ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клетка была установлена в центре, и, когда Исаак вошел в толпу, со всех сторон послышались одобрительные возгласы. Незнакомцы хлопали его по спине, поздравляли с выходом из тюрьмы, повсюду начали доставать телефоны, связываясь с городом и сообщая, что он готов сражаться, даже несмотря на полицейский обвал.

К нему подбежал организатор.

— Срань Господня, они уже слетели с катушек. Это круто…!

Бла, бла, бла.

Устроившись в дальнем углу, Исаак осмотрел толпу. Когда Джим прислонился к стене рядом с ним, Исаак неожиданно сказал:

— Прошлой ночью появился наш старый друг.

— Кто?

— И кто бы мог подумать, — мрачно сказал Исаак. — Он вернулся.

Заместитель Матиаса с кошельком в руках стоял около вышибал, принимающих ставки и взносы. Когда деньги перешли в чужие руки, парень посмотрел на Исаака и улыбнулся, как крокодил.

Потом указал на его грудь.

— Ты не выйдешь на этот ринг, — выплюнул Джим, вставая перед ним и блокируя обзор.

Исаак посмотрел за огромное плечо Херона, прямо в лицо парню, посланному убить его.

— Нет, выйду.

Глава 10

Был уже одиннадцатый час, когда Гри припарковала свое Ауди в Молдене и заглушила двигатель. Она маневрировала седан по утрамбованной земле таким образом, чтобы он встал передом к выезду и в стороне от остальных автомобилей… хотя, не похоже, чтобы у так называемой «парковки» был въезд, выезд или само парковочное пространство.

Приехав по адресу, который ей дал Луи, она не была уверена, что находилась в нужном месте. Бизнес-парк был пуст, насколько она могла судить, около дюжины сочетающихся пятиэтажных строений выстроились вдоль главной, но неосвещенной дороги, как школьники для переклички. Очевидно, стройка была начата для компаний, занимающихся высокими технологиями, по крайней мере, так гласила вывеска «ТЕХНОПАРК МОЛДЕНА». Вместо этого, она превратился в город-призрак.

Но Луи всегда направлял ее верным путем, поэтому Гри свернула и повела машину к задней стороне зданий… где обнаружила примерно двадцать пять грузовиков и легковых автомобилей, припаркованных позади самого дальнего строения. Логично. Если бы она собралась вломиться на чужую территорию, чтобы устроить подпольный бой, то в первую очередь убедилась бы, что место укрыто от посторонних, насколько это возможно.

Выйдя из машины, она направилась к пожарной двери, которая была подперта шлакоблоком. Из коридора доносился низкий рев толпы, тестостерон возвел стену, через которую ей буквально пришлось прорываться. Двигаясь в сторону шума, ее не беспокоило количество громил, которое, очевидно, будет внушительным. В одном кармане лежал «Мэйс», в другом — электрошокер: первый был разрешен в штате Массачусетс, при наличии действующего удостоверения на владение оружием. Второй… ну, она отдала за него добрых пятьсот долларов, не думая, что когда-нибудь воспользуется им.

Если она смогла войти в наркопритон в Нью Бэкфорде в полночь, то сможет справиться и с этой проблемой.

Ступив в некоторого рода атриум и окинув взглядом октагон из проволоки шести футов высотой, она прекрасно понимала, что могла просто вызвать копов на этот матч… но тогда Исаак, если он вообще появится, будет либо арестован, либо сбежит. И в обоих случаях, она не сможет добраться до него. Ее цель — остановить его и заставить подумать, что он творит. Вечное бегство — это не решение, и если он ступит на эту дорожку, то заработает ордер на арест, еще больше обвинений против него, а также открытие дела.

Если, конечно, оно уже не заведено: ее беспокоило то убийство в Миссисипи… но этим, как и всем остальным, должны заняться соответствующие органы власти. Будучи его государственным защитником, она попытается уговорить Исаака остаться и держать ответ за выдвинутые против него обвинения. Это был правильный поступок по отношению к обществу… и к нему самому.

А если не получится убедить его? Она откажется от дела и расскажет властям все, что знает. В том числе об оружии и охранной системе. Она не станет соучастницей преступления в своем стремлении поступить правильно…

Гри замерла, увидев клиента, рука машинально поднялась к шее.

