ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хекс была целиком «за» за приличную драку с оружием, но если при этом погибнет Элена, то все не так хорошо закончится.

– Ладно, я пойду одна, – сказала Элена, бросив письмо на диван. – Я найду его и…

– Не так быстро, дамочка. – Хекс сделала глубокий вдох, взяла прощальное письмо Рива, и позволила себе быть открытой для возможностей. Что, если есть способ…

Ни с того, ни с сего она преисполнилась целью, вены зажглись чем-то другим, нежели болью. Да, подумала она. Она уже знала, как все устроить.

– Я знаю, к кому мы можем обратиться. – Она засияла. – Знаю, как мы все провернем.

– К кому?

Она протянула Элене руку:

– Если ты хочешь туда пойти, я в деле, но мы сделаем это по-моему.

Медсестра Рива опустила взгляд, прежде чем поднять на лицо Хекс глаза цвета ирисов:

– Я с тобой. Это мое единственное условие. Я. Иду.

– Понимаю, – медленно кивнула Хекс. – Но все остальное зависит от меня.

– Идет.

Когда их ладони встретились, хватка женщины была сильной и уверенной. И это, принимая во внимание все, что они обдумывали, доказывало, что Элена умеет держать ствол пистолета.

– Мы его вытащим, – выдохнула Элена.

– Да поможет нам Господь.

Глава 65

– Итак, дело вот в чем, Джордж. Видишь этих ублюдков? Они – проблема, настоящая проблема. Знаю, что мы делали это уже пару раз, но не будем обольщаться.

Нащупав нижнюю ступеньку парадной лестницы ботинком, Роф представил отрезок всего пути от фойе до второго этажа, покрытого красным ковром, который можно проехать на своей заднице.

– Хорошая новость? Ты видишь, что делаешь. Плохая новость? Я пойду вниз, и есть риск, что я могу утянуть тебя за собой. Нежелательный результат.

Он рассеянно погладил пса по голове:

– Приступим?

Он дал сигнал идти вперед и начал подниматься. Джордж был рядом с ним, легкое перекатывание его плеча передавалось по поводку, когда они поднимались. Наверху Джордж остановился.

– Кабинет, – произнес Роф.

Вместе, они пошли прямо вперед. Когда пес снова остановился, Роф сориентировался по потрескивающему звуку в камине и двинулся с собакой по направлению к столу. Как только он сел в новое кресло, Джордж также присел, прямо рядом с ним.

– Поверить не могу, что ты это делаешь, – сказал Вишес из дверного прохода.

– Выбора нет.

– Уверен, ты хочешь, чтобы мы были с тобой.

Роф погладил пса. Боже, его шерсть была такой мягкой.

– Не сначала.

– Уверен? – Роф позволил поднятой брови говорить за себя. – Окей, ладно. Хорошо. Но я все время буду стоять снаружи.

И, несомненно, Ви будет там не один. Когда посреди Последней Трапезы у Бэллы зазвонил телефон, это удивило всех. Все, кто мог позвонить ей, находились в комнате. Она ответила, и после долгой тишины Роф услышал, как отодвинулся стул и к нему приблизились тихие шаги.

– Это тебя, – сказала она дрожащим голосом. – Это… Хекс.

Пять минут спустя он согласился увидеться с помощницей Ривенджа, и, хотя не обсуждалось ничего необычного, не нужно быть гением, чтобы понять, почему звонила женщина, и чего она захочет. В конце концов, Роф был не просто королем, он был главой Братства.

Которое думало, что Роф не в себе, раз хочет увидеться с ней, но в том и прелесть правления расой: ты можешь делать все, что душе угодно.

Внизу открылась дверь вестибюля, и эхом раздался голос Фритца, встречавшего двух гостей. Старый дворецкий был не единственным, кто зашел с двумя женщинами: с того момента, как он припарковал Мерседес, его сопровождали Рейдж и Бутч.

Голоса и множество ног поднимались по лестнице.

Джордж напрягся, его бедра приподнялись, дыхание чуть изменилось.

– Все хорошо, дружище, – шепнул ему Роф. – Все в порядке.

Пес тут же расслабился, и Роф посмотрел на животное, хоть и не мог ничего видеть. Что-то в этом безусловном доверии было… очень приятным.

Стук в дверь заставил его повернуться обратно:

– Входите.

Прежде всего, он почувствовал, что от Хекс и Элены веет мрачной решительностью. А затем, что Элена, стоявшая справа, особенно нервничала.

