ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И это обоюдоострый меч, не так ли? Но неважно, потом будет время озадачиться последствиями.

Джим снова посмотрел на Девину.

— Так что это будет? Светский визит? Или по делу?

Девина тряхнула волосами, лучащиеся здоровьем волны подпрыгивали, будто она снималась в рекламе шампуня.

— Я очень занята.

— Тогда почему здесь разглагольствуешь? — Джим достал свои «Мальборо» и тряхнул коробкой, выуживая сигарету. — Если ты такая занятая девочка.

— О, ты понятия не имеешь, над сколькими проектами я сейчас работаю. — Ее коварная улыбка была из разряда тех, от которых в фильмах ужасов хочется удрать и никогда больше не приближаться к ним. — Я все в заботе о факторах, что могут изменить ход игры. И с предвкушением ожидаю окончания этого раунда.

— Потому что любишь вкус поражения? — Он достал «Бик» и прикурил. — Странный у тебя аппетит, радость моя.

— Я люблю твой вкус. — Она скользнула рукой по своему телу. — И вполне скоро я наемся досыта.

— Едва ли.

— Ты забыл он нашем соглашении?

— О, я помню о нем.

— И я не солгала.

— Должно быть, ты так гордишься этим.

Когда Джим не сказал ничего более, Девина поиграла волосами еще немного… и все. Она просто стояла перед ними, вся такая девочка-припевочка без дальнейших планов. Дьявол, может она думала, что ей любуются. А может прикидывалась тупой блондинкой, хоть у нее на самом деле и не было волос. Может она…

Срань господня, может она возомнила себя его подружкой, да? Дуется потому, что не могла найти его. В этом «причина», не так ли?

Отвратно. Как же это отвратно.

Подружка из ада, вот уж точно.

И хотя он не знал, почему Девина не смогла найти его, удача порой благоволит ему.

Внезапно ее взгляд переместился на дом. В заднем окне было видно, как на кухне появились Век и Рэйли. Они оба выглядели растрепанными, и было очевидно, что только что кое-где случилось «много чего»: они оба сияли, счастливые и удовлетворенные, настолько, что Джим был чертовски уверен: если выключить свет, они засветятся в темноте.

— Я блин их ненавижу, — сказала Девина, скрестив руки на груди.

Вот уж точно, подумал он. Потому что эти двое были влюблены.

И зависть душила Девину, искажая ее лицо, глаза горели ненавистью.

Она хотела таких отношений с ним.

Ха-ха.

— Так тебе нужно что-то? — спросил он низким, глубоким голосом.

Она повернула голову.

— А тебе?

Чтобы демон продолжила, ответ, конечно, не будет милым. И, блин, это было не сложно.

— Не от тебя. — Джим надел скучающую маску, затянувшись и выдыхая дым. — Никогда — от тебя.

Ярость на ее лице порадовала. Пока она не прорычала:

— Из-за этой гребаной Сисси.

Неверный поворот, подумал он. Сооовсем неверный.

— Какой Сисси?

— Не играй со мной.

— Я не играю. По крайней мере, не в настоящий момент. — Он опустил веки наполовину. — Когда я буду играть с тобой, ты узнаешь.

И хотя от этих слов стало тошно, они сбили ее со следа: внезапно Девина вспыхнула, будто вспомнила их вместе, и потом растянулась в медленной и широкой улыбке.

— Обещаешь? — хрипло спросила она.

— Обещаю.

После этих слов она слегка закружилась от радости.

Шикарно. Будто желудок и без этого не бунтовал.

— Но, с другой стороны, может, я лжец, — нарочито медленно произнес он. — Похоже, тебе придется запастись терпением.

— Похоже на то. — Она скользнула взглядом по его телу. — Не могу дождаться.

Честно говоря, это дерьмо заставляло Джима съежиться, но он не показал ей своей реакции. И не стал принимать на веру, что получил полный контроль над демоном. Даже ослепленная страстью, Девина была смертельно опасна в деле, и он не мог быть уверен, что его оружие будет действовать вечно.

Но так долго, как сможет, и чего бы оно ему не стоило, он будет пытаться поощрять эту связь.

— Ну, Джим, полагаю, настало время подвести этот раунд к его завершению. — Девина сделала очередной пируэт. — Я должна вернуться к работе, но скоро увидимся.

