ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проходя мимо собравшихся в кучки учеников, я слышала перешептывания, смешки, охи и ахи. Даже музыканты не оставили нас без внимания.

— Хочешь горячего шоколада, пока то да се? — спросила я, решив отвлечь Александра от всего этого внимания.

— Мне пить не хочется, — ответил он, наблюдая за танцорами.

— Ты вроде бы говорил, что все время испытываешь жажду?

Группа заиграла электрическую версию «Winter Wonderland» Дайаны Росс.

— Могу я рассчитывать на этот танец? — Александр предложил мне руку, и я, восторженно улыбаясь, проследовала с ним на танцпол, припорошенный снегом.

Я чувствовала себя на седьмом небе. У меня самый лучший кавалер на Снежном балу. Никто здесь не выглядел шикарнее Александра, а о том, как он танцевал, можно было только мечтать. Отдавшись ритмам, мы позабыли о том, что на нас все пялятся, и танцевали без остановки так самозабвенно, словно были завсегдатаями модного клуба. Спортзал вращался, нас осыпали крохотные снежинки.

Мы с Александром заверещали от восторга, споткнувшись о перебравшего футболиста, который изображал на полу снежного ангела. Когда музыка умолкла, я как сумасшедшая стиснула его в объятиях, словно мы находились здесь только вдвоем.

Но конечно, мы были не одни, о чем мне напомнил знакомый голос.

— А в дурдоме знают, что у них побег? — спросил Тревор, который появился вдруг рядом с Александром.

Я отвела своего парня к столу с напитками и схватила две трубочки замороженного вишневого сиропа.

— Санитар знает, что ты здесь? — спросил Тревор, не отставая от нас.

— Уходи, Тревор, — сказала я, загородив Александра.

— О, да это никак Невеста Франкенштейна[15] с предменструальным синдромом?

— Тревор, кончай!

Я не видела реакцию Александра, но ощущала его руки на своих плечах. Он отводил меня назад.

— Но это только начало, Рэйвен, только начало! У них в склепе что, танцулек не устраивают? Это танцы для тех, кто ходит в школу, — сказал он Александру. — Но, сдается мне, в преисподней все не по-людски.

— Заткнись! Неужели у тебя нет собственной подружки? Или вместо нее у тебя Мэтт? — саркастически спросила я.

— Очень хорошо. Умная девочка, — сказал Тревор Александру. — Умная, да не слишком. Нет, моя подружка вон там, — добавил он и указал на вход.

Я посмотрела туда и увидела Беки, которая явно нервничала, стояла у двери, одетая в длинную плиссированную юбку, бледно-розовый свитер и длинные белые носки с мокасинами.

Сердце мое упало. Мне стало худо.

— Я придал ей слегка новый облик, — похвастался Тревор. — И это еще не все, детка.

— Если ты тронешь ее, я убью тебя! — крикнула я.

— Я ее пока еще не тронул, но время есть. Танцы только начались.

— Рэйвен, что происходит? — спросил Александр, повернув меня в сторону от этого подонка.

Тревор сделал знак Беки, чтобы она подошла. Она оказалась рядом и даже не смотрела на меня. Тревор схватил ее за руку и нежно поцеловал в щеку. Я вся съежилась, меня замутило.

— Отстань от нее!

Я схватила Беки за руку, чтобы оттащить от него.

— Рэйвен, это тот парень, который достает тебя? — спросил Александр.

— Ты хочешь сказать, он не знает меня? Он не знает о нас? — гордо спросил Тревор.

— Нет никаких нас! — попыталась объяснить я. — Я единственная девушка в школе, которая не считает, что он крутой, и отшила его. Он никак не может смириться с таким обломом, поэтому и не оставляет меня в покое. Но, Тревор, как ты смеешь впутывать в это Беки и Александра?

Беки стояла, не отрывая глаз от пола.

— Я думаю, тебе пора оставить Рэйвен в покое, чувак, — сказал Александр.

— Чувак? Мы что, с тобой теперь приятели? Ладно, можем погулять или сыграть в футбол, но только, ты уж извини, чтобы все было по-людски. Никаких там клыков и накидок с капюшоном. А не то чеши обратно на кладбище.

— Тревор, кончай, иначе я врежу тебе прямо сейчас! — пригрозила я.

— Все в порядке, Рэйвен, — сказал Александр. — Пойдем танцевать.

— Беки, брось ты этого типа, — выкрикнула я. — Да скажи же что-нибудь!

