также у него был секс, чертовски близкий к глупой, заезженной фразе — занятию любовью.

Иронично, как два человека могут иметь две диаметрально разные интерпретации одного и того же перечня событий. К несчастью, значение имела только ее точка зрения.

Век молча собрал ее одежду, предмет за предметом, и протянул их Рэйли. Судя по звукам, она натянула брюки, потом носки и туфли. Он предположил, что бюстгальтер тоже надели, но это не вызовет много шума, не так ли? Последним он протянул ей кобуру, и пока она разбиралась с кожаными ремешками, он схватил брюки и прикрыл ими бедра.

— Я провожу тебя до двери, — сказал он, когда она закончила.

Нет причин затягивать неловкую часть. К тому же, так или иначе, она уже ушла.

Боже, его будто прострелили в живот, подумал Век, выйдя в передний холл.

Когда Рэйли подошла к нему, он уставился выше ее плеча. Что, к несчастью, навело его взгляд на диван.

— Я не хочу заканчивать все таким образом, — сказала она.

— Что есть, то есть. И не то, чтобы я не понимал, что тобой двигало.

— Это не то, что ты думаешь.

— Могу представить.

— Я просто не хочу… Я действительно хотела этого. Но, кажется, это трудно — быть очередной женщиной в твоей постели.

Он открыл дверь, и в него врезался порыв холодного ветра и дождя.

— Я никогда не отведу тебя в спальню. Будь уверена.

Она моргнула. Прокашлялась.

— Окей. Эм… увидимся утром.

— Ага. В девять.

Как только Рэйли оказалась на улице, он захлопнул дверь и направился на кухню, чтобы проследить, как она садится в машину и уезжает сквозь дождь.

— Твою мать.

Уперевшись руками в столик, он позволил голове обвиснуть на мгновение. Потом, чувствуя отвращение к себе, он вернулся назад и бегом поднялся по лестнице. В своей спальне он прошел мимо кровати с мыслью «Нет, стопроцентно нет». Он никогда не возьмет Рэйли здесь. На этом матрасе, который он привез сюда с Манхэттена, он трахался со случайными девушками, которых цеплял в барах… он даже не знал имена некоторых, не говоря про номера телефонов.

Все из них оказывались на улице прежде, чем успевал высохнуть пот.

Женщина, с которой ему посчастливилось быть этой ночью, не станет частью этой едва ли августейшей компании, и даже если Рэйли разделяла его чувства, Век все равно не станет унижать ее, уложив на эту грязную койку.

Чистые простыни не спрячут грязь его стиля жизни.

В ванной, он стянул холодный презерватив и выбросил его в корзину для мусора. Взглянув на кабинку, он подумал о том, чтобы принять душ. Но в итоге просто натянул спортивные штаны и спустился вниз. Ее утонченный аромат задержался на его коже.

Как патетично.

***

Преимущество трехлетней работы в различных участках Колдвелла — Рэйли могла доехать домой из любого района, не особо задумываясь над этим.

Полезно в ночь, подобную этой.

«Я никогда не отведу тебя в спальню. Будь уверена».

Да, приятель, эта милая реплика будет преследовать ее до конца жизни.

И, естественно, она задумалась, какой редкий класс любовниц он принимал в том особенном месте. Боже, как много женщин побывало на его диване? И как пройти отборочный тур, чтобы попасть в его спальню?

Но Рэйли не винила Века в том, что сейчас чувствовала. Она хотела именно того, что произошло, и встретит последствия… которые, спасибо сексу, будут эмоциональными: она выбрала такой исход… она последовала за ним до его двери; она затолкнула его во внутрь; она велела ему достать бумажник. Поэтому Рэйли будет вести себя, черт возьми, как взрослый человек, и проведет следующие десять часов, собирая себя воедино, прежде чем войти в офис в девять часов, следующим утром.

Так делают профессионалы. И поэтому профессионалы не позволяют случаться тому, что произошло этой ночью.

Десять минут дождливой дороги, и она, заехав на подъездную дорожку, нажала на пульт гаражной двери. Она ждала, пока панели поднимались вверх, вверх и прочь с дороги, с мыслью «вот дерьмо». Между ужином и тем, что произошло после, она не проверяла телефон часами.

Достав вещицу сейчас, она обнаружила три пропущенных звонка. Голосовое письмо было всего одно, и она не стала тратить время на заезд в гараж, учитывая, кто пытался связаться с ней.

Она просто набрала Хосе де ла Круза.

Один гудок. Второй. Третий.

Блин, наверное, она будит его. Уже поздно…

Его голос оборвал электронный биииииип:

— Я надеялся, что это будешь ты.

— Прости, была занята. — Она поморщилась. — В чем дело?

— Я знал, что ты хотела войти туда и поговорить с Кронером, и думаю, сейчас ты можешь и должна это сделать. Врачи говорят, ему уже намного лучше, чем утром, но тенденция может смениться, и я уверен, что твое интервью в качестве нейтральной стороны поможет Веку, в действительности и в суде, перед общественным мнением.

— Когда я смогу попасть к нему? — Черт, она поедет этой же ночью, если получится.

— Наверное, завтрашнее утро — самое идеальное. Я получил сводку новостей час назад, он по-прежнему спокойно отдыхает. Он уже не интубирован, и даже что-то съел… но последнее, что я слышал — его вырвало.

Вспоминая состояние, в котором парень пребывал на том лесном настиле, было сумасшествием, что он вообще дышал, не говоря уже о тошноте от больничной кухни… и она подумала о Сисси Бартен. Так нечестно. Кронер выжил, а эта девочка… ну, очевидно, нет.

— Я буду там в девять утра.

— В больнице установлена круглосуточная охрана. Я удостоверюсь, что они будут в курсе твоего приезда. Хэй, как вы с Веком ладите?

Она закрыла глаза, еле сдержав ругань.

— Отлично. Просто превосходно.

— Не приводи его с собой.

— Я и не собиралась. — Более чем по одной причине.

— И свяжись со мной после, если не трудно.

— Детектив, вы будете первым, кому я позвоню.

Нажав «завершение», она потерла затылок, ослабляя напряжение, которое чувствовала от упражнений на диване своего напарника.

Отпустив педаль тормоза, она позволила двигателю лениво завести ее в гараж. Выключив зажигание, она вышла и…

Рэйли замерла, закрывая водительскую дверь.

— Кто здесь? — крикнула она, запустив руку в пальто и выхватив пистолет.

Автоматическая лампочка на потолке предоставила четкий обзор стойки с граблями в углу, мусорной бочки и мешка каменной соли, которой она посыпала зимой переднюю дорожку для почтальона. Свет также сделал ее легкой добычей для того, кто следил за ней.

А кто-то следил.

Двигаясь быстро, София обогнула капот автомобиля, а не багажник, и достала ключи раньше, чем подошла к двери. Проворными, уверенными движениями, она открыла замок, влетела в дом и одновременно закрыла гаражную дверь с пульта. Оказавшись внутри, она тут же закрыла замок.

Охранная система в углу кухни мгновенно начала пикать. И значит, сигнализация функционировала, и именно она запустила ее.

Используя левую руку, Рэйли вбила код, отключая шум.

Пистолет лежал в правой.

Не включая освещение, Рэйли обошла дом, выглядывая в окна. Она ничего не увидела. Ничего не услышала.

Но ее инстинкты вопили о том, что за ней следили.

Рэйли подумала об «агентах» ФБР и том факте, что кто-то побывал в доме Века прошлой ночью. За офицерами полиции могли следить. За ними следили. И хотя она не делала ничего противоправного много лет, она была связана с Веком.

46
{"b":"140533","o":1}