ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обнявшись на прощание, они разошлись, и она смотрела ему вслед, когда он пошел к собственной машине. Век посадил их в одну лодку, а значит, тот, кто когда-то был незнакомцем, теперь стал кем-то вроде друга…

Когда в сумочке зазвонил телефон, она знала, кто это прежде, чем вытащила его.

Век.

Именно для этого и придумали голосовую почту, подумала Рэйли.

Но тогда он наверняка придет к ней, и этого ей хотелось меньше всего. Личной встречи нужно избежать любыми средствами.

Она приняла звонок.

— Привет.

На фоне был какой-то жужжащий звук, словно он ехал в машине.

— Рэйли… что-то не так?

Совершенно спокойно, словно наблюдая за ним через двустороннее зеркало, она подумала, да, вот так Век и соблазнил ее: эмоции, которые он вкладывал в этот низкий голос, были идеальным сочетанием беспокойства и яростной защиты.

— Нет, я в порядке. Только что виделась с Кронером… мы не получили ничего нового. — Не от парня, конечно же. Бэйлс — другая история.

— У тебя голос какой-то странный.

А значит, все ее стремления стать психопатом отправились коту под хвост. Какой позор.

Вообще-то, мысль о том, что она не могла скрывать такие вещи, была облегчением. Она не хотела быть похожей на Века. Никогда.

— Рэйли… поговори со мной.

— Сегодня я много думала о своей работе, — сказала она. — Для нас неприемлемо то, куда зашли наши отношения. Я подвергла риску целостность отдела, свою должность и саму себя. Прямо сейчас у меня встреча с начальством, где я откажусь от твоего дела. Мне наверняка сделают выговор, но я с этим справлюсь…

— Подожди, что? Почему ты…

— … и думаю, нам больше не стоит видеться.

Наступила пауза. А затем он сказал:

— Вот так просто.

Теперь его голос был холодным, и она хотела именно этого — истинного Века, настоящего Века. Даже если это в очередной раз заставило ее осознать собственную глупость.

— Так будет лучше, — закончила она.

Когда Век ничего не ответил, ей стало страшно, ведь пришлось задуматься, на что он способен. Несомненно, это он следил за ней позапрошлой ночью… Но тем не менее, разговор закончен, и как только она обо всем расскажет своему боссу, и Бэйлс исполнит свой долг, Веку придется разбираться со множеством других проблем, он будет слишком занят поисками адвоката и тратой времени на ответные действия. По крайней мере, Рэйли на это надеялась.

А еще лучше, его заключат под стражу.

— Мне пора, — сказала она ему.

Наступила очередная пауза, а затем он невозмутимо произнес:

— Я больше тебя не побеспокою.

— Я ценю это. Прощай.

Рэйли не стала ждать его ответа. Не была заинтересована в том, чтобы ее втянули в долгий разговор, в котором он снова попытается ею манипулировать, или хуже, полностью сбросит маску и начнет ей угрожать.

Ее рука тряслась так сильно, что она лишь со второго раза вернула телефон в сумочку.

Опершись о машину, она посмотрела на невероятно страшную заднюю часть отделения, и не чувствовала в себе сил зайти внутрь и встретиться с боссом.

Но сделала то, что должна была… потому что ее так воспитали.

Глава 37

Повесив трубку, Век уставился на экран и с трудом верил, что этот разговор с Рэйли произошел на самом деле.

— Что.

Он посмотрел на Херона. Парень, ангел… да какая разница… вел пикап, в котором все они ехали, и его друг, товарищ по крыльям… Иисусе, как это может быть на самом деле?… сидел на заднем сиденье кабины, занимая больше половины места.

Они трое направлялись в Северную Исправительную Колонию в Сомерсе, штат Коннектикут.

— Ничего, — сказал Век спокойно.

— Брехня, — послышалось сзади.

Первое слово, произнесенное другим мужчиной. А значит, это и тот факт, что он, видимо, дышал, были единственным намеком, что он еще жив.

Джим взглянул на него.

— Совпадений не бывает. Когда мы подбираемся так близко к финалу, важно все.

— Это была… — Моя девушка? Бывшая девушка? Офицер отдела Внутренних расследований? — Рэйли.

— Что она сказала?

— Что не хочет меня видеть. Никогда снова.

Слова были произнесены ровно, спокойным, низким голосом… так что член и яйца, по крайней мере, все еще были при нем. Но в центре груди зияла большая черная дыра, полная агонии, будто он был мультипликационным персонажем, в которого зарядили пушечным ядром.