По шелесту одежды он понял, что они ему кланялись, и последовавшая пара «Ваше Высочество» подтвердила его догадку.

– Присаживайтесь, – сказал он. – Остальные, – прочь из комнаты.

Никто из братьев не посмел сказать и слова против, потому что включился режим «протокол»: если рядом посторонние, то они обращались с ним, как с суверенным монархом и королем. А, значит, никакого выкобенивания и неподчинения.

Может, следует почаще принимать посетителей в этом чертовом доме?

– Расскажите, почему вы здесь, – сказал Роф, когда двери закрылись.

При последовавшей паузе он представил, что женщины, возможно, переглядываются друг с другом, чтобы решить, кто начнет.

– Дайте-ка догадаюсь, – отрезал он. – Ривендж жив, и вы хотите вытащить его из крысиной дыры?

***

Когда заговорил Роф, сын Рофа, Элена была не так уж удивлена тому, что король знал цель их прихода. Он сидел по другую сторону изящного, красивого стола и был в точности таким же, каким она его запомнила, когда он чуть не сшиб ее тогда, в клинике: жестоким и умным, лидером в физическом и духовном смысле.

Он – мужчина, который знал, как работает реальный мир. И обладал мускулами, необходимыми для решения тяжелых дел.

– Да, мой господин, – сказала она. – Мы хотим именно этого.

Его черные очки повернулись к ней:

– Так ты медсестра из клиники Хэйверса. И, как оказалось, родственница Монтрега.

– Да, это так.

– Не возражаешь, если я спрошу, как ты во все это ввязалась?

– Это личное.

– Ну, да, – кивнул король. – Понял.

– Он совершил хороший поступок по отношению к тебе, – заговорила Хекс, ее голос серьезен и уважителен. – Ривендж совершил очень хороший поступок по отношению к тебе.

– Можешь не напоминать. Именно поэтому вы двое сейчас находитесь в моем доме.

Элена посмотрела на Хекс, пытаясь понять по лицу женщины, о чем они говорят. Но ничего не обнаружила. Неудивительно.

– Вот мой вопрос, – сказал Роф. – Мы его вернем, но что делать с пришедшим по электронной почте письмом? Рив сказал, что это ерунда, но он, ясное дело, лгал. Кто-то с севера угрожал сдать твоего парня, и если он окажется на свободе… курок спустят.

– Я лично гарантирую, что угрожавший человек будет не в состоянии пользоваться ноутбуком после того, как я с ней закончу, – ответила Хекс.

– Мииииииило.

Улыбнувшись и протянув слово, король наклонился в сторону и, казалось, погладил… Вздрогнув, Элена поняла, что рядом с ним сидит золотистый ретривер, голова собаки едва выглядывала из-под крышки стола. Ничего себе. Странный выбор породы, поскольку спутник короля был настолько же миловидным и доступным, насколько его владелец таковым не являлся, и все же Роф ласково обходился с животным, его большая, широкая ладонь медленно двигалась по спине пса.

– Это единственная дыра, которую нужно заткнуть? – спросил король. – Если устранить эту течь, есть ли еще кто-то, кто может угрожать ему раскрыть его личность?

– Монтрег, и он мертв, – пробормотала Хекс. – И, по-моему, больше никто не знает. Конечно, за ним может явиться король симпатов, но его ты можешь остановить. Рив также один из твоих подданных.

– Чертовски верно, и, как говорится: «собственность – это девять десятых закона». – Роф вернул сжатую улыбку. – Кроме того, лидер симпатов не захочет связываться со мной, потому что если я вспылю, то отниму его счастливый маленький дом, располагающийся на Отморозь-свои-яйца территории. Он пользуется моей добротой, как говорят в Старом Свете, а, значит, правит только потому, что я ему позволяю.

– Ну, так мы это сделаем? – спросила Хекс.

Наступила долгая тишина, и пока они ждали, когда заговорит король, Элена окинула взглядом прелестную, обставленную во французском стиле комнату, чтобы избежать глаз Рофа. Элена не хотела показывать свое волнение, и боялась, что ее лицо отражает слабость. Она чувствовала себя абсолютно не в своей тарелке, сидя перед лидером расы, и представляя план, согласно которому придется идти в самое сердце невероятно злачного места. Но она не могла позволить, чтобы он сомневался в ней или отказал, потому что она нервничала. Элена не отступит. Страх не означал, что ты отворачиваешься от цели. Черт, иначе ее отец бы лежал в психушке, а сама она закончила бы, как ее мать.

133
{"b":"140538","o":1}