ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За рулем вальяжно расположился Мэтт.

— Мама мне не велит разговаривать с незнакомцами, — сказала я, откусив кусочек печенья.

У меня не было настроения вступать в конфронтацию с Тревором.

— Я не незнакомец, бэби. А ты не слишком ли взрослая для того, чтобы выпрашивать сласти на Хеллоуин, стучать в двери и грозить: «Откупись, а не то заколдую»?

— А ты не слишком ли взрослый, чтобы быть подтиркой для всего города?

Тревор вышел из машины и подошел ко мне. Выглядел он обалденно сексуально. Понятно почему. Ведь я считала сексуальными всех вампиров, даже ряженых.

— А кого ты должна изображать? — поинтересовался он.

— Кого-кого!.. Разве не видно по придурочному прикиду?

Он пытался сохранять невозмутимость, но это явно давалось ему с трудом. Я была единственной девочкой в городе, с которой у него вышел облом и которую он никогда не получит. При этом я оставалась загадкой из-за того, как одевалась и вела себя. И вот эта особа неожиданно оказалась перед ним, выряженная словно девушка его мечты.

— Значит, ты в одиночку бродишь по таким местам, — пробормотал он и бросил взгляд на особняк. — Ты ведь у нас нечестивая цыпочка, так?

Он опустил взгляд, и меня аж озноб пробрал — так шикарно он выглядел в своем плаще Дракулы.

Я промолчала.

— Бьюсь об заклад, ты никогда в жизни не целовала вампира, — сказал он, поблескивая в лунном свете пластиковыми клыками.

— Когда увидишь вампира, дай мне знать, — сказала я и собралась уходить.

Он схватил меня за руку.

— Оставь меня в покое, Тревор.

Он притянул меня к себе поближе.

— Знаешь, я никогда не целовал теннисистку, — пошутил он.

Я рассмеялась, настолько это было банально. Он поцеловал меня, и я позволила ему это сделать. Наверное, у меня еще кружилась голова после того, как я вертелась на лужайке.

Наконец он оторвался, чтобы перевести дух.

— Что ж, вот теперь ты поцеловал! — сказала я и отстранилась. — Хорошего понемножку, а то, похоже, Мэтт совсем тебя заждался.

— Мне даже конфетки не досталось, — заявил Тревор, запустил руку в мою корзинку и выудил «сникерс».

— Эй, это мое любимое! Возьми лучше арахисовый рогалик.

Но Тревор уже впился в батончик своими вампирскими зубами, каковые отвалились и упали на землю, измазанные шоколадом и карамелью. Я быстро потянулась к ним, но он перехватил мою руку. Сласти высыпались из корзинки и разлетелись по земле.

— Ты что наделал! — крикнула я.

Тревор подхватил пригоршню сластей и рассовал их по карманам джинсов. Мне оставалось лишь уныло созерцать свою добычу, разбросанную по лужайке. Уберечь удалось лишь несколько невзрачных печенюшек да раздавленный батончик «марса».

— Ну что, может, снова поцелуемся, — спросил он, когда большая часть результатов моих ночных трудов перекочевала в его карманы. — Не раздумала быть моей подружкой?

Он привлек было меня к себе, но вдруг отпустил и устремился к особняку.

— Сейчас я добуду настоящее угощение.

На сей раз я схватила его за руку. Кто знает, что сделает Тревор, когда доберется до двери.

— Ты уже соскучилась по мне? — спросил он, удивившись тому, что я не убежала.

— У них закончились сласти.

— Вот и проверим!

— У них не горит свет. Они легли спать.

— Это их разбудит.

Он извлек из-под плаща аэрозольную баночку с краской.

— Им определенно нужно украсить фасад!

Тревор направился к особняку.

Я побежала за ним.

— Нет, Тревор. Не надо!

Он отодвинул меня в сторону. Этот тип собирался испоганить то единственное, что было действительно прекрасным в этом убогом городишке.

— Нет! — крикнула я.

Он сковырнул крышку и потряс баночку.

Я попыталась отвести его руку в сторону, но не тут-то было.

— Так, что бы такое написать? Подумаем. Как насчет: «Привет новым соседям»?

— Не надо, Тревор, не надо!

— Или «Вампиры любят компанию»! Я подпишусь твоим именем.