— Она уже сказала кое-что, — заявил Тревор. — Она много чего порассказала. Забавно, что есть в нашем городе такие особы, которым стоит только намекнуть, что весь папашин урожай может сгореть от случайно брошенного окурка, и они тут же начинают трещать просто без умолку, — сказал Тревор, глядя на меня в упор, а потом повернулся к Александру. — Просто удивительно, как быстро у нас распространяются слухи.

Я посмотрела на Беки, которая уставилась на свои мокасины.

— Прости, Рэйвен. Я пыталась предупредить тебя, чтобы ты не приходила сюда сегодня вечером.

— О чем это он говорит? — не понял Александр.

— Давай уйдем, — сказала я.

— Я говорю о вампирах! — заявил Тревор.

— Каких вампирах? — воскликнул Александр.

— Заткнись, Тревор!

— Я говорю о слухах!

— Каких слухах? — сказал Александр. — Я пришел сюда, чтобы потанцевать со своей девушкой.

— Своей девушкой? — удивился Тревор. — Даже так? И вы что, собрались соединиться на целую вечность?

— Заткнись! — приказала я.

— Расскажи ему, зачем ты проникла в его дом и что там увидела.

— Мы уходим! — заявила я, собираясь так и сделать, но Александр не сдвинулся с места.

— Расскажи ему, зачем ты к нему залезла, — не унимался Тревор.

— Больше ни слова, Тревор!

— Расскажи ему, зачем ты пошла на кладбище!

— Замолчи!

— Почему ты упала в обморок.

— Заткнись!

— И почему ты то и дело смотришься в зеркало!

— О чем он говорит? — спросил Александр.

— Еще расскажи ему об этом, — сказал Тревор и сунул Александру под нос поляроидные снимки со следом моего укуса.

Александр схватил фотографию и внимательно рассмотрел ее.

— Что это?

— Она использовала тебя, — сказал Тревор. — Я пустил слух, который разросся как снежный ком. Я сделал так, что все в городе поверили, будто ты вампир. И вот что забавно!.. Твоя дорогая, ненаглядная Рэйвен поверила в эти слухи больше, чем кто-либо!

— Заткнись! — крикнула я и запустила подтаявшим фруктовым льдом в лицо Тревору.

Но тот только рассмеялся и вытер вишневые ледяные брызги, а вот Александр уставился на снимок.

— Что происходит? — спросила подошедшая миссис Харрис.

Александр растерянно и недоверчиво посмотрел на меня, потом обвел беспомощным взглядом глазеющую толпу, которая ждала его реакции, резко схватил меня за руку и потащил к выходу. Мы оставили позади падающий искусственный снег и вышли под натуральный моросящий дождь.

— Постой! — крикнула Беки и побежала вслед за нами.

— Что происходит, Рэйвен? — требовательно спросил Александр, проигнорировав мою подружку. — Откуда он знает, что ты забиралась в мой дом, о кладбище, о том, что ты упала в обморок? И что это такое? — Он показал мне снимок.

— Александр, ты не понял…

— Ты так и не сказала мне, зачем залезла в мой дом, — сказал он.

Я заглянула в его одинокие глубокие глаза, такие душевные и несчастные. Что могла я сказать? Не лгать же ему. Поэтому я не сказала ничего, просто изо всех сил сжала парня в объятиях.

Снимок выпал из его руки. Он отстранился.

— Я хочу услышать это от тебя, — потребовал Александр.

К моим глазам подступили слезы.

— Я пошла туда, чтобы опровергнуть эти слухи, хотела положить им конец, чтобы твоя семья могла жить спокойно!

— Значит, я был для тебя лишь персонажем из истории с привидениями, которую ты решила проверить?

— Нет! Беки, скажи ему, что это не так!

— Не так! — воскликнула Беки. — Она все время говорит только о тебе!

— Я думал, что ты другая, Рэйвен. Но ты использовала меня. Ты такая же, как все. — Александр отвернулся.

Я схватила его за руку и взмолилась:

— Не уходи! Это правда. Меня заинтриговали эти слухи, но как только я впервые увидела тебя, то сразу поняла, что никогда не испытывала таких чувств ни к кому. Вот почему я делала все остальное!

вернуться

15

Невеста Франкенштейна — персонаж одноименного фильма ужасов Джеймса Уэйла. (Прим. перев.)

28
{"b":"140534","o":1}