— Если Век в этом доме, почему тебе нужно быть где-то еще?

— Как я сказала, я занятая девочка. Скоро ты все поймешь. — Она послала ему воздушный поцелуй. — На сейчас — пока. И, Эдриан, позвони, если нужно будет выплакаться.

На этой ноте, она исчезла в ночи, взимая вверх, растворяясь в дымке.

Дерьмо. Раз она не здесь рядом с Веком, то, похоже, битва проходит где-то в другом месте.

— Черт, — пробормотал он, готовый ударить что-нибудь.

— Нет, — сказал Эдриан. — Мы останемся здесь. Мы останемся с Веком.

Джим оглянулся. Старый Эдриан? Именно ему бы не терпелось сорваться с цепи и последовать за ней. Новый Эдриан? Равнодушный ублюдок был адски собран, его холодные, бесстрастные глаза нашли глаза Джима.

— Она не проведет нас, — заявил Эдриан. — Мы останемся здесь, сосредоточенными. Отвлекающий маневр не сдвинет меня с места.

«Да, об этом я и говорю» — с уважением подумал Джим.

В этот момент звук машины, подъехавшей к дому, вспорол ночь. Кинувшись к улице вместе с Эдрианом, Джим расчехлил кинжал… но обнаружил лишь эмблему «Домино», сияющую на крыше седана.

Вот блииииин. Пицца… и секс. Может, Девина была права.

Сложно не завидовать.

Разносчик вышел из развалюхи и побежал по дорожке. Век открыл дверь, расплатился наличкой, скрылся в доме. Машина отъехала.

В последующие минуты Джима подмывало последовать за Девиной; он мог чувствовать ее присутствие где-то в городе… но может, именно этого она и добивалась?

Ей никогда нельзя доверять.

Новый Эдриан был прав: они останутся тут и не отступят.

— Спасибо, дружище, — сказал Джим, не сводя глаз с закрытой и запертой передней двери дома.

— Нет проблем, — донесся краткий ответ.

Глава 33

Век не обращал внимания на вкус пиццы. Хрень могла быть посыпана резиновыми шинами или кусками гипса, плевать.

Он не мог перестать думать о Рэйли на той раковине, с широко разведенными ногами, и руке, касающейся лона.

Сидя рядом с ней за кухонным столом, Век прекрасно осознавал, что Рэйли думала о том же, потому что она ела со значительной расторопностью. Ничего неряшливого и неженственного… аккуратно и быстро.

Он ел также. Только с меньшей аккуратностью.

Когда они смели все, кроме последнего кусочка, он откинулся на спинку стула и взглянул на потолок.

— Так где твоя ванна? — спросил он обыденным тоном.

К слову об одной из ее улыбок. От которой хотелось зацеловать ее.

— Я покажу тебе. Ты доешь этот кусочек?

— Нет. — Черт, если бы ее голодный желудок не урчал, он бы отвлекся только на то, чтобы отослать прочь разносчика пиццы. Но он хотел убедиться, что она поела. — А ты?

— Я сыта.

А я готов заполнить тебя, подумал он.

Поднимаясь на ноги, он протянул ей руку.

— Показывай дорогу.

Рэйли так и сделала, отведя его вверх по лестнице в свою комнату, которая ничем не походила на пустую клетку, в которой спал он. В ее личном пространстве на трех окнах висели милые шторы, на кровати раскидана уйма подушек, а одеяло было столь толстым, что казалось, вполне могло сойти за батут.

Идеальное место для занятий любовью.

— Ванна вон там, — прошептала она, указывая в противоположную сторону.

Он прошел туда, ступил в темноту и нащупал на стене выключатель. Нажав на него, Век почти рухнул на колени с благодарственными молитвами.

С изогнутыми ножками. Глубокая, как пруд. Широкая, как кровать снаружи.

И, кто бы мог подумать, давление в кране вполне выдержит пожарный рукав.

Когда хлынула горячая вода, и уровень начал подниматься, он повернулся, чтобы позвать…

— Матерь… Божья… — выдохнул он.

Рэйли избавилась от всей своей одежды и сейчас стояла обнаженная в дверном проеме.

Как закоротить мужской мозг: он видел лишь красивую кожу, идеальные груди, крутые бедра, которые умирал, как хотел сжать руками.

61
{"b":"140533","o":1}