Он собрался не только напакостить новоселам, но и подставить меня, встряхнул свою банку и направил распылитель на особняк.

В отчаянии я схватилась за теннисную ракетку, которой играла с отцом. Ни одна партия не казалась мне такой важной, как эта! Вместо мячика передо мной маячила алюминиевая баночка, по этой самой жестянке я и вмазала изо всех сил. Удар получился что надо. Жестянка взлетела в воздух, как настоящий мяч, но я, как это частенько бывало и в настоящих играх, после удара ослабила хватку, и ракетка полетела вслед за банкой.

Тревор заорал. Очевидно, я угодила ракеткой не только по банке. Неожиданно над входом зажегся свет, внутри звякнули засовы.

— Нам нужно убраться отсюда! — заорала я Тревору, который присел, держась за ушибленную руку, и совсем уж было собралась удирать, когда вдруг ощутила нечто, чего не ощущала раньше, то есть чье-то присутствие.

Я развернулась и беззвучно ахнула, потому что от страха у меня перехватило дыхание. Я застыла на месте. Это был он. Не чудной старикан. Не новые хозяева. Это был готический парень, готический друг, готический принц.

Он стоял передо мной как рыцарь ночи. Его длинные черные волосы лежали на плечах тяжелыми волнами. Глаза были темные, глубокие, чарующие, пленительные, восхитительно умные, мечтательные, мрачные врата, ведущие в его упоительно черную душу.

Он тоже стоял неподвижно, словно вбирая в себя мой образ. Его лицо было бледным, как и мое. Обтягивающая черная футболка была заправлена в черные джинсы, а те, в свою очередь, — в высокие ботинки армейского образца, которые в ходу у фанатов панк-рока, готов и таких девчонок, как я.

Вообще-то страх — это то состояние, которое я испытываю лишь тогда, когда узнаю, что моя мама устраивает вечеринку для коллег и собирается демонстрировать дочурку гостям. Но сейчас мы находились на чужой территории, и боязнь того, чем может обернуться наше вторжение, пересиливала любопытство от встречи с необычным существом.

В кои-то веки дурацкие теннисные туфли оказались очень кстати. Улепетывать в них было в самый раз.

— Эй, чудище! — орал мне вслед Тревор. — Ты мне руку сломала!

Я проскочила в открытые ворота и забралась в «камаро».

— Вези меня домой! — крикнула я. — Гони!

Мэтт, никак не ожидавший такой пассажирки, с изумлением уставился на меня.

— Да гони, кому сказано! Иначе я расскажу в полиции, что ты тоже при делах!

— Полиции? — выпалил он. — Во что Тревор вляпался на этот раз?

Я видела, как разозленный граф Тревор бежит по подъездной дорожке. Его плащ развевался на ветру. Он почти добежал до ворот. А вот готический принц не сдвинулся с места, но продолжал смотреть прямо на меня.

— Гони! Просто гони эту долбаную тачку! — завопила я что было мочи.

Мотор завелся, и в считанные мгновения особняк и его необычные обитатели скрылись из виду. Я обернулась и посмотрела в заднее окно на Тревора Дракулу, с криками мчавшегося за нами.

— Счастливого Хеллоуина! — сказала я Мэтту и облегченно вздохнула.

8

Напрашиваться на неприятности

Я направлялась на урок истории, когда увидела Тревора, шедшего впереди меня, и приметила в его прикиде нечто новенькое — золотистую перчатку, натянутую на правую руку.

— Последний писк моды? — подколола я его, поравнявшись. — Наверное, хорошо, что в футбол не играют руками!

Он проигнорировал мое высказывание и продолжил путь в класс.

— Наверное, тебе придется пропустить несколько заседаний клуба любителей граффити, — не унималась я. — Куда уж, если твой палец не может надавить на баллончик.

На сей раз он остановился, но не ответил, смерил меня ледяным взглядом и пошел дальше.

Оп! Похоже, я задела ему не только руку.

— Вижу, ты благополучно добрался домой, — продолжила я, догоняя его. — Ну а обо мне Мэтт позаботился. Он настоящий джентльмен!

Однако тут мне показалось, что я немножко переборщила — мало того что уязвила его гордость, выставила на посмешище, так еще и похвалялась тем, что переманила на свою сторону его лучшего друга. Мне даже стало жаль парня… почти.

10
{"b":"140534","o":1}