ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лэсситер не думал извиняться, когда переключил внимание на Тора:

– Тебе не на ту стену нужно смотреть. Попробуй календарь. Один год назад враг застрелил твою Вэлси. Проснись уже и сделай с этим что-нибудь.

Роф ругнулся:

– Полегче, Лэсси…

Тормент вскочил с пола пещеры с чем-то близким к когда-то имевшейся у него силе и ударил Лэсситера, как полузащитник, вопреки разнице в весе, жестко отправив ангела на каменный пол. Сомкнув руки вокруг горла парня, он посмотрел в белые глаза и сжал ладони, обнажая клыки.

Лэсситер просто посмотрел на него в ответ и направил свой голос напрямую в височную долю Тора:

– Что собираешься сделать, придурок? Отомстишь за нее или проявишь к ней неуважение, тратя время впустую?

Огромная рука Рофа сжала плечо Тора, словно львиные когти, вонзаясь, оттаскивая его:

– Отпусти.

– Не… – Тор задышал рывками. – Не… никогда…

– Достаточно, – выплюнул Роф.

Тора отбросили на задницу, и, отскочив, как ветка от земли, он вышел из убийственного транса. И проснулся.

Он не знал, как еще это описать. Будто сработал какой-то переключатель и его свет, ранее угасший, вдруг снова ожил.

В поле зрения попало лицо Рофа, и Тор увидел его с ясностью, которой не обладал… целую вечность:

– Ты как там? – спросил его брат. – А то жестко приземлился.

Тор вытянул руки и прошелся ими по массивным предплечьям Рофа, пытаясь почувствовать реальность. Он оглянулся на Лэсситера, а затем посмотрел на короля:

– Прости… за это.

– Ты шутишь? Мы все хотели придушить его.

– Знаете, я тут себе комплекс заработаю, – кашлянул Лэсситер, переведя дыхание.

Тор схватил своего короля за плечи:

– Никто о ней не говорит, – простонал он. – Никто не произносит ее имя, никто не говорит о… том, что произошло.

Роф протянул руку к затылку Тора и поддержал его:

– Из уважения к тебе.

Взгляд Тора метнулся к черепу на алтаре, а затем к стене с гравировками. Ангел был прав. Лишь одно имя могло разбудить его, и в этом списке его не было.

Вэлси.

– Как ты узнал, что мы здесь, – спросил он короля, все еще глядя на стену.

– Иногда людям нужно вернуться к началу. Туда, где все началось.

– Пора, – тихо произнес падший ангел.

Тор посмотрел на себя, на вялое тело под висящей одеждой. В нем осталась лишь четверть того мужчины, кем он был когда-то, может, даже в меньшей доле. И не только из-за потерянного веса.

– О, боже… только посмотрите на меня.

Ответ Рофа был прямым и по делу:

– Если ты готов, то и мы готовы к твоему возвращению.

Тор посмотрел на ангела, впервые заметив золотистую ауру, окружавшую парня. Посланник небес. Посланник Вэлси.

– Я готов, – сказал он никому и одновременно всем.

***

Глядя через стол на Элену, Рив подумал, что, по крайней мере, она не побежала к выходу, когда он бросил бомбу на букву И.

Импотент – не то слово, которое хочется использовать рядом с женщиной, к которой питаешь интерес. Только если в таком контексте: Черт, нет, я НЕ импотент.

Элена снова села.

– Ты… это из-за лекарства?

– Да.

Она отвела взгляд, будто производя в голове какие-то расчеты, и первой мыслью, снизошедшей на него, было: Мой язык все еще полон сил, как и мои пальцы.

Он не стал ее озвучивать.

– Дофамин оказывает на меня странное действие. Вместо того чтобы стимулировать выработку тестостерона, он выкачивает его из меня.

Уголки ее губ дернулись вверх.

– Это абсолютно неуместно, но учитывая, какой ты мужчина, без него…

– Я смог бы заняться с тобой любовью, – тихо сказал он. – Вот бы каким я был.

Ее взгляд метнулся к его, полный «черт возьми, он, правда, только что это сказал?»

Рив провел рукой по ирокезу:

– Я не стану извиняться за то, что чувствую к тебе, но не буду выказывать неуважение, пытаясь что-то с этим сделать. Хочешь кофе? Он уже готов.