— Почему? Она назвала причину?

— Сигаретку не одолжишь? — Когда Джим протянул пачку, Век взял две сигареты, посчитав, что настало идеальное время забить на бред под названием «я бросил».

— И какова причина?

— Потому что прямо сейчас я либо закурю что-нибудь, либо выбью окно.

— «Мальборо» побеждает, — раздалось сзади. — Мы едем под семьдесят, а снаружи чертовски холодно.

Век взял предложенную зажигалку, щелкнул «Биком» и приоткрыл окно. Сделав затяжку, он подумал, Обидно, что в них так много канцерогенов, потому что они, несомненно, заставили его почувствовать себя немного лучше.

Но эффект продлится недолго.

В отличие от боли за ребрами. Ему казалось, она тут задержится надоооооолго. Как вечный сердечный приступ.

Вот только, ему следовало знать, что это неизбежно. Женщина работала во Внутренних расследованиях, потому что любила правильные, хорошие поступки. Спать с ним? Влюбиться в него? Не смешите.

— Причина? — рявкнул Джим.

— Конфликт интересов.

— Но почему сейчас? Она должна была знать, что делает все это время.

— Не знаю. И мне все равно.

Хорошо, что его не могли уволить только потому, что она встала не с той ноги, так сказать. Они — два давших согласие взрослых человека, и да, выглядело это плохо, но она поступала правильно, и игра окончена.

Его неминуемо вызовут на ковер в отдел кадров, и он поступит как смелый парень и скажет, что это была его идея. И не соврет: он увязался за ней и был болваном, признавшимся ей в любви.

Тупица. Каким же ослом он был…

Дальше до места назначения они ехали практически в полной тишине, против чего он не возражал. В голове вертелись воспоминания о них с Рэйли, и Век не доверял своему голосу… и не потому, что тот мог сломаться от печали. Прямо сейчас Век вполне мог оторвать кому-нибудь голову.

Когда они были в миле от тюрьмы, Джим остановился в последнем перед колонией городе, и они поменялись местами.

Оказавшись за рулем, Век продолжил ехать и взял на себя роль того, кем был: роль копа.

— Так никто тебя не увидит?

Хотя, он не сомневался, что парень может стать невидимым. Херон несколько дней следил за ним, и лишь инстинкт намекал на неладное.

— Верно.

— Столь же долго как… — Век замолчал, посмотрев на вдруг опустевшее соседнее сиденье. Быстро взглянув в зеркало заднего вида, он обнаружил, что сзади также не было никакого большого упрямого парня.

— Вы когда-нибудь задумывались об ограблении банка? — сухо сказал он.

— Нам не нужны наличные, — ответил Джим с пустующего соседнего сиденья.

— И проблемы, — раздалось сзади.

Век потер лицо, думая, что разговаривая с простым воздухом, будет лучше чувствовать себя сумасшедшим. Но проблема в том, что он всю свою жизнь сталкивался и боролся с этой альтернативной реальностью. Мысль о том, что это происходило на самом деле, а не было плодом больного воображения, не давала покоя, но также помогала оставаться в своем уме.

Хотя… это предполагало, что он не накладывал «Игры разума»[120] на происходящее.

Опять же, его семья страдала склонностью к убийствам, а не шизофренией, а значит, он, в конце концов, все еще в здравом уме.

Какое. Облегчение.

Век позвонил в тюрьму, прежде чем выехать из Колдвелла… не по номеру, что дал его отец, а по общей линии… и представился. До времени посещений еще далеко, но ему оказали любезность в свете его профессии… а также того факта, что через сорок восемь часов его отец окажется в могиле. Несомненно, свою роль сыграло любопытство, насчет чего Век не заблуждался: этот предсмертный визит вмиг окажется везде… в Интернете, на телевидении и радио.

вернуться

120

Игры разума — биографическая драма Рона Ховарда по одноимённой книге С. Назар, рассказывающей о жизни Джона Форбса Нэша, лауреата Нобелевской премии по экономике. От всемирной известности до греховных глубин — все это познал на своей шкуре Джон Форбс Нэш-младший. Математический гений, он на заре своей карьеры сделал титаническую работу в области теории игр, которая практически перевернула этот раздел математики и практически принесла ему международную известность. Однако буквально в то же время заносчивый и пользующийся успехом у женщин Нэш получает удар, который переворачивает уже его собственную жизнь — врачи ставят ему диагноз «параноидная шизофрения»…

68
{"b":"140533","o":1}