Исаак Рос стоял один в углу помещения, и, хотя их разделяла сетка, Гри не могла ошибиться… равно как и преуменьшить эффект, который производил мужчина: он был чистой угрозой, его размер и жесткое выражение на лице превращало остальных мужчин в мальчиков.

И хотя она была впечатлена его вежливостью тогда, в тюрьме, сейчас она получила точное изображение того, кем он являлся.

Он был убийцей.

Ее сердце быстро забилось, но она не пошла на попятную. Она здесь, чтобы выполнить в некотором роде работу, и к черту все, она поговорит с ним.

Гри сделала шаг вперед, когда какой-то скользкий тип с золотыми зубами забрался на вершину клетки.

— А сейчас… то, чего вы все ждали!

Исаак снял толстовку и скинул ботинки, бросив их на полу, а потом вышел на октагон, с высоко поднятым подбородком, его глаза сияли из-под опущенных бровей. Мускулы обтягивала футболка, а руки являли собой мощь, даже свободно болтаясь по бокам. Направляясь навстречу сражению, мужчина был сплошными мускулами, костями и выпирающими венами, его плечи были столь широки, что казалось, будто он мог лежа отжать все чертово здание.

Когда он забрался по клетке и приземлился на босые ноги, рев толпы оглушил ее, словно колокольный звон, превратил позвоночник в проводник адреналина. В свете восьми туристических фонарей, висевших на опорных стояках, ее клиент отчасти был гладиатором, отчасти — диким зверем, смертельно опасным солдатом, готовым сделать то, для чего его тренировали.

К несчастью, его оппонент, перепрыгнувший через ограждение и приземлившийся напротив Исаака, был зеркальным отражением ее клиента: та же мускулистая фигура, тот же вес, смертельный взгляд… он даже одет был в том же стиле, его майка обнажала огромную татуированную змею, обвивавшуюся вокруг плеч и шеи. И пока публика с восторженными криками прижалась к клетке, двое противников кружили напротив друг друга, выжидая удобного случая; их руки, плечи и бедра были напряжены.

Исаак начал первым: сделав выпад вперед, он выбросил ногу, ударив другого мужчину в бок так сильно — Гри могла поспорить — что предки этого бедняги перевернулись в могилах.

Все произошло слишком быстро. Мужчины вошли в ритм ударов и уклонений, их майки быстро промокли в области шеи и спины, а от маслянисто-желтого, искусственного освещения казалось, будто они сражаются в кольце огня. Удары были подобны выстрелам, жесткие, резонирующие столкновения уносила энергичная, неугомонная толпа. Пролилась кровь… сначала из раны на голове Исаака, которая открылась мгновенно, потом из разбитой губы оппонента. Казалось, никого из бойцов кровь не заботила, но зрители, словно вампиры, ревели от восторга…

Рука, приземлившаяся на ее задницу, заставила Гри обернуться.

Резко отодвинувшись, она гневно посмотрела на парня с блудливой ладонью.

— Прошу прощения?

Мгновение парень казался сбитым с толку, но потом он сузил похотливые глаза.

— Хэй… ты что здесь делаешь?

Вопрос был поставлен так, будто он знал ее.

Но, с другой стороны, он мог говорить с Санта Клаусом и воспринимать это всерьез: его лицо было мокрым от пота, одна его сторона дергалась, будто щеку закоротило. У парня определенно была ломка… видит Бог, Гри эксперт в подобном диагнозе.

— Извините, — сказала она, уходя прочь.

Он последовал за ней. Как удачно, один-единственный идиот в этом месте был более заинтересован в преследовании нее, чем в происходящем на ринге бое.

Он схватил ее за руку, притягивая к себе.

— Я знаю тебя…

— Убери от меня руки…

— Как тебя зовут…

Гри высвободила руку из хватки.

— Не твое дело.

Он молниеносно прыгнул к ней, и за мгновение три фута, разделявшие их, превратились в три дюйма.

— А ты дерзкая девка. Считаешь, что ты лучше меня, сучка?

17
{"b":"140539","o":1}