– Эээ… конечно. – Будто она надеялась, что это прояснит ее голову. – Слушай…

Он остановился, еще не встав полностью:

– Да?

– Я… эээ…

Когда она не продолжила, он пожал плечами:

– Давай, я просто принесу тебе кофе. Я хочу услужить тебе. Это делает меня счастливым.

К черту про счастье. Направляясь обратно на кухню, кричащее удовлетворение прорвалось сквозь его бесчувственность. То, что он кормит ее едой, приготовленной для нее, поит ее, чтобы облегчить жажду, предоставляет укрытие от холода…

Нос Рива уловил странный запах, и сначала он подумал, что тот шел от оставшегося ростбифа – внешняя сторона мяса была натерта специями. Но нет… не в мясе дело.

Подумав, что ему есть о чем беспокоиться помимо своего носа, он подошел к шкафчикам и достал чайную чашку и блюдце. Налив кофе, Рив потянулся к расправленным отворотам своего пиджака…

И замер.

Поднеся руку к носу, он глубоко вдохнул и не поверил тому, что почувствовал. Не может быть, что возможно…

Вот только лишь одна вещь обладала таким запахом, и это не имело ничего  общего с его симпатской сущностью. Запах темных специй, исходивший от него, был связующим ароматом, знаком, который вампиры оставляют на коже и лоне своих женщин, чтобы другие мужчины знали, чей гнев рискуют навлечь на себя, если посмеют подойти близко.

Рив опустил руку и в ошеломлении посмотрел на дверь.

Достигая определенного возраста, перестаешь ждать сюрпризов от своего тела. По крайней мере, хороших. Рахит. Одышка. Плохое зрение. Конечно, когда приходило время. Но серьезно, за девятьсот лет или около того после перехода, у тебя есть то, что есть.

Хотя «хорошее» – не совсем то слово, которым бы он описал такое развитие событий.

Без какой-либо очевидной причины, Рив подумал о своем первом разе. Это случилось сразу после перехода, и когда дело было сделано, он не сомневался, что они с женщиной станут парой, и до конца своих дней будут счастливо жить вместе. Она была идеально красива, женщина, которую брат его матери привел в дом для Рива, когда на того нагрянуло изменение.

Она была брюнеткой.

Боже, теперь он не мог вспомнить ее имени.

Оглядываясь назад, со всем тем, что с тех пор он узнал о мужчинах, женщинах и притяжении, Рив понимал, что удивил ее тем, каким большим стало его тело после изменения. Она не думала, что ей понравится увиденное. Не думала, что захочет его. Но это произошло, и они совокупились, секс был открытием, ощущение всей той плоти, опьяняющего наплыва чувств, власти, которой он обладал, когда взял контроль после первой пары раз.

Он узнал тогда, что у него есть этот шип, но девушка была так поглощена им, что вряд ли заметила, что ему пришлось немного подождать, прежде чем выйти из нее.

После он пребывал в таком умиротворении, был таким удовлетворенным. Но жили-долго-и-счастливо не маячило на горизонте. Пот все еще высыхал на ее теле, когда она надела свою одежду и направилась к двери. Перед самым уходом, она мило улыбнулась ему и сказала, что не станет обвинять его семью за секс.

Его дядя привел ее, чтобы Рив покормился.

Забавно, теперь он задумывался, действительно ли стало сюрпризом то, к чему он пришел? Он довольно рано познал секс как товар, даже если тот первый раз, скорее даже шесть первых, были в его доме, так сказать.

Так что, да, если этот темный аромат означал, что его вампирская сущность связалась с Эленой, это отнюдь не хорошая новость.

Рив взял кофе и осторожно пронес его через дверь в столовую. Поставив кофе перед девушкой, он захотел прикоснуться к ее волосам, но вместо этого просто сел.

Она поднесла чашку к губам:

– Ты готовишь хороший кофе.

– Ты его еще не попробовала.

– Я чувствую, как он пахнет. И аромат мне нравится.

Это не кофе, подумал он. Не совсем, во всяком случае.

– Ну, мне нравится твой парфюм, – сказал он, потому что был болваном.

60
{"b":"140538","o":1}